alligator-turtle

А сами они становятся жертвой различных хищников. Всюду пытливый взор человека замечает следы побед и поражений.
Волнующаяся синева морей и океанов, густой лес, необозри­мая гладь степей и лугов, мрачные утесы скал, глубокие ущелья и долины, окружающий нас воздух, подземные пещеры и по­верхностные слои почвы — все это арена «борьбы за существо­вание», а населяющие нашу планету растения и животные — невольные и вольные ратники на этом обширном «поле брани». Борьба с себе подобными и чужаками, а также с беспощадными стихиями природы — закон жизни для представителей расти­тельного и животного мира.
В силу этого закона в ходе борьбы за существование создаются разнообразнейшие орудия нападения и самозащи­ты — приспособления к условиям, в которых обитают животные и растения. Кто лучше приспособлен, тот и выжи­вает. Растение, не имеющее средств защиты от засухи, вянет. Животное, не приспособленное к зимней стуже, гибнет. Такова жизнь животных и растений: в ней постоянно идет отбор — приспособленные остаются жить, неприспособленные исчезают с лица земли. Речь идет лишь о мире животных и растений. На человеческое общество эти законы не распространяются. Крупная ошибка ставить знак равенства между законами мира животных и растений и законами человеческого общества.
Чем, однако, вызывается эта ни на мгновенье не ослабеваю­щая борьба за существование? Что создает ее, усиливает или ослабляет?
Всем известно, какое множество плодов и семян производит травы, кустарники^ и деревья, какое множество яиц откладывают ежегодно насекомые, рыбы и черви. Ведь у многих из них количество отложенных яиц и икринок превышает сотни тысяч и миллионы. Птицы и млекопитающие оставляют после себя многочисленное потомство. Вспомните все это, и вы поймете, почему жизнь служит ареной никогда не прекращающейся борьбы. Земля не в силах не только прокормить, но я просто уместить всех рождающихся животных и растений. Если бы все они продолжали жить, то через несколько лет на земном шаре не было бы ни одной пяди земли, не занятой животными и растениями. Ими заполнялись бы все моря и океаны. В этом главный источник борьбы за существование. В этом же и одно из противоречий жизни: размножение, источник жизни, являет­ся источником борьбы, ведущей к смерти, к вымиранию по­давляющего большинства рождающихся организмов. Такова диалектика природы.

Однако борьба за существование и связанное с нею вымира­ние неприспособленных вызываются и другой важной причи­ной. Растительные и животные организмы постоянно подвер­гаются опасным воздействиям мороза, засухи, ветра и т. д. Разгорающаяся на этой почве борьба животных и растений за существование не имеет никакого отношения к чрезмерной плодовитости организмов. Наоборот: чем плодовитее организм, тем больше у него шансов сохранить часть своего потомства. И тут, как видите, природа выявляет свои противоречия: чрез­мерная плодовитость, будучи источником борьбы и смерти, обеспечивает в то же время дальнейшее существование жизни на земле.

Есть в живой природе еще одно в высшей степени важное противоречие, благодаря которому жизнь не только сохраняет­ся, но и развивается на нашей планете. В чем оно заключается, увидим на отдельных примерах.
Перенесемся мысленно в Африку, на берег реки Нил, где водятся крокодилы. Один из них, плотно позавтракав, лежит на отмели. Вдруг, откуда ни возьмись, подлетает к крокодилу небольшая птица трахилус, садится на голову страшилища и безбоязненно лезет ему в пасть, которую тот сам разинул во всю ширь. Так и кажется, что вот-вот захлопнется эта бездон­ная пасть и от птицы останется одно лишь воспоминание. Но пасть не закрывается, и птица усердно копается у кроко­дила в зубах, очищая их от остатков пищи. Великолепная живая зубочистка! Сама лезет в рот и чистит крокодилу зубы. Понят­но, почему нильское чудовище так терпеливо относится к возне трахилуса: птица очищает пасть крокодила не только от остат­ков разлагающейся пищи, но также от сидящих там пиявок и других паразитов.




Другой пример не менее интересен.
В муравейнике можно встретить жучков, живущих в дружбе с муравьями, которые их держат в чистоте, кормят и оберегают от хищников. Вы спросите — почему? Ответом пусть служит следующая любопытная сценка, которую не раз приходилось наблюдать ученым, изучающим жизнь муравьев.
Небольшая группа муравьев обступила одного из своих баловней. Настойчиво постукивают муравьи’ по телу жучка щупальцами. Жучок выпускает каплю светлой жидкости, а му­равьи мигом ее подхватывают и проглатывают.
Что это за жидкость? Муравьиная пища? Нет, не пища, а душистый, возбуждающий напиток, действующий на муравьев примерно так же, как действует на нас вино, чай или кофе. Неудивительно, что муравьи относятся к жучкам так бережно и заботливо. Существуют’ пять разновидностей жучков, снаб­жающих муравьев душистым возбуждающим напитком. У этих жучков утолщенные усики. Муравьям приходится часто пере­таскивать с места на место свои «живые сосуды» с возбуждаю­щим напитком, хватая их за усики; поэтому в процессе есте­ственного отбора у жучков выработались прочные и сильные усики.
Еще один пример такого же «содружества».
В морях живет рак-отшельник. Передняя часть его тела покрыта твердым панцирем, а задняя часть панциря не имеет. Это опасно для такого забияки: того и гляди противник откусит незащищенную часть тела! Но от такой беды рак оберегает себя очень оригинально: найдя в море пустую раковину, он за­совывает в нее заднюю часть своего тела, да так и путешествует по дну морскому вместе со своей «кельей»; отсюда и название его: рак-отшельник.

На раковине отшельника можно видеть актинию. Это полип — очень простое по строению животное. Актиния по­хожа на катушку для ниток: на верхней части тела находится рот, обнесенный густым венцом длинных, подвижных щупалец, а нижняя часть его несколько расширена и прикреплена к под­водной скале, на которой актиния обычно неподвижно сидит в ожидании добычи и только изредка и очень медленно перепол­зает с места на место. Если снять актинию с раковины, отшель­ник обеспокоится, начнет метаться во все стороны, разыщет своего компаньона, схватит клешней и водворит на прежнее место — на раковину. Если же отшельник, не успевший еще обзавестись актинией, приблизится к ней, то она сама сползет с камня и расположится на раковине отшельника.
Союз тут, как видите, прочный. Можно сказать, что компаньоны друг без друга жить не могут. Что же их свя­зывает?
Отшельник — существо подвижное, юркое: бегает по дну морскому проворно, таская вместе с собой и актинию. Для нее это очень удобный и выгодный способ передвижения, ибо, сидя на одном месте, гораздо труднее находить добычу, чем путеше­ствуя по морскому дну. Есть тут для актинии и другая выгода: она часто пользуется остатками пищи. своего прожорливого компаньона. А какая польза раку от актинии?
Щупальцы актинии обжигают, как крапива, всякого, кто прикоснется к ним. Когда какой-нибудь хищник нападает на отшельника, хватает его за ноги или клешню и старается выта­щить из раковины, потревоженная актиния направляет на обид­чика свои щупальцы. Получив несколько сильных ожогов, на­падающий оставляет отшельника в покое.
Существует несколько видов отшельников и несколько ви­дов живущих на них актиний. Так, один отшельник из рода эвпагурусов обычно выбирает себе маленькую раковину, служа­щую ему скорее для связи с актинией, чем убежищем. Убе­жище же ему сооружает актиния адамсия. Вот как это проис­ходит. Очутившись на раковине, занятой эвпагурусом, актиния отращивает подошву, которая расползается по поверхности раковины, а потом и по телу самого отшельника, так что рак оказывается заключенным в прочный, но гибкий футляр. Этот футляр растет вместе с раком, устраняя для него необходимость часто менять свою «квартиру». Если все же приходится ее ме­нять, отшельник пересаживает актинию на новую раковину. Актиния не съеживается, не защищается жгучими «стрелами» своих щупалец, а терпеливо переносит это и даже легко отщеп­ляет свою подощву от старого жилья.
Можно привести десятки примеров такого содружества между животными различных семейств и даже видов.

В числе приспособлений, возникших в ходе борьбы за суще­ствование, огромное место занимает содружество на почве взаи­мопомощи. Не нужно только думать, будто такие союзы создаются сознательно. Союзы по большей части завязываются непроизвольно. Если случайная связь между различными жи­вотными окажется полезной в борьбе за существование, она как новое орудие борьбы, как новое полезное приспособление сохраняется и постепенно закрепляется в ряду дальнейших поколений. Сожительство на почве взаимозависимости распространено среди растений и даже между животным и растением.
Лишайники — особый вид растений. Их можно увидеть на стволах и пнях деревьев, на глыбах камня, на бесплодных ска­лах. Одни считают их мхами. Другие принимают за особые Трибы. Это — большая ошибка.
Отколупните кусочек лишайника с камня, сделайте из него тонкий срез и рассмотрите его под микроскопом. Вы увидите густую, спутанную, точно войлок, ткань из длинных, членистых, бесцветных волокон, а в петлях между волокнами — круглова­тые зеленые тельца, собранные в виде четок или бус (рис. 5). Бесцветные волокна — это грибница простейшего грибка, а зе­леные тельца — простейшие водоросли. Лишайник состоит из грибка и водоросли, образующих особое сожительство на почве взаимопомощи (взаимозависимости). Один из членов этого союза — зеленая водоросль — делает то, что не может делать гриб: она Заготовляет из воды, углекислого газа и минеральных веществ, растворенных в воде, довольно сложный питательный материал, часть которого идет на питание грибка. Грибок, обво­лакивая своими нитями зеленые тельца водоросли, защищает их от солнца — не дает им терять много влаги, и, кроме того, он невольно «отдает» сожителю часть своего запаса влаги: благо­даря такой «поддержке» водоросль редко чувствует недостаток в воде. Так вот и живут в постоянном и прочном «содруже­стве» различные грибки и водоросль, образуя особый класс растений, называемых лишайниками.

То, что растения могут помогать друг другу в жизненной борьбе, кажется удивительным. Но еще удивительнее такие содружества, которые установились между некоторыми живот­ными и растениями. Например: гидра и водоросли. В теле гидры живут микроскопические одноклеточные водоросли. Гидра «на­деляет» водоросль необходимой ей углекислотой, а водоросль «снабжает» гидру кислородом. Кроме того, водоросль в теле гидры защищена от животных, питающихся мелкими рас­тениями.
Другой пример «содружества» между животными и расте­ниями особенно красноречив по своему размаху. Он охватывает два мира, одинаково богатых формами: это цветы и насеко­мые — бабочки, жуки, пчелы, мухи и т. д. Как великолепно приспособились они друг к другу! Цветы своими красками, за­пахами, обилием цветочной пыльцы и нектара влекут к себе насекомых, которые, собирая с растений нектар и цветочную пыльцу и перелетая с цветка на цветок, способствуют пере­крестному опылению растений. Эта полезная взаимозависи-
ииость между цветами и насеко­мыми настолько сильна, что в •строении цветка и насекомых постепенно выработалось много особенностей, которые важны лишь постольку, поскольку они. обеспечивают взаимопомощь между ними. Можно привести еще один пример взаимопомо­щи между растениями и насе­комыми.
В Южной Америке, где встречаются небольшие рощи деревьев, называемых цекропи- вми, живут муравьи-листорезы.
В ясный жаркий день они вы­сыпают из своего муравейника и, выстроившись шеренгами в колонну, направляются к цекро- пии. Взобравшись на ствол, му­равьи добираются до листьев и приступают к работе. Каждый из них своими острыми, как ножницы, челюстями выгрызает лоскуток листа. В ре­зультате дерево почти оголяет­ся. Грабители же идут обратно.
По дороге, ведущей к муравей­нику, ползет, извиваясь, уже не темно-рыжая, а зеленая лента: каждый муравей высоко подни­мает кусок зеленого листа и словно под зонтом шествует до­мой. Вот почему листорезов называют еще зонтичными му­равьями.
После того, как листья на солнце подвянут, листорезы втаскивают их в кладовые муравейника и кромсают на мель­чайшие кусочки, которые затем складывают в небольшие кучки. Со временем на них развиваются грибки; листорезы употребляют их в пищу.
Однако у цекропии оказались совсем неожиданные защит­ники — муравьи, называемые ацтеками. Жилищем для себя •они избирают цекропию, в стволе которой и помещаются гале­реи общинного гнезда. Кора ствола цекропии испещрена мно­жеством отверстий, служащих входом и выходом для ацтеков. Б тех случаях, когда на цекропии живут ацтеки, они защищают ее от разбойничьих набегов листорезов.

Никто из читателей не думает, конечно, что муравьи-аптеки сознательно защищают цекропию от нашествия листорезов. Муравьи защищают свое жилище, потомство и запасы пищи, которую они в изобилии получают от цекропии. Возле входных отверстий в жилища муравьев-ацтеков образуются сочные мяси­стые натеки из тканей дерева, которые идут в пищу ацтекам. Кроме того, у каждого черешка листьев цекропии образуется небольшая подушечка, покрытая волосками, между которыми сидят беловатые тельца. Эти тельца — прекрасная пища для ацтеков.
Перед нами два организма, имеющие между собой мало об­щего: растение и муравей. Муравьи, руководимые инстинктом вражды к муравьям другого вида, а также инстинктом само­сохранения и сохранения потомства, защищают цекропию от губительного натиска листорезов. Цекропия же служит им жильем и источником питания.
Взаимопомощь проникает глубоко в недра живой природы, пронизывая весь многообразный мир организмов. Представите­ли зеленого мира поглощают из воздуха углекислый газ и выде­ляют кислород, которым дышат животные, а представители жи­вотного царства, цоглощая кислород, выделенный растениями, выдыхают углекислоту, служащую пищей для зеленых расте­ний. Из углекислоты, воды и растворенных в ней минеральных веществ зеленые растения вырабатывают в листьях такие слож­ные продукты, как жиры, крахмал, сахар и белки, без которых животные существовать не могут; они получают их в готовом виде, питаясь разной зеленью. С другой стороны, отбросы и трупы животных удобряют почву, обогащают ее нужными для жизни растений веществами. Такова прочная естественная связь (взаимозависимость) между растительным и животным миром. Так бессознательная взаимопомощь проникает во все уголки живой природы.
Мир растений и мир животных живет, изменяется и разви­вается под знаком двух могучих процессов: борьбы за суще­ствование и ограничивающей ее взаимопомощи. Взаимопомощь возникла как одно из надежнейших орудий в борьбе за суще­ствование. Выдвинутая на арену жизни борьбой за существо­вание, она «ополчилась» против самой борьбы. В природе среди растений и животных борьба и взаимопомощь слиты воедино: борьба рождает взаимопомощь, взаимопомощь становится ору­дием борьбы. В этом своеобразная диалектика природы.

Print Friendly

Это интересно: