58851971

http://arenda-dogovor.ru/tech/gde-prohodit-svetovoe-shou.html где проходит световое шоу  

александр росин стихи для детей Екатерина Романовна Дашко­ва (1743—1810), сподвижница и друг императрицы, дирек­тор Петербургской академии наук и президент Российской академии, приводит в своих воспоминаниях такой отзыв Екатерины II о русском народе: «Русский народ — особен­ный народ в целом свете», — сказала государыня. «Что это значит? — возразила я, — ужели Бог не все народы сотворил равными?» «Русский народ, — ответила Екатерина II, — отличается догадливостью, умом, силою. Я знаю это по двадцатилетнему опыту моего царствования. Бог дал рус­ским особенное свойство».

сколько сахара надо на 1 литр Адмирал Павел Васильевич Чичагов (1767—1849), почитаемый современниками как один из умнейших и справедливейших людей, так писал о Екатерине II: «Кто умеет вознести свою страну на высоту могущества и славы, тот не может подлежать легкой кри­тике и еще того менее подвергаться личной ответственнос­ти. То же должно сказать и об императрице Екатерине. Она возвысила свой народ до той степени, до которой он только был способен быть вознесенным. Она одна из всех россий­ских государей умела усвоить политику дальновидную и поддерживала ее во все продолжение своего царствования. Она победоносно боролась со всем, что противилось ее дви­жению вперед, с малочисленными войсками побеждала бесчисленные армии и с самыми малыми средствами дости­гала величайших последствий. Эту тайну она унесла с со­бой в могилу, ибо мы видели, как после того многочислен­ные армии переходили от одного поражения к другому, как при употреблении самых громаднейших средств бывали са­мые маловажные — если не сказать ничтожные — послед­ствия».

голые красавицы из киргизии фото Екатерина II собрала вокруг се­бя прекрасных военачальников, администраторов и дипло­матов. Среди этих «орлов Екатерины» особенно много побед одержали князь Григорий Александрович Потемкин- Таврический (1739—1791), граф Алексей Григорьевич Ор- лов-Чесменский (1737—1807/08) и граф Петр Александро­вич Румянцев-Задунайский (1725—1796). Так, во всяком случае, считала сама Екатерина, сказав однажды двум близким ей иностранцам, принцу де Линю и Сегюру: «Я обязана частью моей славы графу Орлову, ибо он посовето­вал мне послать флот в Архипелаг. За Тавриду (Крым) и за изгнание татар я должна благодарить князя Потемкина. За победы я должна быть признательна фельдмаршалу Румян­цеву. Я сказала ему: «Господин генерал-фельдмаршал, на­добно сражаться. А в этом случае лучше бить, нежели само­му быть биту». (А. В. Суворов к тому времени еще не достиг вершин своей славы.)

http://telematika.kz/love/porno-roliki-uvidel-devushku-v-sorochke.html порно ролики увидел девушку в сорочке Екатерина II была сторонни­цей того, чтобы ее подданные свободно путешествовали и без особой волокиты могли покидать пределы России. По этому поводу она писала следующее: «Не будет более опас­ности отпускать в путешествия наших молодых людей (бег­ства которых часто боятся), когда сделают им их Отечество любезным. Государство, конечно, не многого лишилось бы во всякое время от потери двух-трех ветреных голов, но, ес­ли бы Отечество было таким, каким я хотела бы его видеть, мы имели бы больше рекрутов, чем дезертиров».




история искусства периодизация эпохи стили Екатерина II была очень сме­лой женщиной. Тому есть множество подтверждений. И са­ма о себе она однажды сказала: «Если бы я была мужчиной, то была бы убита, не дослужась и до капитанского чина».

http://welcomehomewy.org/community/skolko-dney-bolyat-zubi-pri-prorezivanii.html сколько дней болят зубы при прорезывании Когда Екатерина, тогда еще невеста Петра Федоровича, по пути в Петербург оказалась в Риге, там ее уже ожидал посланный Елизаветой Петровной генерал-майор Юрий Юрьевич фон Броун. На следующий день после приезда, в 6 часов утра, 15-летняя Екатерина милостиво приняла его и попросила беспристрастно опи­сать умы, достоинства, пороки, характеры и связи всех из­вестных Броуну придворных, обещая за то вечное свое рас­положение. Броун честно все рассказал и до конца своих дней оставался у Екатерины в фаворе.

духовный стих былина Екатерина II отказалась от гру­бых увеселений, бытовавших при русском дворе во време­на ее предшественников, и запретила держать на службе шутов, шутих, карликов и карлиц. Когда ее спросили, по­чему она велела не принимать во дворце шутов и карликов, Екатерина ответила: «Я ненавижу их потому, что шуты бесчестят все человечество, а дураки унижают его. Шуты кажутся мне достойными презрения, а дураки для меня жалки».

http://maurer-palinka.hu/leon/tipi-rinochnih-struktur-vivod.html типы рыночных структур вывод saltychiha_otkrЕдва ли не самый суровый при­говор был вынесен Екатериной преступнице — помещице Дарье Николаевне Салтыковой, прозванной Салтычихой. Помещица Подольского уезда Московской губернии заму­чила более ста принадлежавших ей крестьян. Многие крестьяне умирали после пыток и издевательств, когда их жгли раскаленным железом, морили голодом, шпарили кипятком, жестоко избивали.

секс порнуха ролики смотреть онлайн Арестованная в 1762 году, Салтычиха находилась под следствием 6 лет и в конце концов была приговорена к по­жизненному заключению в подземной монастырской тюрь­ме.

Вот в сокращении приговор Салтычихе, утвержденный Екатериной II:

лучшие секс шопы «Указ нашему Сенату, 2 октября 1768 года:

  1. Лишить ее дворянского звания и запретить во всей нашей империи, чтоб она никогда и никем не была имено­вана названием рода ни отца своего, ни мужа;

  2. Приказать в Москве… вывести ее на площадь и при­ковать к столбу и прицепить на шею лист с надписью боль­шими словами: «Мучительница и душегубица»;

  3. Когда выстоит целый час на сем поносительном зрели­ще, то… заключа в железы, отвести в один из женских мо­настырей, находящийся в Белом или Земляном городе, и там подле которой ни есть церкви посадить в нарочно сделанную подземельную тюрьму, в которой по смерть ее содержать та­ким образом, чтобы она ниоткуда в ней света не имела…»

Один из татарских мулл, по имени Мурад, объявил себя новым пророком. Об этом до­несли властям, а те по инстанции известили о том Екатери­ну И. Ознакомившись с делом новоявленного пророка, им­ператрица учинила следующую резолюцию: «Нового татар­ского пророка и с сообщниками его, кои содерживаются в Оренбурге скованны, прикажите везти сюда, и как вы­едут из жилищ татарских, то прикажите их расковать, ибо я лиха за ними не вижу, а много дурачества…

Итак, он инако не виновен, как потому, что он родился с горячим воображением, за что наказания никто не досто­ин, ибо сам себя никто не сотворит».

Генерал Федор Михай­лович Шестаков, прослужив более 40 лет в Сибири и на Дальнем Востоке, ни разу не был в Петербурге и приехал туда только по случаю отставки за получением документов, необходимых для пенсии.

Секретарь Екатерины II представил Шестакова импе­ратрице, которая любила преподносить награды, дипломы и все прочее, что могло быть приятно заслуженным чинов­никам и военным. Увидев впервые Шестакова, Екатерина удивилась, так как полагала, что знает всех своих генера­лов, и, не сдержавшись, заметила:

-Как же так, Федор Михайлович, что я до сих пор ни разу вас не видала?

-Да ведь и я, матушка-царица, тоже вас не знал, — от­ветил простодушный старик.

-Ну, меня-то, бедную вдову, где же знать! А вы, Федор Михайлович, все же генерал!

Один из церковных празд­ников Екатерина II молилась в соборе и увидела у иконы Бо­гоматери плачущую женщину, положившую перед иконой какую-то бумагу. Екатерина попросила дать ей эту бумагу и обнаружила, что это жалоба царице небесной на нее — царицу земную. Женщина-помещица писала, что императ­рица утвердила несправедливое решение Сената, по которо­му у нее отобрали имение.

За это время она вытребовала из Сената дело, внима­тельно ознакомилась с ним и пришла к выводу, что Сенат, а он был высшей судебной инстанцией в России, допустил ошибку.
«Владычица небесная, Пресвятая Дева, просвети и вра­зуми нашу благосердную монархиню, да свершит суд пра­вый», — прочла Екатерина и велела жалобщице через три дня прийти к ней во дворец.

Приняв бедную женщину, Екатерина извинилась перед ней, приказала вернуть имение и поднесла еще дорогой по­дарок.

Однажды зимой Екатерина по­чувствовала сильную головную боль и, чтоб снять ее, реши­ла проехаться в санях по свежему воздуху. Длительная прогулка помогла, и боль прошла.

Однако назавтра голова у нее снова заболела, и врач по­советовал ей прокатиться в санях еще раз.

— Нет, — ответила Екатерина, — что подумают обо мне люди, увидев, что я второй день подряд не работаю, а празд­но катаюсь по улицам!

О Екатерине II сохранилось много рассказов, анекдотов, воспоминаний. Одни из самых интересных мемуарных записок оставил австрийский дип­ломат, совершавший вместе с ней путешествие в Новорос­сию и Крым.

Бельгийский принц Шарль Жозеф де Линь, генерал и писатель, друг австрийского императора Иосифа И, по­бывал в России в 1780 и 1787 годах и в последний свой при­езд сопровождал Екатерину в Крым. Он говорил о Екатери­не II: «Екатерина во всяком звании была бы превосходною женщиной, но звание императрицы приличествовало ей более всего, потому что только пространствам ее держа­вы могли равняться обширность ее разума и величие ее души».

Линь писал о Екатерине: «Екатерина собрала оставшиеся в мастерской Петра не­доделанные фрагменты и недостроенные части. Дополнив их, она построила здание и теперь посредством скрытых пружин приводит в движение исполинский состав, то есть Россию. Она дала ей устройство, силу и крепость. Это уст­ройство, сила и крепость будут процветать час от часу все более, если преемники Екатерины будут идти по ее сле­дам».

Во время путешествия в Но­вороссию и Крым Екатерина посетила поле Полтавской битвы, где перед нею разыграны были батальные сцены, повторяющие в миниатюре сражение, произошедшее здесь в 1709 году.

Посмотрев все ей представленное, Екатерина заметила: — Вот в чем заключается жребий государств — один день решает их судьбу. Без ошибок, которые на этом месте совершили шведы, мы бы никогда здесь не оказались!

При царствование Екатерины российская внешняя политика была в центре внимания всех европейских государств, ибо успехи России закрепили ее положение как великой державы. Иностранные дипло­маты часто гадали, кто же входит в петербургский кабинет, благодаря чьим усилиям Россия занимает столь почет­ное место в мире и как велико число этих сановников. Все тот же принц де Линь, хорошо знавший истинное положе­ние дел, быть может, преувеличивая роль императрицы во внешнеполитических делах, говорил об этом так: «Петер­бургский кабинет совсем не так огромен, как заключает о нем Европа, он весь помещается в одной голове Екате­рины ».

Во время своих нередких по­ездок по России Екатерина часто награждала и благодари­ла многих военных и статских, причем любила делать это публично.

-Ваше величество, — заметил ей однажды принц де Линь, — кажется, всегда остаетесь довольны своими подданными?

-Нет, принц, — ответила Екатерина, — я далеко не всегда бываю ими довольна. Но я хвалю всегда вслух, а бра­ню потихоньку и с глазу на глаз.

Шарль-Жозеф де Линь

Шарль-Жозеф де Линь

Принц де Линь вспоминал, что однажды Екатерина сказала ему: «Я часто смеюсь на­едине сама с собою, видя, как досадуют и негодуют мои чи­новники только оттого, что я ласково обхожусь с их не­приятелями. Я употребляю каждого по его способностям, и для меня кажутся странными те, которые думают, что я отставлю от должности какого-нибудь министра или гене­рала только потому, что он им не нравится».

Де Линь продолжал уже от себя: «Екатерина II, во всем неподражаемая, противопоставляла одного другому, ис­пользуя службу и дарования обоих. Таким образом питала она усердие всех и каждого, возбуждая соревнование меж­ду ними».

Print Friendly

Это интересно: