Антропология

Русы

Соседями хазар на западе стали печенеги — об этом народе мы уже рассказывали. Но опасность заключалась еще и в том, что печенеги вступали в союзы с русскими князьями. «Повесть временных лет» сообщает, что в 915 году «пришли печенеги на Русскую землю и, заключив мир с Игорем, пошли к Дунаю». В 920 году Игорь «воевал против печенегов». Но через двадцать с небольшим лет он же нанимает печенегов для очередного похода на Константинополь: «Игорь собрал воинов многих: варягов, и русь, полян, и славян, и кривичей, и тиверцев, и нанял печенегов, и заложников у них взял, и пошел на греков в ладьях и на конях…»

Но самым мощным и опасным соседом Хазарии в X веке стало сформировавшееся к этому времени Древнерусское государство, в котором под властью киевского князя были объединены и пришлые варяги, и местные славяне. Набеги русских князей, если верить русской летописи, держали в ужасе даже Византию. В X веке они трижды осаждали Константинополь.

В 907 году окрестности города были разорены Олегом, и византийцы спасли свою столицу, согласившись на унизительный для них мир. «И сказали греки: “Что хочешь, дадим тебе”. И приказал Олег дать воинам своим на две тысячи кораблей по двенадцати гривен на уключину, а затем дать дань для русских городов: прежде всего для Киева, затем для Чернигова, для Переяславля, для Полоцка, для Ростова, для Любеча и для других городов: ибо по этим городам сидят великие князья, подвластные Олегу».

Но мир длился недолго. В 941 году, как сообщает летопись, на Царьград пошел Игорь с 10000 кораблей. «И пришли, и подплыли, и стали разорять страну Вифинскую, и попленили землю по Понтийскому морю до Ираклии идо Пафлагонской земли, и всю страну Никомидийскую попленили, и Суд весь пожгли. А кого захватили — одних распинали, в других же, как цель их ставя, стрелами стреляли, заламывая назад руки, связывали и вбивали железные гвозди в головы. Много же и святых церквей предали огню и по обоим берегам Суда захватили немало богатств…»

В конце концов византийцы отбились с помощью греческого огня, но через три года Игорь решил повторить поход, пригласив для участия в нем печенегов. «Услышав об этом, цесарь прислал к Игорю лучших бояр с мольбою, говоря: “Не ходи, но возьми дань, какую брал Олег, прибавлю и еще к той дани”. Также и к печенегам послал паволоки и много золота».

Таким образом, у хазар были все основания опасаться своих воинственных западных соседей. Тем не менее в течение почти всего X века, вплоть до разгрома каганата Святославом в 965 году, отношения между хазарами и Русью были вполне добрососедскими. Вопреки распространенному мнению, русским князьям не за что было «отмщать неразумным хазарам». «Повесть временных лет» не упоминает ни одного конфликта между Русью и хазарами от 885 года и до войны со Святославом в 965 году. Хазария была в ту эпоху мирным торговым государством, озабоченным не расширением своей территории, а удержанием того, что от нее осталось. Что же касается русов, они охотно пользовались хазарскими торговыми путями, караван-сараями и рынками и вовсе не жаждали содержать всю эту отлаженную систему самостоятельно. Забегая вперед, отметим, что Святослав, разгромив Хазарию, не стал присоединять большую часть ее земель к Древнерусскому государству, не установил над ними практически никакого контроля, и они после некоторого периода запустения перешли к половцам.

Русы платили хазарам не только торговую пошлину — за право прохода через каганат они делились с ними военной добычей. В 913/914 году «приблизительно пятьсот кораблей руссов, содержащих каждый по сто человек» вошли в Хазарию со стороны Черного моря, которое арабы называли морем Нитас. Масуди пишет: «Там занимали посты воины царя хазарского в сильных укреплениях, защищая проход от идущих из моря Нитас и от тех, кто шел из внутренних земель, где дорога, ведущая водою из моря Хазар в море Нитас».

Масуди говорит о некоем канале, который соединял Черное и Каспийское моря. Вероятно, имелись в виду притоки Волги и Дона, которые подходили очень близко друг к другу. В этом месте имелась переволока, соединявшая бассейны двух морей. Канала в буквальном смысле слова там быть не могло — тогда бы потребовалась система шлюзов. Но так или иначе, суда из Дона в Волгу попадали.

«По прибытии судов руссов к посту хазар, защищавшему вход в канал, они послали к царю хазар спросить у него позволения пройти через его государство и войти в великую реку Хазар с тем, чтобы спуститься к морю Хазарскому… под условием вручить ему половину добычи из того, что они захватят у народов, живущих при этом море. Царь дал благоприятный ответ на их просьбу, и они вошли в канал, откуда проникли в рукав реки, по которому поднялись до самой реки Хазар, а по ней спустились до города Итиль, прошли его и достигли устья реки и места впадения ее в море Хазарское».

Суда русов рассеивались вдоль всего западного побережья Каспия. «Руссы пролили массу крови, увели в рабство женщин и детей и повсюду несли с собою грабеж, разрушение и пожары. Раздавались вопли вокруг этого моря среди народов, так как они с давних времен не ожидали прихода врага на них со стороны моря, и попадались на нем только суда купцов и рыболовов… После того как руссы достаточно награбили и им надоел такой образ действий, они отправились к устью реки и месту ее впадения, а затем послали к царю хазар посольство и препроводили к нему богатство и добычу согласно уговора с ними».

Русы честно расплатились с хазарами, и царь их не имел претензий к своим союзникам. Однако проживавшие в Хазарии мусульмане возмутились действиями грабителей (хотя, справедливости ради, надо признать, что такого рода нападения были в ту эпоху делом обычным, и войска других народов вели себя на покоренных территориях ничуть не лучше). Возможно, хазарское правительство и не прислушалось бы к голосу простых мусульман, но среди возмущенных оказалась и Ларисия — личная гвардия царя. Гвардия потребовала: «Дай нам свести счеты с этим народом; ведь он разграбил земли наших братьев мусульман, пролил их кровь и поработил их жен и детей».

Царь не сумел удержать собственную гвардию. Единственное, что он смог сделать, — предупредить русов о готовящемся нападении. Впрочем, не исключено, что хазарский правитель не слишком сдерживал своих мусульманских подданных. Свою долю добычи он получил, а воинственные русы, обитавшие на границах каганата, надо думать, давно не давали ему спать спокойно… Масуди пишет:

«Мусульмане собрались и двинулись в поход навстречу руссам, спускаясь вниз по течению. Когда они завидели друг друга, руссы сошли со своих кораблей. Мусульман было около 15 000 конных и вооруженных; с ними же были и христиане, жившие в городе Итиль. Битва между ними длилась три дня, и помог Господь мусульманам против врагов. Мусульмане приняли их в мечи, и часть была убита, а часть утонула. Спаслось бегством около 5000 человек. Они прошли по другому руслу реки на своих кораблях в тех местах, что граничат с буртасами. Они оставили суда и высадились на сушу, но часть их была убита буртасами, а часть достигла болгар, попала в руки мусульман и была ими избита. Можно считать, что из них убито мусульманами на берегу реки Хазар около 30000 человек. После этого года руссы не возобновляли своей попытки».

Однако Масуди ошибся — в 943/944 году русы вновь пришли на берега Каспия. На этот раз их целью стал город Бердаа, расположенный в устье Куры. Этот поход подробно описал чиновник и историк X–XI веков Ибн Мискавейх. Окончился он для русов несколько лучше, чем первый, но далеко не так удачно, как они рассчитывали.

Сначала русы без особых потерь взяли Бердаа и даже, по сообщению очевидцев, не злоупотребляли грабежами, — видимо, их целью на этот раз был не банальный набег, а захват территории и основание собственного княжества. Но побежденные обитатели Бердаа не оценили столь лестное предложение и продолжали оказывать сопротивление. В конце концов жителям было предложено покинуть город в трехдневный срок.

«И вышли все, у кого только было вьючное животное, которое могло увезти его, жену и детей его. Таких ушедших было немного. Пришел четвертый день, и большая часть жителей осталась. Тогда Русы пустили в ход мечи свои и убили много людей, не сосчитать числа их. Когда убийство было закончено, захватили они в плен больше 10 000 мужчин и юношей вместе с женами, женщинами и дочерьми».

Пленникам было предложено выкупать себя.

«И часто случалось, что кто-нибудь из мусульман заключал сделку с Русом относительно той суммы, которою он выкупал себя. Тогда Рус шел вместе с ним в его дом или его лавку. Когда хозяин извлекал свое сокровище и его было больше, чем на условленную сумму, то не мог он оставаться владельцем его, хотя бы сокровище было в несколько раз больше того, на чем они сговорились. Он (Рус) склонялся к взысканию денег, пока не разорял совершенно. А когда он (Рус) убеждался, что у мусульманина не осталось ни золотых, ни серебряных монет, ни драгоценностей, ни ковров, ни одежды, он оставлял его и давал ему кусок глины с печатью, которая была ему гарантией от других. Таким образом скопилось у Русов в городе Бердаа большое богатство, стоимость и достоинство которого были велики. Овладели они женщинами и юношами, прелюбодействовали с теми и другими и поработили их».

Наконец, объединенные силы мусульман пришли на помощь единоверцам. Поначалу им не везло, но потом среди русов началась эпидемия, и военное счастье от них отвернулось.

«Когда уменьшилось число Русов, вышли они однажды ночью из крепости, в которой они пребывали, положили на свои спины все что могли из своего имущества, драгоценностей и прекрасного платья, остальное сожгли. Угнали женщин, юношей и девушек столько, сколько хотели, и направились к Куре. Там стояли наготове суда, на которых они приехали из своей страны; на судах матросы и 300 человек Русов, с которыми поделились они частью своей добычи и уехали».

История эта, хотя хазары в ней и не упоминаются, имеет к ним самое прямое отношение. Дело в том, что в сообщении Ибн Мискавейха есть некоторая несообразность: он пишет о том, как русы «проехали море, которое соприкасается со страной их» и «пересекли его до большой реки, известной под именем Куры». Страна русов, как ни проводи ее границы, при всех условиях не выходила к Каспийскому морю. И это значит, что хазары вновь дали им возможность воспользоваться своими водными путями. Правда, высказывалась точка зрения, что русы могли идти до Каспия сушей. Но во-первых, этот маршрут тоже пролегает через Хазарию, а во-вторых, Ибн Мискавейх прямо пишет о судах, на которых русы «приехали из своей страны». Так что есть основания думать, что хазары вновь прельстились долей русской добычи или же попросту побоялись отказать своим воинственным соседям.

Существует еще несколько сообщений арабских авторов о походах русов на Каспий в конце IX — начале X века. Не исключено, что некоторые из этих сообщений относятся к одному и тому же походу, поэтому трудно сказать, сколько их было всего. Ясно одно: всякий раз налетчики проходили через территорию каганата, и, значит, не только правители Древнерусского государства, но и независимые варяжско-славянские дружины в эти годы находились с Хазарией во вполне дипломатических отношениях.

Все это противоречит декларации, которую сделал в своем знаменитом письме хазарский царь Иосиф. Он писал в Испанию: «Я охраняю устье реки и не пускаю Русов, приходящих на кораблях, приходить морем, чтобы идти на исмаильтян, и (точно так же) всех врагов (их) на суше приходить к “Воротам”. Я веду с ними войну. Если бы я их оставил (в покое) на один час, они уничтожили бы всю страну исма-ильтян до Багдада и до страны…»

Но у Иосифа были основания покривить душой: Испания в те годы находилась под властью мусульман и хазарам, если они хотели произвести на адресатов благоприятное впечатление, не стоило брать на себя ответственность за резню, которую русы учиняли на берегах Каспия.

Print Friendly, PDF & Email

Это интересно:

Close

Adblock Detected

Please consider supporting us by disabling your ad blocker