img_86371-209470

Зима. Мороз. Все задернуто однообразной белой пеле­ной. Озера и реки спят под толстым слоем льда и снега. Уныло опустили вниз голые ветви деревья.
А в комнате, в подводном дворце, за стеклом ключом кипит жизнь.
Красив и разнообразен подводный лес. Зелеными иголками ощетинился роголистник, тянется ввысь вееро­образная кобомба, колышутся светло-зеленые ленты ва- леснерии. Между ними, как тронутые осенью, прогляды­вают зеленовато-коричневые листочки криптокорины, на поверхности зеленым ковром разрослась ричия.
В подводном лесу снуют юркие «дамские чулочки», степенно плавают пучеглазые телескопы, изогнувшись дугой, демонстрируют свой роскошный наряд макро­поды, как на рекламе, сверкают там и тут живые неоно­вые огоньки, а на дне у камня деловито копается усатый каллихт. Чудесная, чарующая картина!
Входит хозяин. Едва успев скинуть пальто и шапку, он торопится к своим питомцам. Полчаса, проведенные у аквариума, — лучший отдых после напряженного ра­бочего дня. Оказывается, наблюдение за безмятежной жизнью подводного мира благотворно влияет на нерв­ную систему человека.
Особенно полезен аквариум для юношества. Знаком­ство с жизнью рыб за стеклом развивает наблюдатель­ность, приучает любить и ценить природу.
Аквариум полезен и для науки. Изучая жизнь за стеклом, ученые узнают много нового о привычках и по­вадках рыб; эти знания помогают правильно организо­вать рыбное хозяйство, успешно ловить и охранять рыбу. Большую помощь ученым могут оказать вдумчивые лю­бители аквариума.
Впервые содержать рыб в комнате пытался римский писатель и философ Апулей, живший во II веке. Однако это закончилось для него плачевно. Апулея обвинили в колдовстве, запретили держать в доме «морских тва­рей» и выслали из родного города.
В X веке аквариумы появились в Китае, затем в Ко­рее и Японии. Первыми новоселами за стеклом были золотые рыбки. Их содержали в роскошных аквариу­мах-вазах в императорских дворцах.
Слухи о китайской золотой рыбке и о ее диковинных родственниках вскоре проникли в Европу. С востока в Англию, Испанию, Голландию шли резные изделия из кости и дерева, ковры и вазы с изображением при­чудливых рыб. Но никто не верил, что такие рыбы существуют на самом деле. Их считали такими же фан­тастическими существами, как драконов, которыми рас­писывались китайские изделия. Но вот золотые рыбки появились в России. Их подарили не то Алексею Ми­хайловичу, не то Петру I. Однако содержать и разводить рыб в неволе в то время не умели, и восточные гости вскоре погибли.




Только в середине XIX века в Германии и в России появились первые аквариумы. Однако входить в быт они стали несколько позже, в 70-х годах, когда в Европу из Кантона привезли макроподов и телескопов из Шанхаяг.
Вскоре французский рыбозаводчик Поль Карбонье завез в Европу невиданных ранее «чужеземных» рыб. Началась аквариумная «горячка». Каждый хотел быть первым обладателем заморских диковинок. К спортив­ному азарту примешивался и коммерческий интерес. «Чужеземки» стоили дорого, и первые любители, выра­стившие рыбок, получали солидные барыши.
В 1876 году в Москве была организована выставка, на которой демонстрировалось около 30 различных ви­дов экзотических рыб. С 1887 года Российское общество акклиматизации стало регулярно устраивать выставки аквариумных рыб. В Киеве начала работать первая ры­боразводня. Отдельные аквариумисты уже не удовлет­ворялись получением рыб из Западной Европы через вторые руки, а сами привозили диковинных рыб из тро­пических стран.
В 1904 году в Московском зоологическом саду был открыт первый публичный аквариум. К сожалению, он просуществовал всего год. В декабре 1905 года, при зверском подавлении восстания краснопресненских ра­бочих, в аквариум попало два снаряда, и он был раз­рушен.
До 1916 года просуществовал в Москве частный публичный аквариум К. Гиппиуса. После Октябрьской революции аквариумы появляют­ся в школьных уголках природы. Количество любителей — аквариумистов растет. Открываются зоомагазины. Бойко торгуют рыбками на «птичьем» рынке в Москве. Органи­зуются рыборазводни в Москве и Киеве. В начале 40-х годов в Ленинграде в Гостином дворе устраивается вы­ставка, на которой любители демонстрируют своих рыбок. В Москве в зоопарке вновь открывается отдел аквариумов.
В годы Отечественной войны с небольшим перерывом продолжает работать в Москве рыбопитомник для по­полнения школьных аквариумов. В Ленинграде в конце войны был открыт павильон аквариумов.
В послевоенные годы во многих городах органи­зуются кружки и клубы аквариумистов, устраиваются регулярные выставки, выпускается литература. В Мо­скве, Киеве, Риге, Одессе открываются публичные аква­риумы. За стеклом акклиматизируются новые рыбы, прово­дится большая работа по созданию пород путем отбора и гибридизации.
Сейчас советским любителям известно около 200 ви­дов рыб, завезенных только из Южной Америки. А сколь­ко еще рыб приехало к нам из тропической Азии и Африки, из Северной Америки! Для того чтобы описать всех аквариумных рыб, потребовался бы многотомный труд. Мы же попробуем коротко познакомить читателя только с некоторыми наиболее занимательными из них.
Начнем с золотой рыбки и ее родственников. О про­исхождении золотой рыбки существует множество ле­генд. Одна рассказывает, что ее выбросил на берег раз­бушевавшийся океан; по другой легенде — золотые рыб­ки — слезы девушки, плакавшей о покинувшем ее воз­любленном, по третьей — золотые рыбки попали на землю из небесного дворца, перепрыгнув через край облака.
На самом же деле золотую рыбку создали про­стые люди из обыкновенного невзрачного карася. Сре­ди китайских карасей, цзиюй, иногда встречались золотистые—они-то и стали предками легендарных рыбок.
Вначале было получено потомство от самых ярких встречающихся в природе карасей. Затем из многочис­ленного потомства были отобраны рыбки самые краси­вые по цвету и форме. И так до тех пор, пока из обык­новенного карася не получилась продолговатая оранже­во-красная рыбка.
В дальнейшем, занимаясь выведением золотой рыб­ки, китайские рыбоводы обратили внимание на то, что среди новых поколений встречаются «уроды». У одной рыбки отсутствует плавник, у другой особо длинный хвост, у третьей глаза более выпуклые, чем обычные. И вот, скрещивая между собой рыбок с самыми длин­ными хвостами, рыбоводы получили новую породу — вуалехвостов, с самыми выпуклыми глазами — телеско­пов и т. д. Сейчас в бассейнах Пекинского парка пла­вают свыше двадцати совсем не похожих друг на друга родственников золотой рыбки. А всего в Китае выведено не менее ста новых пород. Рыбки этих пород отличаются одна от другой формой туловища и головы, расположе­нием и длиной плазников, формой и длиной хвоста, рас­положением и формой глаз, наростами на голове. Цвет бывает самый разнообразный — красный, оранжевый, ро- зовый, фиолетовый, белый, черный.
В конце XIX и начале нашего века золотая рыбка и ее родственники были в большом почете у аквариу­мистов.
Но сейчас золотых рыбок и их причудливых род­ственников редко содержат в комнате за стеклом. Они крупны, флегматичны и для разведения требуют больших аквариумов.
Поскольку ими мало занимаются, у нас редко встре­чаются красивые рыбки с большими вуалями, с правиль­ными глазами, хороших расцветок. И вот почему: золо­тые рыбки со временем вырождаются, стремясь превра­титься в исходного карася. Это понятно. Яркие, непово­ротливые, они менее приспособлены к жизни в природ­ных условиях, чем карась.
В Китае разведение и выращивание золотых рыбок стало традицией, своего рода искусством. Там их раз­водят не в комнатах, а на улице — в бассейнах или широких деревянных чанах. Сперва оставляют все по­томство, а когда рыбки подрастут, самых хороших отса­живают. Отбор повторяют три-четыре раза и в конце концов выбирают лучших из лучших.
В последнее время самыми популярными в аквариуме стали живородящие рыбки гуппи. Их родина — заболо­ченные водоемы многих островов Карибского моря. До­ма, так же как у нас гамбузия, они поедают личинок комара анофелеса, и там, где гуппи много, малярией почти не болеют. В конце XIX века этих рыбок для борьбы с малярией завезли в Европу. Но из этой затеи ничего не вышло: климат оказался для них слишком суровым. Зато аквариумисты выгадали. Рыбки велико­лепно освоились за стеклом.
Гуппи — маленькие, удобные для содержания в аква­риуме рыбки: длина самца всего 2—3 сантиметра, а сам­ки не более 5. Они неприхотливы: довольствуются не­большим помещением, хорошо живут при комнатной тем­пературе, удовлетворяются одним сухим кормом.
Самцы гуппи — одни из самых нарядных рыбок. При­рода не пожалела для них красок. И что ни самец, то новая расцветка; двух совершенно одинаково раскра­шенных не бывает. А вот самки не щеголихи: костюмчик у них серенький, не броский. Только иногда бывает цвет­ной хвостик да на спинном плавнике цветные крапинки. Гуппи веселые рыбки, особенно изящно и быстро пла­вают самцы. Размножаются они легко. Стоит посадить парочку в трехлитровую банку, поднять температуру до 20—25 градусов, кормить живой дафнией или моты­лем— и вскоре самочка вымечет мальков. Их бывает от 15 до 80 штук. Особая популярность гуппи объясняется легкостью, с которой они образуют новые, совсем не по­хожие одна на другую породы. Как же их получить?
Приступая к разведению гуппи, прежде всего нужно решить, каких рыбок вы хотите вывести. Если ваша цель — получить рыбок с длинными хвостами, внима­тельно просмотрите своих самцов и выберите в отцы самого длиннохвостого. Если вы хотите иметь синих рыбок, то возьмите самца, у которого больше всего синих пятен. Самку подобрать труднее: они все похожи друг на друга. Поэтому мать приходится выбирать из того же потомства, где были особо длиннохвостые и особо синие самцы. Или еще лучше взять самку из потомства с та­кими же признаками у приятеля-аквариумиста. Из полу­ченного приплода вам вновь придется отобрать рыбок с интересующими вас признаками. И через несколько поколений в вашем аквариуме появятся гуппи с хвостом, превышающим длину туловища, и чисто синего цвета.

Конечно, это только общая схема. Чтобы получить оригинальных и красивых рыбок, надо много знаний, терпения и наблюдательности.
Последнее время московским аквариумистам удалось получить сказочно красивых рыбок. У одних огромный, как метелка, хвост, го свисающий подобно шлейфу, то похожий на развевающийся флаг, то расходящийся в стороны вилкой, как у ласточки. У других видов изме­нен спинной плавник, он то треугольный, то квадрат­ный, то напоминает шарф. Есть гуппи и с мечом у хвоста. А каких они только не бывают расцветок! Корпус то изумрудно-зеленый, то небесно-голубой, то малиново­красный, то ярко-оранжевый. На хвосте, на плавниках, на корпусе разбросаны пятна и полосы всех цветов ра­дуги— красные, золотистые, серебряные, фиолетовые, синие, черные…
Очень красивы эти рыбки, обязательно заведите их в своем аквариуме!
Новые породы рыб за стеклом можно получать не только подбором производителей внутри вида, но и меж- дувидовой гибридизацией. Особенно много красивых и разнообразных по расцветке рыбок удалось получить скрещиванием меченосцев и пецилий. Этих живородящих рыбок привезли к нам из Мексики; они быстро аккли­матизировались и хорошо размножаются в аквариуме. Для получения смешанного потомства рыбок с ран­него детства нужно содержать в общем помещении. От­саживать подобранных производителей в отдельный аквариум лучше всего незадолго до начала наступления зрелости. Температуру воды в это время нужно поднять до 25 градусов и кормить рыбок разнообразным живым кормом.
В первом полученном вами потомстве будут преоб­
ладать признаки одного из родителей. Зато во втором поколении вы уже получите рыбок с признаками обоих родителей. Подбирая из них отца и мать, так же как у гуппи, можно получить в дальнейшем красных, чер­ных, пятнистых, мраморных и других гибридов.
Сейчас любителям приходится иметь дело почти исключительно с рыбками, которые родились и выросли в аквариуме. Содержание их в комнате за стеклом под­робно описано в различных руководствах и не представ­ляет особых трудностей. Но аквариумистам, впервые пересадившим за стекло «диких» рыб, на первых порах пришлось нелегко. Многие из рыб не хотели жить в но­вых, казалось бы благоустроенных, квартирах. И это понятно. На свободе рыбы тысячелетиями приспосабли­вались к окружающим условиям жизни, и если этих условий не соблюсти в аквариуме, то новоселы погибнут.
Вот наглядный пример. Один немецкий торговец аква­риумными рыбками обнаружил в канаве в окрестностях Сингапура оригинальных, похожих на «щучек» рыб — хемирамфусов. В Европе за них можно было получить большие деньги. Торговец наловил побольше этих рыбок и посадил их в аквариум. На другой день в живых не осталось ни одной. Он вновь наловил рыбок и поста­рался создать им разнообразные условия. Одних поса­дил в маленький аквариум, других в большой, с самыми разными растениями, продувал воду, менял темпера­туру— все напрасно, рыбки гибли одна за другой.
Уже перед отъездом он поручил местному жителю еще раз наловить хемирамфусов. Тот принес 50 штук и вместе с ними — двух морских рыб. «Так вот в чем де­ло! — сообразил торговец. — Очевидно, канава, в кото­рой жили «щучки», соединялась с морем, и вода в ней была солоноватой». Тогда он разделил рыбок поровну и посадил одних в аквариум с пресной водой, а других в аквариум, куда добавил немного морской воды. В прес­ной воде рыбки опять погибли, а в аквариуме с морской водой чувствовали себя превосходно.
Хемирамфусов удалось доставить в Берлин. Они ока­зались живородящими и вскоре размножились. Их по­томки уже не требуют добавления в аквариум морской боды и отлично чувствуют себя в пресной.
Не менее показательна история переселения в Европу лабиринтовой рыбы гурами. Родина гурами — восточная часть тропической Азии. Известно несколько видов этих рыб: полосатые, пятнистые, голубые, жемчужные. Преж­де всего попытались перевезти полосатых гурами, но первая попытка окончилась неудачно — все рыбки погиб­ли в пути.
В 1871 году в Азию за экзотическими рыбками по­ехал Поль Карбонье. Наблюдая за жизнью гурами на воле, он обратил внимание, что они часто поднимаются на поверхность и захватывают ртом воздух. Карбонье знал, что до него гурами перевозили в бочках, заполнен­ных водой доверху, а на поверхность воды клали тряпки, чтобы вода не плескалась. Карбонье догадался, в чем дело, он наполнил бочки водой только на три четверти и ничем не закрыл их сверху. Рыбки превосходно пере­несли долгое путешествие и все, как одна, прибыли в Париж.
Позднее ученые установили, что у гурами, макропо­дов, бойцовых рыб имеется лабиринтовый аппарат, ко­торый совместно с жабрами служит им для дыхания.
Еще труднее было заставить некоторых новоселов размножаться за стеклом.
Много пришлось потрудиться аквариумистам над раз­ведением неоновой рыбки. История ее переселения в Европу и разведения очень интересна.
В 1935 году французский коммерсант, любитель приключений, Август Рабо отправился в Южную Аме­рику на охоту за крокодилами. Там он услышал ле­генду о сокровищах инков, укрытых где-то в верховьях Амазонки. Разве можно пропустить такой случай! И Рабо решает во что бы то ни стало найти алмазы и золото.
Это путешествие в журнале «Рыбоводство и рыбо­ловство» красочно описал известный ленинградский аквариумист М. Махлин. Предоставим ему слово:
«Рабо устремляется по призрачному маршруту из индейских сказаний.
Сначала он и его люди едут на ламах. Потом ведут лам, нагруженных тюками, по узким тропинкам. А затем взваливают снаряжение экспедиции на себя и проби­раются сквозь сельву, размахивая острыми мачете. Тут и подкарауливает Рабо лихорадка. Много дней мечется француз на тростниковой циновке в индейской хижине. Много раз призрачно маячит коса смерти, занесенная над его головой. Но болезнь отступила, помогли целеб­ные настои из трав, которыми поили его индейцы.
Однажды, когда Рабо уже был в сознании, но все еще лежал, обессиленный лихорадкой, старуха индианка поставила у его изголовья чашу с водой.
Я принесла тебе рыбку — искорку бога, — сказала она. — Старики говорят, что эти искорки родились дав­но-давно, когда еще не было дедов наших дедов. На небе подрались злой и добрый духи, их копья и мачете выбивали искры, и они падали на землю. Днем они па­дали крупинками золота, а ночью эти искры превраща­лись в светящихся рыбок. Взгляни на нее, сын мой.
Рыбка? — вяло поинтересовался Рабо. — Это не­интересно. А где же золото?
Вечером, когда косые лучи солнца врывались свер­кающими стрелами в щели хижины, Рабо подумал: «Рыбка… Кому нужна твоя рыбка? Вот если бы зо­лото. ..» С трудом приподнял голову, заглянул в чашу— и замер. В чаше, освещенная солнцем, металась необыч­ная яркая рыбка. Тело ее то вспыхивало рубиново-крас­ным светом, то синим, как море, голубело, как небо, зе­ленело, как малахит. Словно кто-то провел по ее телу две смещенные краями полосы от головы к хвосту: верх­няя—небесно-голубая, нижняя — кроваво-красная. А гла­за ее при каждом повороте вспыхивали зелеными лу­чами.
Рабо зажмурился. Почему-то вспомнился вечерний Париж, неоновое полыхание реклам. Окраска рыбки и в самом деле чем-то напоминала многоцветную рекламу. Он приподнялся, сел. Это же и есть золото! Ведь за та­кую рыбку в Европе дадут баснословные деньги!
Через несколько дней десятки неоновых красавиц были выловлены наскоро сделанными вершами. Рабо выбросил часть коллекций, а ящики тщательно просмо­лил внутри. Они должны были сыграть роль походных аквариумов — канн. И наконец наступил день, когда неоновое чудо двинулось в путь. Предоставлю вам, чита­тели, мысленно проделать с ними весь путь на спинах носильщиков, на зыбком горбу лам, на палубе дряхлого парохода по Яке, в трюме амазонского лайнера и, на­конец, в каюте океанского судна — и вы поймете, на­сколько крепкой и выносливой оказалась «искорка бога».
Шел тысяча девятьсот тридцать шестой год. В Европе пахло порохом. Но в беспечном Париже все газеты по­местили информацию о неоновой рыбке, о ней говорили даже в великосветских салонах. Аквариумные фирмы заплатили за рыб баснословные деньги. Рабо был вновь на поверхности. Но он жаждал большего. Он переслал партию «неонок» знатоку тропических рыб в США Виль­ямсу Йннесу. Иннес напечатал о них статью в журнале «Аквариум», а рыбы попали к ихтиологу Г. С. Майерсу, который и дал название новому виду — хифессобрикон иннеси. Родовое название «маленький брикон» указыва­ло на родство этих рыб с другим родом бриконов, а ви­довое было дано в честь В. Иннеса.
Рабо был удовлетворен: рыбка действительно вызва­ла сенсацию. Но тут до него стали доходить слухи, что она нигде не дает потомства. Аквариумные фирмы, за­платив за «неонку» громадные деньги, надеялись оку­пить затраты продажей развода, но… шли годы, а раз­вести загадочную рыбку так и не удавалось. Рабо тор­жествовал. Он снова и снова исчезал из Парижа и воз­вращался затем с транспортом красивых рыб. Деньги текли к нему рекою. А незадачливые рыбоводы даже нанимали шпионов, чтобы проследить, откуда возит Рабо неоновых «искорок бога».
В конце концов один из агентов гамбургской фирмы отыскал родину неоновых рыбок. Они появились в Гер­мании и в США. Впервые, по-видимому случайно, неоно­вых рыбок удалось развести немецкому аквариумисту Э. Коху в 1936—1937 годах.
В Советский Союз эта рыбка попала в пятидесятых годах. Наши аквариумисты выяснили загадку размно­жения неоновой рыбки. Оказалось, что у себя на родине она живет и размножается в очень мягкой воде и что икра ее лучше развивается в темноте. Сейчас, применяя мягкую воду, затемняя аквариум и создавая малькам условия, близкие к природным, у нас научились разво­дить неоновых рыбок. Их теперь всегда можно приоб­рести в зоомагазинах Москвы, Ленинграда и некоторых других городов.
Иногда рыбам для размножения не хватает, казалось бы, самого пустяка.
Предположим, вы завели в аквариуме маленьких рыбок горчаков. Они живут у нас главным образом в бассейне Амура, встречаются также в бассейнах Чер­ного и Каспийского морей. Рыбки эти очень красивы. Особенно ярко раскрашивается самец в брачный пе­риод. В аквариуме они чувствуют себя хорошо и могут размножаться. Но нерестуют горчаки только при нали­чии в аквариуме двухстворчатых моллюсков, так как откладывают икру между створками их раковин. Этой особенности горчаков долго не знали и поэтому не могли развести их в комнате за стеклом.
У южноамериканских сомиков — каллихтов — другой «каприз». На родине они живут в грязных прудах, очень бедных кислородом в засушливый период. Но взрослым сомикам это нипочем — они приспособились при не­хватке кислорода подниматься на поверхность и дышать атмосферным воздухом. Мальки же каллихтов могут дышать только растворенным в воде кислородом. По­этому икрометание в природе происходит после обиль­ных дождей, когда вода в прудах обогащается кислоро­дом. Если сомиков посадить в аквариум, в котором содержание кислорода всегда остается постоянным, нереста можно и не дождаться. Но стоит подлить в него свежей воды, сомики забеспокоятся и вскоре при­ступят к нересту. Стимулом для начала созревания икры и нереста служит увеличение содержания кисло­рода в воде.
Любопытный опыт с каллихтами рекомендует проде­лать известный энтузиаст аквариумного дела Ф. Пол­канов.
«Поместите в аквариум с бедной кислородом водой трех каллихтов — одну самочку и двух самцов, — пишет он, — дайте им время, чтобы освоиться с новой обстанов­кой, а затем подлейте свежей воды или как следует про­дуйте аквариум. Когда сомики начнут готовиться к не­ресту, затемните аквариум со всех сторон, а стенку, обращенную к свету, заклейте черной бумагой с выре­занными на ней буквами.
Сняв бумагу после окончания нереста, вы увидите на стекле буквы, выложенные из икринок. Дело в том, что самка откладывает икру в самом освещенном месте аквариума. Ведь в прудах после дождей кисло­рода больше всего на поверхности, а там светлее, чем в глубине».
Нерест каллихтов происходит очень интересно. Са­мочка складывает брюшные плавники совочком и откла­дывает в него несколько икринок. Прикрепив икринки к стеклу, она выметывает новые и прикрепляет их ря­дом. И так происходит до тех пор, пока не будет вы­метана вся икра. Так сомики поступают неспроста: ведь если самка отложит икру кучкой и на дне, то кислорода окажется недостаточно для развития икринок и они по­гибнут.
Замечательны икринки у рыбок-ционолебиас, хзпло- хиусов Шапери и некоторых фундулусов. Эти рыбки оби­тают в тропических странах, живут в канавах, лужах и даже в дуплах деревьев, в которых задерживается дож­девая вода. В жаркое время года лужи пересыхают — и обитатели их погибают. Но прежде чем погибнуть, они успевают позаботиться о потомстве. Выметанная ими икра не боится засухи и может находиться в су­хом иле несколько месяцев. Более того, если лужа по каким-либо причинам не пересохнет, то икра все равно не станет развиваться сразу, а будет ждать наступ­ления дождливого времени, иначе личинки и мальки обсохнут, не успев вырасти во взрослых рыб и оставить потомство.
Случай, когда развитие икры задерживается до более благоприятного времени, не единственный. Вспомним лососей — у них икра покоится в студеной воде полгода, и личинки появляются на свет лишь тогда, когда вода потеплеет и малькам будет вдоволь пищи. Команду «вылезай» лососевым личинкам подает темпе­ратура воды.
Личинки же из сухой икры тропических рыбок вы­клевываются только после того, как ее смочит свежая дождевая вода. Если сухую икру поместить в гряз­ную жесткую воду, она может пролежать неделю, и личинки не выклюнутся. Однако стоит опустить ее в мягкую нейтральную воду, как уже через несколько часов оболочка икринок лопнет и появятся шустрые мальки.
Понятно, что, только зная «секрет сухой икринки», мы можем успешно разводить в аквариуме этих тропи­ческих рыбок.
Но как развести некоторых рыб за стеклом, аква­риумисты не знают до сих пор.
Вот в аквариуме плавает стайка прелестных поло­
сатых рыб. Продольные золотистые полосы у них чере­дуются с черными бархатными. Это гости с Амура — касатки Бражникова. В аквариуме их держат уже 20 лет, и чувствуют они себя за стеклом превосходно. На этих красивых живых рыбок большой спрос за рубежом, и в обмен на них любители могли бы получить много экзо­тических рыб. Но вот горе — касатки в неволе не хотят откладывать икру. И что только с ними не делали! Дер­жали в больших и маленьких аквариумах с водой раз­личной свежести, меняли температуру воды, засаживали аквариумы различными растениями, применяли инъек­ции, ускоряющие развитие икры… Но пока все попытки не дали положительных результатов, — касатки упорно не хотят осчастливить аквариумистов.
Очевидно, дело в каком-нибудь «серьезном пустяке», и, надо полагать, любители рано или поздно разгадают «секрет» касатки.

Print Friendly

Это интересно: