Россия-G7-родина-русь-1211300

Восток» — столь же неопределенное и относительное понятие, что и «Запад». Каждый из восточных соседей Руси находился на разном культурном уровне, и каждый был наделен своими специфическими чертами.
Этнографически большинство восточных народов, живших по соседству с Русью, были тюркскими. На Кавказе, как мы знаем, осетины представляли собой иранский элемент. С иранцами в Персии у русских были некоторые взаимоотношения, по крайней мере время от времени. Знание русских об арабском мире ограничивалось главным образом христианскими элементами в нем. С народами Дальнего Востока — монголами, маньчжурами и китайцами — они были знакомы постольку, поскольку эти народы вмешивались в туркестанские дела. В том же Туркестане русские могли хотя бы изредка встречаться с индийцами.
С религиозной и культурной точки зрения следует проводить различие между областями язычества и ислама. Кочевые тюркские племена на юге Руси — печенеги, половцы и другие _ были язычниками. В Казахстане и Северном Туркестане большинство тюрков первоначально было языческим, но когда они стали расширять область своих набегов на юг, то вошли в контакт с мусульманами и были быстро обращены в ислам. Поволжские булгары представляли собой самый северный аванпост ислама в этот период. Несмотря на тот факт, что они были отделены от основного ядра исламского мира языческими тюркскими племенами, им удавалось сохранять тесную связь как в сфере торговли, так и религии с мусульманами Хорезма и Южного Туркестана.
Следует заметить, что в политическом отношении иранский элемент в Центральной Азии находился с конца десятого века в состоянии упадка. Иранское государство под властью династии Саманидов, которое процветало в конце девятого и десятом веке, было низвержено тюрками около 1000 г.
После этого прежние вассалы Саманидов создали государство на территории Афганистана и Ирана. Их династия известна как Газневиды. Газневиды контролировали также
северо-западную часть Индии. Однако их государство просуществовало недолго, будучи разрушено новой ордой сельджуков (1040 г.). Последние под властью султана Альп-Арслана (1063—1072 гг.) вскоре вторглись в Закавказье, а затем перешли в наступление против Византийской империи. В двенадцатом веке они уже контролировали большую часть Анатолии и распространились также на юг, опустошив Сирию и Ирак. При этом они признавали над собой духовную власть Багдадского халифата.
В Египте к тому времени образовался отдельный Каирский халифат, в котором правила династия Фатимидов. В конце двенадцатого века Сирия и Египет были политически объединены Саладином, известным своими успехами в противостоянии крестоносцам. В целом можно сказать, что исламская зона к востоку и юго-востоку от Руси в киевский период образовывала предел для степени знакомства Руси с Востоком. Однако вне этого предела мощные народы тюркского, монгольского и маньчжурского происхождения находились в постоянном движении, сражаясь друг с другом.




Время от времени в поле зрения русских попадали некоторые дальневосточные племена. Так, около 1137 г. часть народа китанов, вытесненная из Северного Китая чжурчженями, вторглась в Туркестан и установила там свою власть, которая длилась около полувека, пока не выросла мощь Хорезмской империи. Именно от названия «Китан» (известных также как кара-китай) происходит русское название Китая. Следующим дальневосточным прорывом на запад был монгольский.
Представляется, что, видимо, более выгодными для русских были взаимоотношения с исламскими народами, нежели с языческими тюрками. Тюркские племена в южнорусских степях были типично кочевыми, и, хотя отношения с ними сильно обогатили русский фольклор и народное искусство, от них нельзя было ожидать серьезного вклада в русскую науку и образование. К сожалению, непримиримое отношение русского духовенства к исламу, и наоборот, не давало возможности для какого-либо серьезного интеллектуального контакта между русскими и мусульманами, хотя его легко можно было бы установить на землях поволжских булгар или в Туркестане.
У русских были некоторые интеллектуальные связи с христианами Сирии и Египта. Одним из русских священников в ранний киевский период был сириец383. Известно также, что сирийские врачи практиковали на Руси в киевский период. И конечно, через посредство Византии русские были знакомы с сирийской религиозной литературой и сирийским монашеством.
Можно добавить, что наряду с греко-православной христианской церковью на Среднем Востоке и в Центральной Азии существовало также две других христианских церкви — моно- физитская и несторианская, но русские, несомненно, избегали любых взаимоотношений с ними. С другой стороны, некоторые несторианцы, так же как и некоторые монофизиты, интересовались Русью, по крайней мере, если судить по сирийской хронике Аб-уль-Фараджа, прозванного Бар Хебреу- сом, в которой содержится определенное количество сведений о русских делах. Она написана в тринадцатом веке, но частично основывается на труде Михаила, якобитского патриарха Антиохии, жившего в двенадцатом веке, а также и на других сирийских материалах.
Коммерческие отношения между Русью и Востоком были оживленными и выгодными как для тех, так и для других. Мы знаем, что в конце девятого и десятом веках русские купцы посещали Персию и даже Багдад. Нет прямых свидетельств, указывающих на то, что они продолжали путешествовать туда в одиннадцатом и двенадцатом веках, но в этот период они, вероятно, посещали Хорезм. Название хорезмской столицы Гургандж (или Ургандж) известно было русским летописцам, которые называли ее Орнач. Здесь русские, должно быть, встречали путешественников и купцов почти из каждой восточной страны, включая Индию. К сожалению, не сохранилось записей о путешествиях русских в Хорезм в этот период. Говоря об Индии, русские в киевский период имели довольно расплывчатые представления об индуизме. О брахманах в «Повести временных лет» говорится, что они живут «по заветам прадедов и из благочестия не едят мяса и не пьют вина, не творят блуда и никакого зла не делают, страх имея великий». Что касается Египта, то Соловьев утверждает, что русские купцы посещали Александрию, но убедительность источника такого свидетельства, которым он пользовался, проблематична.
Хотя частные контакты через торговлю между русскими и поволжскими булгарами и жителями Хорезма были, по всей видимости, оживленными, разница в религиях представляла собой почти непреодолимый барьер для тесных социальных взаимоотношений между гражданами, относящимися к разным религиозным группам. Супружеские связи между последователями греческого православия и мусульманами были невозможны, если, конечно, одна из сторон не выражала готовность отречься от своей религии. В этот период практически не известны случаи обращения в ислам со стороны русских, за исключением тех русских рабов, которые переправлялись на кораблях итальянскими и восточными купцами в восточные страны. В этом отношении для русских было намного проще иметь контакты с половцами, поскольку язычники были меньше привязаны к своей религии, нежели мусульмане, и не возражали против принятия христианства, если в этом была необходимость, в особенности это касалось женщин. Вследствие этого смешанные браки между русскими князьями и половецкими княжнами были частыми. Среди князей, которые заключали подобные альянсы, были такие выдающиеся правители, как Святополк II и Владимир II Киевские, Олег Черниговский, Юрий I Суздальский и Киевский, Ярослав Суздальский и Мстислав Храбрый.
Хотя, как мы только что видели, религиозная замкнутость исключала возможность прямого интеллектуального контакта между русскими и мусульманами, в области искусства положение было иным. В русском декоративном искусстве ясно прослеживается влияние восточных образцов (таких, например, как арабески), но, конечно, некоторые из таких образцов могли попасть на Русь не прямо, а через посредство контактов либо с Византией, либо с Закавказьем. Однако что касается фольклора, нам следует признать непосредственное влияние восточного фольклора на русский. Главным проводником влияния иранской эпической поэзии на русскую, очевидно, был осетинский фольклор. Тюркские образцы также ясно выявляются в русском фольклоре, как в былинах, так и в волшебных сказках. Уже отмечалось поразительное сходство в строе гаммы русской народной песни с песнями некоторых тюркских племен. Поскольку многие из этих племен были под контролем половцев или же находились в тесном контакте с ними, роль последних в развитии русской фольклорной музыки, вероятно, была чрезвычайно важной.
Говоря суммарно, русский народ на протяжении всего киевского периода находился в тесных и многообразных контактах со своими соседями — как восточными, так и западными. Нет сомнения в том, что эти контакты были очень выгодны для русской цивилизации, однако в основном они демонстрировали возрастание творческих сил самого русского народа.

Print Friendly

Это интересно: