1_Emerald

 

Человек, не знакомый с тонкостями ювелирного искусства, не может скрыть разочарования при виде необработанного изумруда. Где чистота и прозрачность, где игра света и глубокий, неповторимый свет, как бы живущий в самом камне и сияющий в самом его сердце? Где рождается и как готовится камень к своему триумфу?

Рождаются кристаллы изумрудов в полостях трещин и других пустотах горных пород. Они не любят тесноты: колыбель капризного красавца должна быть свободной. Обычно размеры пустот колеблются в пределах нескольких кубических дециметров, но встречаются и целые камеры в десятки кубических метров. В одной из таких камер на Алтае был найден кристалл берилла в 1,3 м высотой!

В просторных камерах и запорышах пегматитов находят кристаллы, поражающие взгляд своей строгой симметрией. Природой бериллу дана форма, не характерная никаким другим кристаллам. Травяно-зеленая призма с пирамидой — таким предстает изумруд пред очами счастливчика. В плотной горной породе рождаются далеко не идеальные по форме и прозрачности самоцветы. Но не любят они и одиночества: чаще находят группы камней — друзы, чем одиночные кристаллы.

В процессе своего роста кристаллы омываются горячими гидротермальными растворами, богатыми различными веществами. Для развития «здорового младенца» необходимы железо, магний и особенно хром, от которого зависит интенсивность и оттенки окраски камня. Если хрома будет недостаточно, из недр земли выйдет обычный промышленный берилл — безусловно, нужный, но совершенно не красивый камень.

При разрушении и выветривании более мягких, неустойчивых горных пород изумруд попадает на рабочий стол ювелира в довольно жалком виде. И в этот момент только этот волшебник может увидеть и явить миру истинную красоту этого одетого в скромный наряд камня.

Магическая метаморфоза кристалла совсем не романтична. Что общего у романтики с химией, физикой и математикой? Однако огранка камня — это целая наука, основанная на холодном расчете. Если до первой половины XV века изумруды просто полировали, предварительно выровняв поверхность, то ближе к XVI веку была изобретена Людвигом Бергеном примитивная (пока) огранка.

Из более трех сотен известных видов драгоценных камней огранке подлежат около двухсот пятидесяти видов. В каждом камне спрятан шедевр природы, открыть который по силам только настоящему профессионалу. К примеру, с появлением новых форм огранки в пятидесятые годы были переогранены многие известные камни. Потеряв в каратах, они приобрели новое сияние и глубину цвета, стали гораздо более дорогими и ценными.




Задача ювелира — с помощью сложных расчетов, химических анализов и, конечно, интуиции найти идеальную форму для природного кристалла. Грамотная органка заставляет светиться изумруд изнутри.


«Мы набиваем камень лучами света,» — говорили голландские гранильщики. Лучи света, проникшие в самоцвет через внешние грани, должны как можно большее число раз отразиться от внутренних поверхностей граней. «В каждом камне настоящего мастера живет маленькое солнце», — считали знаменитые гранильщики Нидерландов.


Но ценность изумруда не только в его чистоте и прозрачности, но и в уникальном травяно-зеленом цвете. Поэтому для него применяются способы огранки, позволяющие полностью насладиться глубиной цвета драгоценного камня.

Для самых безупречных изумрудов предназначен «ступенчатый» тип огранки. Плоская табличка позволяет видеть всю внутренюю часть камня. Ему нечего скрывать, нечего стыдиться, он весь перед вами, в своей чистоте, сверкании, совершенстве. Ступенчатая огранка смягчает густоту наиболее ярко окрашенных изумрудов, подчеркивает красоту и игру цвета.

Глубокая огранка и кабошон придает мягко окрашенным кристаллам густой, глубокий оттенок, а обилие граней позволяет скрыть мелкие дефекты. Хотя понятие «дефект» несколько субъективно по отношению к драгоценным камням. Есть экземпляры совершенно неповторимые именно благодаря «удачным» сколам, трещинкам, раковинкам. Только талантливый ювелир сможет разглядеть эту неповторимость, «подать» изумруд и сделать его поистине уникальным.

Среди огромного разнообразия огранки нельзя не обратить внимание на бриолетту и панделек, или, попросту, капельку и слезинку. Эти изумрудные слезки оживляют холодный камень, делают его желанным для прекрасных дам, которые так любят, чтобы их жалели, считали слабыми, и которые никогда не упустят возможность уронить пару своих драгоценных слезинок ради достижения желанной цели.

И нельзя не сказать о совсем редкой и романтичной портретной огранке, позволяющей заключить в прекрасный камень не менее прекрасный лик возлюбленной. Кольца с такими изумрудами редки и изысканны, как и редки и изысканны чувства их владельцев, доказывающих свою любовь столь экстравагантным способом.

К сожалению, только самые крупные, необычные, чистые и яркие камни удостаиваются чести побывать в руках мастера. Только им выпадает стать особенными и неповторимыми, заиграть всеми возможными лучами и оттенками цвета. И что-то большее, чем просто безупречная техника, отличает их. Что? Частица души человека, отдающего своей работе всего себя? Частица дара Божьего? Знают только эти холодные и прекрасные камни, не желающие открывать нам свои секреты. А большая часть изумрудов обрабатывается на станках-автоматах. При этом достигается высочайшая точность и чистота огранки, и даже стандартная форма не способна обезличить этот волшебный по красоте драгоценный камень.

Print Friendly

Это интересно: