SAMSUNG DIGITAL CAMERA

Без пищи животные могут прожить очень долго, а без кислорода — всего лишь несколько минут.
А как же быть рыбам? Ведь в воде трудно, каза­лось бы невозможно, дышать. В ней в двадцать раз мень­ше кислорода, чем в воздухе. Но, оказывается, это не так уж существенно. В легкие наземных животных кис­лород попадает тоже не непосредственно из атмосферы. Сперва он растворяется в жидкости, омывающей стенки легких, и только затем поступает в кровь. Выходит, что наземные животные тоже дышат кислородом, растворен­ным в воде.
Но почему в таком случае они не могут жить в воде, как рыбы? Да потому, что как только их легкие запол­няются водой, растворенный в ней кислород мгновенно поглощается, а новый не поступает — и животное зады­хается. Вот если бы вода в легких непрерывно заменя­лась свежей, то, скажем, собака или лошадь могли бы дышать в воде не хуже, чем в воздухе.
Для того чтобы нормально дышать в воде, нужны жабры. Жабры состоят из жаберных дуг с множеством лепестков. К жаберным дугам поступает отработанная кровь; здесь она отдает в воду углекислоту и обогащает­ся кислородом.
Для нормального дыхания к жабрам тоже все время должна поступать свежая вода. Когда рыба плывет, вода входит в рот, омывает жабры и выходит через жаберные щели. Когда рыба стоит, она все время открывает и закрывает рот, приподнимает и спускает жаберные крышки, засасывая свежую и выталкивая старую воду.
У окуня поверхность жабр почти в 30 раз боль­ше поверхности его тела.
Форма и величина поверхности жабр, а также строе­ние жаберных щелей зависят от образа жизни рыб. У пелагических рыб, то есть у рыб, живущих в толще воды, большой рот и широкие жаберные щели, это спо­собствует лучшему проникновению в жабры свежей воды.
У рыб, обитающих на дне, жаберные щели малень­кие,— ведь иначе жабры засорились бы песком и илом. При таком строении щелей вода в жабрах обновляется плохо, поэтому у донных рыб имеются приспособления для принудительного обмена воды.
Например, угорь при «вдохе» раздувает щеки и за­сасывает воду через рот, при «выдохе» он закрывает рот и, сжимая щеки, выталкивает воду через жаберные щели. У камбал есть особая жаберная перепонка, вы­талкивающая воду, как поршень. Еще своеобразнее дышат скаты. У них в верхней части головы имеется отверстие, снабженное клапаном. При «вдохе» клапан открывается и вода свободно проходит через отверстие, поступая к жабрам; при выдохе клапан захлопывается и вода выходит через жаберные щели.
Большинство миног, ближайших родственников рыб, ведут паразитический образ жизни. Они присасываются к рыбам ротовой воронкой. В это время свежая вода не может поступать к жабрам через рот, и она входит и выходит у миног через семь жаберных щелей.




Небольшая азиатская рыбка гиринохелус имеет при­вычку присасываться ртом к донным предметам. И вот для того, чтобы приток воды к жабрам не прекратился, у этой рыбки имеется две пары жаберных отверстий. Когда рот закрыт, вода поступает через верхние отвер­стия и выходит через нижние.
Однако как ни удивительно приспособлены жабры к окружающим условиям, они далеко не всегда обеспе­чивают рыбе нормальное дыхание. В одних водоемах постоянно не хватает кислорода, в других его содер­жание резко падает в определенные времена года. Летом кислородный голод наблюдается во время засухи, когда непроточные водоемы начинают пересыхать, и по ночам, когда водные растения усиленно поглощают кислород. Зимой доступ кислорода из атмосферы в воду резко сокращается, так как водоемы покрываются толстым слоем льда и снега.
Рыбы по-разному реагируют на количество раство­ренного кислорода в воде. Одни нуждаются в очень высоком его содержании (лосось, сиг, форель, судак), другие менее требовательны (плотва, окунь, щука), третьи удовлетворяются совершенно ничтожным количе­ством (карась, линь). Для каждого вида рыб суще­ствует как бы определенный порог содержания кисло­рода в воде, ниже которого они становятся вялыми, почти не перемещаются, плохо питаются и в конце кон­цов погибают.
Одни рыбы не терпят даже малейшего «кислород­ного голодания» и населяют водоемы только с прозрач­ной, холодной, богатой кислородом водой. Другие живут даже в болотах.
Наверное, многие замечали, что при недостатке кис­лорода в аквариуме рыбы поднимаются на поверхность и начинают захватывать атмосферный воздух.
Но так дышать атмосферным воздухом в течение дол­гого времени рыбы не могут, поэтому некоторые из них Приспособились дышать другими органами.
Карп, карась, линь часто обитают в прудах с затхлой водой; одних жабр им не хватает, и они дышат также поверхностью кожи. Карась и угорь в корзине с сырой травой, в холодное время, могут жить более двенадцати часов.
Еще дольше обходится без воды илистый прыгун. Охотясь за насекомыми, он проводит на суше много ча­сов. Пойманных прыгунов держали по шесть суток на влажном песке, и они чувствовали себя вполне нормаль­но. Дышат прыгуны, помимо жабр, кожей и полостью рта. Кроме того, жаберные крышки у них плотно при­жимаются к телу, и жабры долгое время остаются влаж­ными. Некоторые натуралисты считают, что прыгуны мо­гут дышать и хвостом. Не зря эта рыбка часто лежит на прибрежном песке, окунув хвост в воду.
Как ни странно, но у рыб в дыхании иногда прини­мает участие и кишечник.
Южноамериканские сомики дорас захватывают ртом воздух и подают его в кишечник, к стенкам которого подходит масса кровеносных сосудов. Здесь-то и происходит дополнительное обогащение крови кислородом.
Американские панцирные сомы имеют в желудке слепой отросток. Он наполняется воздухом, который, при надобности, используется для ды­хания.
У ост-индской рыбы, мешкожабер­ного сома, вдоль всего позвоночника тянется вырост жаберной полости в виде мешка. Сом при недостатке кислорода в воде набирает в него атмосферный воздух и пользуется им для дыхания.
Вьюн — небольшая рыбка, насе­ляющая многие заболоченные во­доемы, может дышать и жабрами, и поверхностью кожи, и с помощью кишечника. А пере­сохнет водоем — он впадет в спячку, что еще более снижает потребность организма в кислороде. В силь­ную засуху вьюны зарываются в ил. На поверхности ила часто образуется такая плотная корка, что по ней можно ехать на телеге. А вьюнам хоть бы что. Они не погибают и после дождей вновь перебираются в воду.
Интересно отметить, что не только при спячке, но и при любом ином понижении жизненных процессов по­требность в кислороде резко падает. Если сазану или
стерляди положить в рот комочек ваты, смоченной коньяком, рыба впадает в оцепенение и при низкой тем­пературе может прожить без воды двое суток.
У некоторых рыб для дыхания атмосферным возду­хом образовались особые органы. На Дальнем Востоке водится рыба змееголов, названная так из-за формы головы, которая похожа у нее на змеиную. Это хищная рыба, достигающая семи килограммов веса. Живет она в илистых затонах и мелководных озерах, сообщающихся с Аму­ром. Летом здесь мало кисло­рода. Но змееголова это не стра­шит. У него над жабрами есть полость, богатая кровеносными сосудами. Когда дышать в воде становится трудно, змееголов за­хватывает ртом воздух и пере­гоняет его в наджаберный орган. Там и происходит обогащение крови кислородом.
Сколько времени змееголов может жить вне воды, неясно: по одним данным 7—8 часов, по дру­гим — до семи суток. Индийскую рыбу анабас не зря называют сухопутным путе­шественником. На суше во влаж­ном воздухе анабас может жить несколько суток. Его перевозят без воды в корзинах или глиня­ных сосудах. Для дыхания он пользуется лабиринтовым аппа­ратом, расположенным рядом с жабрами. Проходя через извили­стый лабиринт, проглоченный воздух отдает в кровь анабаса кислород.
Тропические рыбы — макро­поды, бойцовые, гурами, — оби­тающие в пересыхающих водое­мах, а иногда и в канавах на рисовых полях, тоже пользуются для воздушного дыхания лаби­ринтовым аппаратом. Эти рыбы, так же как анабас, настолько приспособились к воздушному дыханию, что если лишить их возможности пользоваться атмо­сферным воздухом, то они через несколько часов погибнут.
Рыбы используют для дыха­ния и плавательный пузырь. У одних он — резервуар для сбе­режения кислорода про запас. Ведь хищным рыбам в погоне за добычей приходится раз­вивать огромную скорость. Кислорода в это время рас­ходуется очень много, и жабры с работой не справ­ляются. Тогда-то эти рыбы и используют кислород из плавательного пузыря.
У других рыб плаватель­ный пузырь превратился в специальный орган дыха­ния. Он бывает ячеистым, пористым или состоит из множества отдельных ка­мер. Воздух в плаватель­ный пузырь, заменяющий легкие, поступает через рот или через носовые отверстия. Именно так устроен пу­зырь у многопера, амии и панцирной щуки.
Многопер водится в водоемах экваториальной Афри­ки. Достигает метровой длины. Свое название он полу­чил оттого, что спинной плавник у него состоит из от­дельных небольших плавничков. У многопера вкусное мясо, и местное население с энтузиазмом охотится на него. Обнаружить многопера легко по шуму, кото­рый он производит, заглатывая атмосферный воздух.
Амия живет в реках и озерах Северной Америки. Это очень прожорливый хищник, она напа­дает даже на добычу, превышаю­щую ее по размерам.
Панцирная щука — крупная рыба до шести метров длиной, населяет пресноводные водоемы Кубы. В небольших количествах сохранилась также в Северной и Центральной Америке. Интересна как объект спортивного рыбо­ловства.
Настоящие легкие образова- Капсула протоптеруса. лись из плавательного пузыря у двоякодышащих рыб. Известно три вида этих рыб из трех раз­личных семейств.
В илистых, часто пересыхаю­щих водоемах Австралии живет метровая двоякодышащая рыба рогозуб. Название говорит само за себя — у этой рыбы роговые зубы. Летом, когда кислорода в воде становится мало, рогозуб начинает дышать легкими, но на берег выползать не может.
Исключительно долго без во­ды может жить африканская двоякодышащая рыба протопте- рус. Когда водоемы пересыхают, она устраивает из ила и слизи, выделяемой телом, особый кокон с крышечкой. В нем протоптерус проводит все засушливое время года, то есть около шести меся­цев. В таких коконах его перевозят на тысячи кило­метров. Протоптерус может находиться в спячке более трех лет! Если кокон положить в теплую воду, он рас­творится— и рыба начинает плавать как ни в чем не бывало. Третья двоякодышащая рыба — американский чешуйчатник. Обитает в заболоченных участках Ама­зонки и в жаркое время года впадает в спячку. В воде, лишенной кислорода, может жить более двух недель.
Ни одна выклюнувшаяся из икринки рыбка не может дышать атмосферным воздухом. А кислорода только что родившейся рыбке требуется значительно больше, чем взрослой. Как же дышат личинки в водоемах, где мало кислорода? Оказывается, природа предусмотрела и это. Одни личинки дышат всей поверхностью кожи, у других обильно развивается кровеносная система, у третьих образуются наружные органы дыхания, исчезающие по мере роста рыбы.

Print Friendly

Это интересно: