staroe-zdanie-krupno

История России, как, впро­чем, и других государств, содержит немало легенд и пара­доксов. Спросите: «Кто положил первый камень в основа­ние Петербурга?» И большинство опрошенных ответит; «Петр I». На самом же деле — его соратник А. Д. Менти­ков, а Петр I в тот день осматривал на Ладоге галерный

флот и при закладке будущей столицы России не присутст­вовал. Спросите: «Кто отдал приказ сжечь Москву в 1812 го­ду?» И вам, как правило, ответят: «Наполеон». На самом же деле пожар был тщательно подготовлен московским ге­нерал-губернатором Ростопчиным.

Спросите:    «Кто основал Московский университет?»

И услышите: «Ломоносов».

Однако строили Северную Пальмиру по указаниям и под неусыпным наблюдением Петра, и подлинным создателем города был он, а пожар Москвы легче всего объяснить нена­вистью захватчиков, появившихся в Первопрестольной именно в тот день, когда пожар начался.

А вот с Московским университетом дело обстоит не так однозначно.

Идея создания в России университета принадлежала Петру I, и он был основан в 1724 го­ду при Академии наук с гимназией для подготовки студен­тов. Однако из-за недостатка средств и малого числа сту­дентов к концу 30-х годов университет свою деятельность почти прекратил. В 40-х годах, с приходом туда преподава­телями Михаила Васильевича Ломоносова (1711 —1765) и его ученика Степана Петровича Крашенинникова (1711 — 1755), жизнь университета активизировалась, но вскоре по названным выше причинам вновь заглохла.

Однако России университет был необходим, и старая идея Петра Великого возродилась вновь. Это произошло при участии обер-камергера и сенатора Ивана Ивановича Шувалова, фаворита императрицы Елизаветы Петровны.

Мысль о создании нового русского университета возник­ла не сразу, а после того, как Шувалов сблизился с Ломоно­совым, учившим его правилам стихосложения. Ломоносо­ву нравилось в Шувалове то, что был он скромен и всегда уважал чужое мнение. А обоюдная их любовь к стихам, наукам, небезразличие к судьбе России сделали их горячи­ми ревнителями идеи создания главного российского уни­верситета в Москве.

Почему же в Москве? — спросит читатель. Соавторы этой идеи отвечали на вопрос так: «Во-первых, потому что Первопрестольная была самым многолюдным городом Рос­сии; во-вторых, потому, что она находилась в центре стра­ны; в-третьих, в Москве было наибольшее число домашних учителей; в-четвертых, жизнь здесь была дешевле, чем в Петербурге, и, наконец, в-пятых, у москвичей имелось го­раздо больше, чем у петербуржцев, родственников в про­винции, которым москвичи могли предоставить дешевые комнаты». Как видите, соавторы хорошо знали жизнь и подходили к решению проблемы как сугубые практики.




Михаил Ломоносов

Михаил Ломоносов

Ломоносов в это время был занят строительством фабри­ки цветного стекла в Усть-Рудице и озабочен множеством связанных с этим производственных и экономических проблем. Поэтому, когда летом 1754 года двор и Шувалов переехали в Москву, он тоже поехал вслед за своим мецена­том и другом.

В Москве Шувалов устроил Ломоносову аудиенцию с императрицей, и ему были дарованы и село Усть-Рудица, и деньги на создание фабрики, и более двухсот крепостных для работы по производству стекла и мозаики. Здесь же об­судили вопрос о создании в Москве университета, догово­рившись, что казной будет ассигновано 10 тысяч рублей ежегодно на содержание университета и 3 тысячи — на ре­монт предназначенного для него дома.

Вскоре после этого Ломоносов вернулся в Петербург и отправил Шувалову письмо, в котором отмечал, что «еже­ли Московский университет по примеру иностранных уч­редить намеряетесь, что весьма справедливо, то желал бы я видеть план, вами сочиненный», а затем Михаил Ва­сильевич предложил свои соображения об учреждении уни­верситета.

Во-первых, он настаивал на том, «чтобы план Универси­тета служил во все будущие годы; во-вторых, считал, что следует «положить в плане профессоров и студентов до­вольное число». Ломоносов предлагал 12 профессоров; на юридическом факультете — 3, на медицинском — 3, на фи­лософском — 6. В-третьих, он указывал, что при Универси­тете «должна быть гимназия, без которой Университет, как пашня без семян».

Шувалов, Иван Иванович

Шувалов, Иван Иванович

Шувалов учел идеи Ломоносова, высказанные в письме. Он представил в Сенат и свой проект, зачитанный им 19 июля 1754 года. Шувалов предлагал открыть две гимна­зии — одну для дворян, другую для разночинцев. Сенат ут­вердил проект, найдя его «весьма важным и потребным для пользы всего государства». На решении Сената Елизавета написала: «Быть по сему, кураторами быть камергеру Шу­валову и Лаврентию Блюментросту, директором Алексею Аргамакову». Хотя кураторов было двое, на самом же деле эти обязанности до самого конца жизни — еще сорок лет — выполнял лишь И. И. Шувалов, так как Л. Л. Блюмент- рост, лейб-медик пяти русских императоров и императриц и первый президент Академии наук, скончался через два месяца после указа об учреждении университета.

Но прежде чем Елизавета Петровна подписала этот указ, на Красной площади, на том месте, где теперь стоит Исторический музей, начались работы по перестройке зда­ния бывшей царской аптеки — одного из самых красивых домов Москвы. К тому дню, когда Елизавета Петровна под­писала указ, строительно-ремонтные работы заверше­ны еще не были, но в основном здание было перестроено. А подписала она его 12 января 1755 года, когда Русская православная церковь праздновала день святой великому­ченицы Татьяны. В указе учреждение Московского универ­ситета объявлялось продолжением дела Петра Великого, считавшего, что «всякое добро происходит от просвещен­ного разума… и потому следует в том стараться, чтобы в пространной нашей империи всякое полезное знание воз­растало». И здесь же Шувалов назывался «изобретателем того полезного дела» — основания университета. Профес­сор права Харьковского университета И. Ф. Тимковский, окончивший Московский университет в 1797 году, писал в «Воспоминаниях» о кураторах времен его студенчества: «Первым был основатель его в век императрицы Елисаве- ты, знаменитый представитель Муз, действительный обер- камергер Иван Иванович Шувалов… Имя его в университе­те с благоговением произносилось».

Вскоре после опубликования указа в гимназии записа­лось триста юношей, а в университет — около ста. Однако в отдельные дни лекции посещали до тысячи человек. В пер­вом наборе было еще очень мало дворян, так как они пред­почитали прежнее домашнее воспитание еще не изведанно­му обучению в новом заведении.

26 апреля 1755 года состоялся торжественный акт от­крытия двух университетских гимназий. Эта дата была вы­брана не случайно: 26 апреля 1741 года Елизавета Петров­на взошла на престол. Открытие гимназий превратилось в большой праздник. По сообщению газеты «Санкт-Петер­бургские ведомости» от 10 мая 1755 года, на празднике го­рели тысячи ламп, весь день была слышна музыка, и народ не расходился до четырех часов пополуночи.

Print Friendly

Это интересно: