01-1

http://ydigital.com.br/community/skolko-varit-varenikis-gribami.html сколько варить вареникис грибами Еще в давние времена людям хотелось знать, что делается в глубинах морей и океанов. И первыми, кто заглянул в подводный мир, были ныряльщики. Нырять люди научились в глубокой древности. Они доставали с морского дна ракушки, целебные водоросли, жемчуг. В «Илиаде» мы встречаем такие строки: «Как быстро нырнул Кебрион! Будь это в море, он мигом добыл бы устриц, ныряя с корабля. Есть, я вижу, и между троян­цами водолазы!» — восклицает один из героев поэмы Протокл, наблюдая, как падает с колесницы сраженный им Кебрион.
А вот еще факт, он свидетельствует о том, что греки умели не только нырять, но и производить под водой простейшие водолазные работы. Историк Фукидид, рас­сказывая о колонизации восточного побережья Сицилии, упоминает такой эпизод. Жители Сиракуз, желая пред­отвратить вторжение в свои воды вражеских кораблей, вбили сваи в дно бухты, на берегах которой распола­гался город. Однако афиняне не растерялись. Они скрыт­но спустили в воду ныряльщиков, и те, подпилив сваи, открыли путь кораблям. Кстати, уже тогда людям были известны примитивные водолазные приспособления. Ари­стотель упоминает, что ловцы губок опускались под воду, надев на голову перевернутый горшок. При строго вертикальном положении в горшке оставалось немного воз­духа, которым и дышал ныряльщик.
Так же поступали в старину и наши запорожцы: спрятавшись под перевернутыми кверху дном лодками, они незаметно подплывали к врагам.
Принцип устройства подводного колокола люди, ско­рей всего, позаимствовали у водяного паука. Этот «водо­лаз» сооружает под водой купол из паутины, прикреп­ляет его вершину к какому-нибудь растению и посте­пенно наполняет свое жилище воздухом. Делает это паук так. Поднимаясь на поверхность, он с помощью особых волосков на теле набирает порцию воздуха и затем с воздушной ношей возвращается на свою стройку. Путешествие за воздухом повторяется несколько раз. Окончив работу, паук забирается под купол — здесь у него и столовая, и спальня, и детская, живи в свое удовольствие!
В 1538 году в Толедо был построен большой глиня­ный колокол со свинцовыми грузилами. В нем на дно реки Тахо опустились два человека. Они пробыли под водой около часа.
Через сто лет водолазы при погружении колокола стали брать с собой бутыли, наполненные воздухом. И это позволяло им несколько дольше оставаться под водой.
В XVIII веке появились аппараты, из которых выды­хаемый водолазом воздух удалялся, а свежий нагнетал­ся с помощью насосов. Постепенно эти аппараты стано­вились все совершеннее, и в 1844 году в примитивном водолазном шлеме под воду спустился первый ученый, профессор М. Эдварс.

zyxel keenetic 2 подключить принтер



http://ibt.org.uk/tech/kak-menyat-polozhenie-rukv-cs-go.html как менять положение рукв cs go В наше время применяются два типа водолазного снаряжения: мягкий и жесткий скафандры.
Мягким скафандром пользуются для погружения на глубину до 150 метров. Скафандр состоит из шлема и комбинезона. Верхнюю часть шлема называют котелком, нижнюю — манишкой. В котелке несколько окошечек с толстыми стеклами. Сзади к котелку припаян рожок, к нему присоединяют шланг для подачи воздуха, сбоку находится отверстие с клапаном для выдыхаемого воз­духа. Комбинезон состоит из нескольких слоев прорези­ненной ткани, а воротник рубахи — из резины. Чтобы увеличить вес, водолазу спереди и сзади навешивают грузы, а на ноги надевают галоши со свинцовой подо­швой,— ведь иначе он не смог бы ходить под водой. Весит снаряжение около 50 килограммов.
Жесткий скафандр делается из стали. Он абсолютно водонепроницаем, но зато очень тяжел — весит 450— 500 килограммов. В таком одеянии можно безбоязненно опуститься на 250 метров, но двигаться и работать в нем трудно. И конструкторы стали думать о более удобном приспособлении для спуска под воду. К тому же и глу­бина в 250 метров, на которую можно было опуститься в жестком скафандре, не устраивала ученых. Им хоте­лось поглубже заглянуть в пучины океана.
В 1927 году американский ихтиолог В. Биб присту­пил к постройке своего подводного аппарата. Он по­строил его в виде цилиндра, но не учел, что на больших глубинах цилиндр может не выдержать давления воды. И действительно, первые же опыты убедили ученого, что форму для аппарата он выбрал неудачно. Но В. Биб не отказался от своей идеи. Он привлек к работе опыт­ного инженера-механика О. Бартона и вместе с ним создал новый, шарообразный, аппарат — батисферу (по- гречески «батисфера»—«глубоководный шар»). Диаметр батисферы равнялся 1,35 метра, толщина стенок — 30 сантиметров, а иллюминаторы были из­готовлены из прочного кварца. Весил аппа­рат около 2,5 тонны.
Из-за недостатка места внутри подвод­ного шара удалось установить лишь самые необходимые приборы. К корпусу батисфе­ры была приделана большая скоба. Привя­зав к скобе прочный стальной трос, бати­сферу опускали под воду с борта корабля.
Предприятие было рискованное: стоило тросу оборваться — и пассажиры оказались бы погребенными на дне океана. И тем не менее бесстрашные исследова­тели в 1930—1932 годы несколько раз опу­скались под воду. Максимальная глубина, которой им удалось достичь, была 730 мет­ров. В июле 1934 года, после капитального ремонта батисферы, В. Биб и О. Бартон совершили в районе Бермудских островов рекордное погружение на глубину 923 метра. В. Бибу удалось обнаружить и зарисовать много новых видов глубоко­водных рыб.
Вначале материалам уче­ного не особенно верили, считали неведомых обитате­лей глубин плодом его во­ображения. Но затем мно­гих из описанных Бибом рыб удалось сфотографиро­вать, а некоторых даже пой­мать.
В 1949 году О. Бартон установил новый рекорд по­гружения батисферы— 1375 метров. Но опуститься на большую глубину в батисфере, привязанной к надвод­ному кораблю, оказалось невозможным: длинный тяже­лый трос рвался от собственного веса.
И тогда инженерам пришла мысль использовать для изучения глубин гидростат, ведь при обрыве троса гид­ростат мог самостоятельно всплыть на поверхность.
Первый гидростат спроек­тировал инженер Ганс Гарт­ман. Он опустился в нем на глубину 458 метров.
В Советском Союзе в три­дцатые годы гидростаты оте­чественного производства ши­роко использовал ЭПРОН для подъема затонувших судов.
В 1953 году советские их­тиологи на специальном гид­ростате занялись изучением глубин Баренцева моря. Гид­ростат состоял из двух сталь­ных цилиндров, соединенных друг с другом. Его высота рав­нялась 2,6 метра, наибольший Гидростат. диаметр — 0,8 метра, а вес составлял 1,1 тонны. Исследователь усаживался на вра­щающееся кресло и мог наблюдать подводный мир в любое из пяти имевшихся в аппарате окон. Гидро­стат был снабжен прожектором и связан с кораблем те­лефоном.
Ученые узнали много нового о жизни и поведении промысловых рыб Баренцева моря. Выяснили, что треска не боится шума двигателя и ультразвуковых волн эхо­лота, что электрический свет действует на рыб различно: одних, преимущественно молодь, привлекает, а более крупных — отпугивает.
Несколько лет назад советские конструкторы по­строили гидростат «Север-1». С него было удобно вести подводные фотокиносъемки и наблюдать за работой ры­боловных снастей.
Самая большая глубина, на которую можно спустить­ся в гидростате, 600 метров.
Но даже наиболее усовершенствованные аппараты, привязанные к кораблю, вскоре перестали удовлетворять исследователей, ведь у таких аппаратов небольшая ма­невренность, и они не пригодны для изучения больших глубин. Поэтому ученые настойчиво продолжали свои поиски. Один из них, талантливый швейцарский физик Август Пикар, еще в 1933 году начал трудиться над созданием снаряда для покорения глубин. До этого вре­мени Пикар интересовался астрофизикой и в 1932 году на стратостате собственной конструкции поднялся на вы­соту 17 тысяч метров. Тогда это был мировой рекорд высоты.
Новый глубинный аппарат был построен им по та­кому же принципу, как и воздушный шар. Изобретатель назвал его батискафом, что в переводе с греческого озна­чает— глубинная лодка. Батискаф А. Пикара состоял из двух частей: поплавка и стальной кабины, в которой по­мещался экипаж. Поплавок наполнялся жидкостью, бо­лее легкой, чем вода. Для погружения аппарата исполь­зовался балласт.
Идея батискафа проста, но при его проектировании и постройке ученому пришлось решать много сложных задач. Поплавок и кабина должны были выдерживать огромное давление и не пропускать ни капли воды, бал­ласт отделяться безотказно, жидкость не просачиваться из поплавка. Потребовалось много времени и усилий, чтобы подготовить батискаф к испытанию. Впервые под воду А. Пикар спустился в 1948 году, причем всего только на глубину 25 ме­тров. Затем ученый провел целую серию испытаний, во время которых выявил много недостатков своего подводно­го корабля. Но пробные по­гружения показали главное — идея осуществима. Через пять лет под руко­водством А. Пикара был по­строен второй подводный ди­рижабль. Его назвали «Три­ест», по имени города, где он строился. Батискаф можно бы­ло буксировать, и люди имели возможность выходить из кабины, не дожидаясь, пока его поднимут на палубу. В этом батискафе А. Пикар в сентябре 1953 года достиг глубины 3700 метров.

юлмарт вязьма каталог

расписание автобусов кукмор 1 маршрут 2017 Почти одновременно во Франции морские инженеры Ж. Гуо и П. Вильм, использовав идею Пикара, построи­ли батискаф «ФНРС-3». Внешне он походил на подвод­ную лодку. Длина его равнялась 10 метрам, и весил он 98 тонн. После пробных спусков на небольшие глу­бины в августе 1953 года Ж. Гуо и известный подвод­ный исследователь Ж. Ив
Кусто скафе метров.
Но уже в феврале 1954 го­да «ФНРС-3» с изобрета­телями на борту достиг у западных берегов Африки рекордной глубины — 4050 метров. Исследователи на­блюдали в естественной обстановке многих глу­бинных обитателей и сфо­тографировали редкую ша­гающую рыбу бентозавра, обнаружили не известную ранее науке глубоководную акулу. В течение последующих шести лет никто не пытал­ся проникнуть в пучину океана еще глубже. Но в 1960 году сын Августа Пикара, Жак Пикар, опустился на дно самой глубокой в мире Мариинской впадины и наблюдал подводную жизнь на глубине И тысяч метров! Новые времена рождают новые требования, и под­водные исследователи стали думать уже о корабле, ко­торый мог бы самостоятельно двигаться под водой, и притом на любых глубинах. Над созданием такого корабля много лет трудился Ж. Ив Кусто. В 1960 году «Ныряющее блюдце» — так назвал свой аппарат изобрета­тель— было спущено на воду. Оно имело чечевицеобразную форму, наблюдатели распола­гались в нем лежа. Двигался корабль так же, как и каль­мар, то есть всасывая воду че­рез одно отверстие и с силой выталкивая ее через другое. Для этого на корабле был установлен особый гидрореак­тивный двигатель. В настоя­щее время Ж. Ив Кусто рабо­тает над дальнейшим усовершенствованием «Ныряюще­го блюдца». Интересный корабль для подводного туризма — ме- зоскаф — построил Жак Пикар. В США мезоскаф Пикара сейчас усовершенствуют и оснащают атомным двигателем. Скорость корабля будет 35 километров в час, и под водой он сможет находиться около полутора месяцев.

http://websitesinqatar.com/community/znachenie-kakogo-virazheniya-yavlyaetsya.html значение какого выражения является

http://www.esm-group.ru/community/normativi-doma-s-garazhom.html нормативы дома с гаражом Много сделали для изучения океанских глубин совет­ские ученые.
В последнее время специалисты Гипрорыбфлота раз­работали проекты новых подводных лабораторий. Им удалось создать подводную лодку «ТИНРО-1» длиной И метров, шириной 2,7 метра. Глубина ее погруже­ния— 300 метров; скорость под водой в час — 10  километров. Исследовательская лаборатория снаб­жается новейшими приборами для изучения морских глубин. Одновременно в ней сумеют работать пять че­ловек. В институте Атлантнииро был со­здан еще один подводный корабль — батиплан «Ат­лант-1», который успешно ведет исследования подвод­ных глубин в различных точках Мирового океана.

http://priorbroker.kz/tech/dorozhnie-pravila-so-smesharikami.html дорожные правила со смешариками

особенности происхождения права Изучение глубин океана возможно и с обыкновенной подводной лодки. В апреле 1953 года Советское прави­тельство передало ученым одну из подводных лодок Военно-Морского Флота. Ее переоборудовали в подвод­ную лабораторию. Каких только приборов не было в этой лаборатории! В носовой части, где раньше разме­щались торпеды, был установлен подводный телевизор. Через иллюминаторы можно было вести фото- и кино­съемку. Мощные прожекторы позволяли видеть все, что происходит вблизи, а ультразвуковые гидроакустические приборы—обнаруживать стаи рыб на значительном рас­стоянии.
Находясь в лодке, ученые могли брать пробы грунта, определять температуру, соленость и радиоактивную за­раженность воды.
В декабре 1958 года «Северянка» вышла в свой пер­вый научный рейс. В это время в Атлантическом океане, между Исландией и Фарерскими островами, промышля­ли сельдь советские рыбаки. Лов был малоудачным: то попадалась совсем тощая сельдь, то косяки куда-то про­падали, а иногда, несмотря на наличие рыбы, трал при­ходил пустым. Нужно было разрешить «сельдяную загадку». И однажды ночью во время погружения уче­ные увидели странную картину. Сельдь висела в воде, застыв в самых неожиданных позах: одни торчком голо­вой вверх, другие будто подвешенные за хвост, третьи — наклонно под тем или иным углом. Сельдь спала. С рас­светом рыбы оживились и ушли в глубину. Так ученые установили, что зимой в этом районе сельдь, как прави­ло, по вечерам поднимается на глубину 80—100 метров, а с рассветом снова опускается на 200—300 метров.
Чем же объяснить такое поведение рыбы? Да, наверное, тем, что путешествовать без лишних движений куда безопасней. Ведь хищники глубин чаще всего находят добычу, улавливая производимые ею ко­лебания. А если сельдь поч­ти неподвижна, то и коле­баний никаких нет, и обна­ружить ее гораздо трудней.
Кроме того, течение меж­ду Исландией и Фарерски­ми островами направлено к излюбленным местам не­реста сельди и несет неподвижных рыб туда, где весной будет происходить икрометание. Зачем же расходовать силы!
Верно ли это предположение, покажут дальнейшие исследования. Но уже первый научный рейс «Северянки» позволил сделать ценные практические выводы. В част­ности, удалось выяснить, на какую глубину следует опу­скать трал в разное время суток.
Конечно, это только первые шаги в изучении жизни морских обитателей. Но не далеко время, когда в океане не останется для нас никаких тайн.
Знакомиться с жизнью морских глубин с подводного корабля или в водолазном костюме не всегда удобно. То ли дело путешествовать по дну морскому, как капи­тан Немо и его спутники в романе Жюля Верна «80 ты­сяч километров под водой»! И вот в Советском Союзе, а затем в Японии были созданы аппараты, позволяющие человеку погружаться под воду и не быть привязанным к кораблю. К сожалению, они были несовершенны и не гарантировали от аварий. В 1943 году французские инженеры Ж. Ив Кусто и. Э. Ганьян, изучив опыт русских и японцев, сконструиро­вали для погружения под воду более надежный аппарат. Они назвали его «аквалангом», то есть подводными лег­кими.
Акваланг состоит из маски и баллонов с сжатым до 150—200 атмосфер воздухом. По шлангам воздух через редуктор, снижающий его давление до 10 атмо­сфер, поступает в автомат. Последний устроен так, что подает ровно столько воздуха, сколько нужно для дыхания.
С аквалангом можно погружаться на глубину 50— 70 метров и находиться под водой около часа. Более глубокое погружение опасно. Правда, швейцарскому инженеру Келлеру в 1964 году удалось в акваланге спуститься на 300-метровую глу­бину, но для дыхания он пользо­вался не воздухом, а смесью кисло­рода с гелием.
Последние годы акваланг полу­чил широкое распространение во всем мире. Им пользуются люби­тели подводного туризма, биологи, археологи, охотники, фотографы, операторы. Люди-амфибии помо­гают поднимать затонувшие ко­рабли, спасают утопающих.
Сейчас конструкторы работают над созданием подводных велоси­педов, мотоциклов, автомобилей. Они помогут аквалангистам быстрее пе­редвигаться под водой. У нас уже есть подводные скутера, которые могут с большой скоростью бук­сировать любителей подводного спорта.
Но акваланг доступен не всем. Одним он дорог, другим противопо­казан по состоянию здоровья. Мож­но обойтись и без него. Для этого достаточно приобрести маску, ды­хательную трубку и ласты. Маска изготавливается из резины и, плотно прилегая к лицу, закрывает глаза и нос. Наблюдение ведется через стекло, вставленное в маску как раз против глаз. Дыхательную, обычно пластмассовую, трубку держат во рту — она позволяет плыть под поверхностью воды. Трубка короткая, и поэтому, если требуется нырнуть поглубже, нужно за­держать дыхание так, как это делает обыкновенный ныряльщик. Ласты резиновые. Они прикрепляются к ступням и позволяют плыть даже без помощи рук.
В таком простом снаряжении нельзя, конечно, долго находиться под водой. Но времени хватает, чтобы выстрелить по рыбе из гарпунного ружья, поймать ползущего краба или подобрать со дна красивую ракушку. На худой конец, можно заглянуть в подводные черто­ги через «водяной глаз». «Водяной глаз» — это водонепроницаемая камера <2 прозрачным дном. Ее не сложно сделать самому: сколо­тить ящик размеров 50x20x20 сантиметров, вместо дна вставить стекло или плексиглас, плотно заделать все щели горячим варом, и камера готова. Наблюдать подводный мир через «водяной глаз» удобней всего с лодки или с плота, опустив нижнюю часть камеры на 15—20 сантиметров в воду и накрыв голову светонепроницаемой материей.

Print Friendly

Это интересно: