Béryl_var._émeraude_sur_quartz_(Carnaiba_Mine_Bahia_-_Brésil)

 

Первые упоминания о изумрудах встречаются за 2000 лет до н. э. Кто, как не самая прекрасная женщина древности, имеет к ним отношение? Самой судьбой предназначено этим загадочным и прекрасным драгоценным камням быть впервые найденными на «Копях Клеопатры». Добыча велась в безводной пустыне Нубии.

Длинные караваны кораблей пустыни доставляли чудесные кристаллы к берегам Красного моря. Дальше их путь лежал по морю во дворцы сильных мира сего: византийских императоров, индийских раджей, китайских богдыханов, персидских шахов.

Рок, окружающий прекрасную царицу, коснулся и изумрудных копий. Кто может сказать, почему так мало просуществовали эти копи? Почему женщина, до сих пор являющаяся символом ума, красоты, дальновидности, не помешала закрытию месторождения? Можно лишь констатировать еще одну загадку Клеопатры и подозревать, что нечто совсем незаурядное заставило ее отказаться от прекраснейших из камней. Утешает лишь то, что французский исследователь Койлю в 1816 г. вторично открыл и подарил миру Копи Клеопатры.

Вторыми по времени открытия и первыми по значимости и по сей день заслуженно являются месторождения Колумбии. Жили себе спокойно мирные индейцы, украшали себя блестящими камешками, дарили их своим, богам и поклонялись им самим как богам, пока не попал один бедолага в плен к жестокому и алчному завоевателю — Хименесу Кесада. 12 марта 1537 года впервые увидел удачливый покоритель Центральной Колумбии правильной формы травяно-зеленый кристалл в грубых красных ладонях индейца.


По преданию, изумруд дарует воину храбрость, а победителю — милосердие. Защитил ли камень своего старого владельца, проявил ли великодушие беспощадный прежде Кесада, поняв, какой дар лежит на ладони презираемого аборигена? Нам ли знать? Известно только, что индейцу была дарована жизнь.

Начались яростные поиски редких камней. Добыча не была обильной. Но кто может остановить отравленных лихорадкой испанцев? И 1 января 1564 года наместник короля Испании официально заявил об открытии в провинции Мюзо копий изумрудов. Но не так прост этот Божественный камень, чтобы так просто позволить людям любоваться собой. И в защиту себе он выбрал своих верных рабов — индейцев Колумбии.

Яростно сопротивлялись аборигены. Все было на их стороне: местность, так понятная и знакомая им и такая чужая и враждебная для завоевателей; яд отравленных стрел, гораздо более смертоносный, чем пули испанцев; сознание своей правоты и силы. Много чужеземцев нашли свой последний приют в далекой провинции Мюзо. Пришлось признать опытным и уверенным в себе пришельцам, что невозможно взять этот камень силой.




Пришлось опытному в этих делах капитану Хуану де Пенагосу, специально вызванному из Испании, вести мирные переговоры. Отдали драгоценные земли доверчивые и простодушные хозяева, поверили лживым белым людям. Но что значит для них формальное покорение? Четыреста лет из поколения в поколение мстили индейцы лукавым испанцам, обагряли свои холодные зеленые божества их кровью.

В начале XXI века оборотистый генерал Парис из Боготы смог арендовать у Колумбийского правительства изумрудную копь Мюзо. Во главе руководства он поставил своего сына, деловой хватке и преданности которого полностью доверял. Сын оправдал доверие отца. Копи приносили невиданные доходы, прекрасные находки того периода известны и в наши времена.

Но Фортуна — женщина капризная. И не всегда ум и талант руководителя — залог успеха. Изумруды ушли из Мюзо. Напрасно отец и сын пытались возродить былую славу прииска. В ход шло все: изнурительный труд рабочих, бессонные ночи хозяев и, конечно, деньги, деньги и деньги. Баснословное богатство, быстро и красиво упавшее к ногам Парисов, легко и неудержимо улетало от них. Бросить бесплодные копи, удержать то, что осталось? А вдруг? Коварное «вдруг» съело дома. Съело фермы. Настал день, когда могущественный генерал, закрыв пылающее лицо руками, все-таки видел, как с лотка продавали сначала драгоценные сервизы, потом антикварное серебро, изысканную мебель, жалкие остатки кухонной утвари…

Что произошло? Сила раскаяния человека в совершенных грехах? Милость зеленого божества, натешившегося своей властью? Благосклонность Фортуны, вернувшейся к своим обязанностям? Почему в этот момент к почти лишившемуся от горя рассудка отцу молча подошел сын, взял его за руку и подвел к столу, доверху заваленному холодно и лукаво мерцающими изумрудами?

Новая жила, девственная, нетронутая и богатая, открылась в тот момент, когда люди уже потеряли веру. И открылась она истинному хозяину рудника — презренному и жалкому индейцу. Когда они вдвоем с молодым Парисом обходили в последний раз шахту, из недр земли раздался голос: «Я здесь. Берите меня. Я согласен явиться людям». Голос этот мог услышать только коренной хозяин земли, а он, бескорыстный и верный, подарил драгоценную весть хозяину. Позже генерал Парис был признан самым богатым человеком Колумбии.

В XX веке прииск в Мюзо носил славу гиблого места. Международный гангстерский синдикат не мог пройти мимо столь лакомого кусочка. Геологи, пытающиеся проникнуть на рудник и оценить истинные масштабы добычи изумрудов, пропадали бесследно, безрассудные экскурсанты уже никогда не возвращались из своего путешествия, даже представители ЮНЕСКО не были застрахованы от мести бандитов. Более 90 % изумрудов попадали в алчные руки контрабандистов.

Второй по значимости прииск Колумбии — Чивор. Баснословную прибыль получают хозяева копий, но и простые рабочие пытаются взять свою долю. Много забавных историй связано с хитроумными выдумками чернорабочих копий Чивора.

Как-то один из искателей, жалуясь на голод и обилие ребятишек, попросил разрешения приносить на рабочий день пару своих тощих, облезлых кур: «Дабы подбирали крошечки». Другие рабочие, видя лояльность начальства, тоже стали приносить под мышками своих кудахчущих кормилиц. Мирная идиллия долго вводила в заблуждение начальство, пока однажды самый вредный и дотошный из контролеров не заметил, что «крошечки», которые с невинным видом клюет белокрылая красотка, подозрительно зеленого цвета. Незадачливая контрабандистка была тут же обезглавлена, а из ее зоба извлечена горсть отборных изумрудов. Но вряд ли рабочие, лишившиеся в тот день своих соучастниц, не окупили их потерю.

Потом все рабочие удивительно единодушно занедужили. С печальными лицами проходили они контроль, опираясь о посохи. Сострадание начальства вскоре сменилось яростью: полые посохи были щедро набиты зелеными кристаллами.

Ни пристрастный обыск, ни действие касторки не помогает до сих пор победить народную изобретательность, и около 30 % изумрудов благополучно достается их истинным добытчикам.

До сих пор не объяснена поистине мистическая пропажа колоссальной партии колумбийских изумрудов в 1905–1909 гг. Долго и тщательно снаряжали караван мулов в Боготу. Только двое знали о том, что среди множества тюков есть один, ценность которого определяется в 350 тыс. долларов! Эти двое — генерал полиции и управляющий рудником — были больше других заинтересованы в том, чтобы груз попал по назначению. По дороге один из 17 мулов захотел пить, зашел в реку и исчез, как по волшебству. Надо ли говорить, что именно этому страдальцу выпала честь везти изумруды? Надо ли говорить, что ни бедное животное, ни драгоценный тюк не нашли?

Поэтично и сказочно описание египетских копий в народной восточной легенде. «С желчью царя Данавы устремлялся Васуки, царь змей, рассекая надвое небо. Подобно огромной серебряной ленте, он отражался в раздолье моря, и зажигалось оно огнем от блеска его головы.

И поднялся ему навстречу Гаруда, ударяя крыльями, как бы обнимая и небо, и землю. Индра-змей сейчас же выпустил желчь к подножию горы — владелицы земли, туда, где деревья турушки благоухают каплями сока, а заросли лотосов наполняют воздух своим запахом. Там, где упала она, на земле, где-то там вдали, в стране варваров, на границах пустыни и близ берега моря, там положила она начало копи изумрудов.

Но Гаруда схватил в свой клюв часть упавшей на землю желчи и вдруг, охваченный слабостью, выпустил через свои ноздри ее обратно на гору. И образовались изумруды, цвет коих подражает цвету молодого попугая, цвету ширши, спине кадиота, молодой травке, водяной тине, железу и рисункам пера хвоста павлина…»

Лучше других изучены уральские Изумрудные копи, хотя в сравнении с другими известными месторождениями, они сравнительно молоды. Впрочем, до сих пор не опровергнуто предположение, что именно оттуда в древний мир поступали скифские изумруды, прославленные Плинием Младшим.

А нашел самый прекрасный камень Урала молодой крестьянин Максимко Кожевников в 1831 г. Промышлял парень тем, что выкорчевывал и гнал на смолу пни. Как-то меж корней вывороченного бурей дерева набрал он горсть незнакомых цветных кристаллов, показал их товарищам. Решили они порыться еще, вдруг удастся продать неизвестные самоцветы! Управитель гранильной фабрики признал, что этот камень дорого стоит. Недолго думая, захватил образцы, да отправился в Питер. С той поры и началась разработка уральских Изумрудных копий.

Разработкой копий одно время руководил удивительно талантливый человек — Яков Коковин. Гранильщик, знаток драгоценных камней, художник по камню, человек с кристально чистой душой. В 1834 году на вверенном ему прииске нашли громадный изумруд — более двух килограммов!

Такое сокровище мастер не мог доверить никому. Да и не было тогда гранильщика лучше, чем он. Но даже у самых честных людей есть враги. Кто-то донес на Коковина в Петербург, что хранит он у себя камень-великан, который и не собирается отдавать властям.

К ничего не подозревающему ювелиру нагрянул обыск, изумруд, естественно, нашли, тем более что мастер и не думал его прятать, а Якова Коковина отправили в столицу. Следствие вел граф Перовский, славившийся разгульным образом жизни и коллекцией драгоценных камней. Невиданный изумруд пленил графа, и тот сделал все, чтобы упрятать в тюрьму невинного гранильщика. Коковин отправился в камеру, а самоцвет — в дом алчного следователя. Мастер не смог вынести несправедливого позора и покончил с собой.

По поверью, изумруды не задерживаются у людей с нечистой совестью. Вскоре и камень Перовского покинул своего временного хозяина — был проигран в карты — и перекочевал в крупнейшую в России коллекцию самоцветов тайного советника князя Кочубея.

Сын его после смерти отца распродал бесценную коллекцию в Вене, и так бы и ушел уникальный кристалл из России, если бы не российская Академия наук. По ее настоянию царское правительство за баснословную сумму выкупило самоцветы. Обычно изумруды не приносят несчастья, если принадлежат человеку с чистой душой. Яков Коковин — исключение. Наверное, поэтому имя простого гранильщика увековечили в имени уникального камня — изумруда Коковина.

Более 15 тонн драгоценных кристаллов было добыто с тех пор! На десятки километров тянется изумрудоносная стрела. Далеко не изящен способ добычи этих Божественных камней. В тайге, среди болот, мошкары и сырости, жертвуя многовековым лесом, находит человек в черной, вывороченной породе бесценные и прекрасные кристаллы.

В неуютных шахтах выбивают забойщики камень, пока не откроется им черный сланец с ярко-зеленой полоской. В них и находят кристаллы и целые друзы изумрудов. На фабрике изумрудная порода поступает в особые барабаны, где осторожно размалывается. После того как струя воды унесет куски породы на столы, к делу приступают опять человеческие руки.

Каждый осколок тщательно просматривается, камни сортируются, гранятся и оцениваются профессионалами. Только после этих процедур кристаллы попадают на рынки камня.

Много интересного можно рассказать об изумрудах Индии, Южной Африки, Бразилии, Пакистана, Австрии, Украины. А сколько легенд и былей о месторождениях этих кристаллов еще ходит в народе!

Print Friendly

Это интересно: