riba_kamen_14-e1411811546786

В борьбе за жизнь рыбам нужно уметь хорошо пря­таться. Кто лучше спрячется, тот всегда выигрывает, И тут на помощь рыбам приходит защитная окраска. Одним рыбам она помогает спасаться от врагов, другим незаметно подстерегать добычу. Защитная окраска у рыб возникла постепенно, в процессе естественного отбора. Кто не умел прятаться или защищаться, тот погибал. Вот наглядный пример. Несколько лет назад в озеро Комсомольское на Карельском перешейке горе-рыбо­воды выпустили множество мальков орфы — декоратив­ной рыбки оранжевого цвета. Озеро изобиловало хищ­никами— окунем, щукой, судаком. Куда бы маленькие орфы ни пытались спрятаться — хищники замечали их издали. В результате — все мальки окончили свою жизнь в пасти хищников.
Для того чтобы действительно быть защитной, окрас­ка рыбы должна соответствовать окраске окружающей среды. Как мы уже знаем, поверхность воды представ­ляется рыбам зеркальной. Поэтому серебристое брюшко рыбы, если смотреть на рыбу снизу, не будет выделяться на светлом фоне неба. Точно так же темная спинка, если смотреть на рыбу сверху, будет сливаться с темным фо­ном дна. Так окрашены сельди, сиги, жерех, уклея, че­хонь и многие другие пелагические рыбы.
Некоторые виды небольших глубоководных акул имеют светящееся брюшко, это тоже делает их незамет­ными при наблюдении снизу. В полном соответствии
с правилами маскировки окрашен африканский сомик синадонтис, плавающий «кверху ногами»; у него светлая спинка и темное брюшко.
Рыбам важно быть невидимыми не только сверху и снизу, но и сбоку. Оказывается, окраска пелагических рыб защитна и в этом случае. Свет всегда падает в воду сверху и лучше всего освещает спинку рыбы, хуже бока и совсем плохо — брюшко, которое остается в тени. По­этому темная окраска спинки кажется светлее, чем на самом деле, серая на боках почти не изменяется, а брюш­ко выглядит темнее. В итоге рыба при наблюдении сбоку приобретает серую однотонную расцветку, сливающуюся со свинцовой окраской толщи воды. Кроме того, любой предмет однотонной окраски без теней теряет рельеф­ность, кажется плоским, что еще больше скрадывает его очертания.
Постепенный переход от темной окраски спинки к светлому брюшку достигается у рыб различными сред­ствами. У большинства рыб окраска сверху вниз изме­няется от почти черной, через серую, к совсем белой. Или же рыбы имеют полосы на спинке, исчезающие к бокам, как например у скумбрии, или пятнистость, уменьшаю­щуюся от спинки к брюшку, как у кумжи.
В толще воды незаметными будут и бесцветные, про­зрачные рыбы: лапша-рыба, байкальская голомянка, снеток; личинки сельдей, угря, корюшки.




Темную спинку и светлое брюшко имеют также дон­ные рыбы. Для лучшей маскировки у многих из них, особенно обитающих на каменистом грунте, не однотон­ная, а мраморная окраска спины и боков. Например, у сома, налима, османа, пескаря.
Защитная окраска рыб, живущих около водных рас­тений, очень разнообразна. Каспийская игла-рыба окра­шена в блекло-зеленый цвет, и ее трудно заметить среди прибрежных зарослей. Мелкая атлантическая треска, ютящаяся вблизи берегов в гуще водорослей ламина­рий, красно-бурая и сливается по цвету с морской ка­пустой.
Камуфляжную серовато- или желтовато-зеленую окраску с бурыми и оливковыми пятнами имеет щука. Когда она неподвижно стоит между растениями, под­карауливая добычу, ее заметит редкая рыба.
Хорошо скрывается среди растений или на каменистом грунте полосатый окунь. Казалось бы, полосатая окраска должна резко бросаться в глаза. На самом же деле это не так. Поперечные полосы на фоне зарослей как бы расчленяют тело рыбы, и она теряет знакомые очертания.
Совсем незаметной становится рыба, если один из цветов ее поперечной полосатой окраски совпадает с фоном. На рисунке рыба однотонной окраски хорошо
заметна. На следующем рисунке расчленяющая рас­цветка уже скрадывает ее, хотя ни один из цветов рыбы не соответствует фону. А когда один цвет совпадает с фоном, рыбу и вовсе трудно распознать.
Теперь понятно, почему многие рыбы коралловых рифов покрыты разноцветными поперечными полосами. Кораллы, обитающие там моллюски и другие животные всегда ярко окрашены, поэтому рифовым рыбам легко найти такой фон, на котором их пестрая поперечно-по­лосатая окраска будет незаметна.
Среди растений, стелющихся вдоль поверхности воды, поперечно-полосатая окраска, наоборот, будет рез­ко выделяться. В этих условиях менее заметными ока­жутся рыбы с полосами, расположенными вдоль тела. Так именно и окрашены рыбки данио-рерио и нанносто- мусы, живущие в верхних слоях воды между плавающие ми растениями.
Рыбы могут менять окраску в зависимости от цвета грунта, воды и условий освещения.
У окуня и щуки, обитающих на песчаном грунте в прозрачной воде, на неглубоких местах окраска светлая с слабо выраженными полосами и пятнами. В водоемах с бурым торфянистым дном и коричневой водой они окрашены в темный, иногда почти черный цвет, а живу­щие у водных растений имеют зеленый оттенок.
Одни и те же рыбы в одном и том же водоеме зимой,
когда из-за льда в воду проникает мало световых лучей, становятся темнее, чем летом. Если рыбу пересадить в новый водоем с другим по цвету грунтом, то она обязательно выберет в нем грунт, похожий на тот, который был в прежнем водоеме и ко­торый больше всего подходит к основному тону ее окраски. Поступая так, рыбы «руководствуются» условным рефлексом. Соответствие окраски тела цвету грунта является для них сигналом безопасности.
Рыболовы иногда пользуются способностью рыб ме­нять цвет при перемене внешних условий. Так, употреб­ляя в качестве насадки темноокрашенных рыбок — голь­яна, карася, их в течение нескольких часов выдерживают в белых, хорошо освещенных сосудах. Рыбки-живцы при этом светлеют, становятся более заметными и привлека­тельными для хищников.
Окраска рыб может изменяться и с возрастом. Ли­чинка угря живет несколько лет в толще воды и все это время бесцветна. Когда она превращается в маленькую рыбку и переходит на донный образ жизни, ее спинка становится темной, под цвет дна.
У одного из видов летучих рыб мальки живут среди плавающих водорослей и окрашены в светло-желтый цвет с черными и бурыми пятнышками на плавниках. Когда рыбы вырастают и оставляют водоросли, они на­девают защитный пелагический наряд, синевато-серый сверху и серебристый снизу.
Встречаются рыбы-хамелеоны. В прибрежных водах Черного моря водится небольшая рыбка барабуля. Ночью она охотится за донными беспозвоночными, а днем отдыхает, полузарывшись в песок и приспособив свою окраску к цвету грунта. При этом окраска у нее может изменяться от красно-оранжевой до темно-зеле­ной,—так рыбка становится незаметной при любом цве­те дна.
С поразительной точностью воспроизводят на спине рисунок грунта камбалы. Как-то, в рижском зоопарке, я подошел к аквариуму с табличкой «Камбалы». Дно аквариума было выстлано разноцветной галькой, но ни одной камбалы я не увидел. Заведующий отделом поше­велил стеклянной палочкой гальку на дне, и вдруг, как из-под земли, в воде появились три камбалы, каждая величиной в блюдце. Через минуту камбалы снова уст­роились на дне, и только зная, где они расположились, можно было заметить силуэты рыб.
С камбалами производили такие опыты.
Под аквариум со стеклянным дном подкладывали шахматную доску, и вскоре у камбал на спине появля­лись клетки, подобные шахматным. Подкладывали га­зету— и на спине появлялись строчки.
Если поместить камбалу так, чтобы ее тело находи­лось на светлом фоне, а голова на темном, то она окра­шивается в темный цвет. Наоборот, если голова камба­лы будет находиться на светлом грунте, а туловище на темном, она примет светлую окраску. Ослепленная кам­бала становится почти черной. Это лишний раз под­тверждает, что изменение цвета рыб непосредственно связано с их зрительными восприятиями.
Показательно, что у камбал меняется цвет только верхней части туловища; нижняя часть, на которой ле­жит рыба, не видна и всегда остается светлой.
Иногда хорошо защищенные рыбы имеют резко бро­сающуюся в глаза окраску.
Тропические ядовитые рыбки плотосус араб раскра­шены красными и желтыми продольными полосами. Они обитают в толще воды у кромки зеленых водорос­лей, и такая яркая полосатая окраска явно демаски­рует рыбок.
У черноморского морского дракончика спинной плав­ник вооружен ядовитой колючкой. Ее пересекает резко очерченная черная полоса, заметная издалека. Когда морской дракончик лежит на дне, зарывшись в песок, он выставляет на показ свой плав­ник-флаг с грозным оружием.

Спрашивается, зачем рыбам демонстрировать свое оружие? Ведь, казалось бы, это теряет всякий смысл? Конечно, если хищник проглотит морского дракончика, то погибнет и он, и обладатель предостерегающей окраски. В этом случае предостерегающая окраска ока­жется бесполезной. Но, скорее всего, хищник, схватив морского дракончика у спинного плавника или рыбу- хирурга около хвоста (то есть там, где они больше всего заметны), наколется и оставит в покое несъедобную ко­лючую рыбу. Может быть, хищник потом и погибнет, но морской дракончик и рыба-хирург не будут проглочены и уцелеют, тем более что все животные, обладающие угрожающей окраской, особенно живучи.
Нельзя также не учитывать опыт, который приобре­тает сосед. Если хищная рыба из плывущей стаи набро­сится на хирурга и, схватив его, «выплюнет», сделав при этом испуганное движение, то остальные хищники в дальнейшем будут избегать рыб с оранжевым пятном у хвоста. Очевидно, угрожающая окраска помогает уце­леть хозяину.
Не случайно некоторые рыбы имитируют окраску хорошо вооруженных рыб.
Морской язык закапывается в песок и выставляет наружу плавник без шипов, но очень похожий по окраске на спинной плавник морского дракончика. Некоторые виды безобидных морских угрей окрашены так же, как ядовитые морские змеи.

Всегда ли помогает такая окраска своим хозяевам, сказать трудно, на этот счет пока нет достаточных данных. Но если польза ложной угрожающей окраски сомни­тельна, то польза обманной окраски у рыб очевидна. Вот перед нами щетинозуб-хестодон капистратус, обитающий у берегов Новой Зеландии. Настоящий глаз скрыт у него черной поперечной полосой, а у хвоста рас­положен резко выделяющийся ложный глаз. Отправ­ляясь на охоту, щетинозуб медленно плывет хвостом впе­ред, зорко поглядывая по сторонам. Но как только пока­жется враг, он стремительно уплывает в противополож­ном направлении, сбивая с толку преследователя. Маскировка глаз распространена среди многих рыб. Поперечными или продольными полосами замаскиро­ваны истинные глаза у панцирной щуки, жемчужного гурами, рыбы-всадника. У антенарии, или, как ее чаще называют, рыбы-клоу­на, настоящий глаз скрыт пересекающимися черточками, как бы зачеркнут, а ложный на спинном плавнике резко выставлен. В Индийском океане обитает рыба красная крылатка, у нее по розово-красному фону туловища тя­нутся к зрачку многочисленные бурые полосы. Обра­зуется настолько сложный рисунок, что рассмотреть глаз не удается даже вблизи. Кроме защитной окраски, прятаться некоторым рыбам помогает форма тела, а иногда и принимаемая ими поза. Рыбы, живущие в верхних слоях воды, имеют, как правило, заостренное брюшко. Это не случайно: при такой форме рыбы не образуют тени, делающей ее заметной издалека. Наоборот, у донных рыб тело обычно сплющенное, что исключает образование тени на боках.

Инстинкт подсказывает рыбам, когда они заметны, а когда нет. В журнале «Рыбоводство и рыболовство» № 4 за 1958 год описан очень интересный случай пове­дения рыб: «Голубой грот на острове Капри имеет два входа—узкий, расположенный у поверхности моря, и широкий, находящийся немного ниже, открывающийся в толщу воды. Таким образом, свет проникает в грот двумя путями. Рыбы, обитающие ниже первого входа, плавают нормально; те же, которые находятся в местах, куда свет из каждого входа попадает в равном количе­стве, — плавают на боку; рыбы, живущие в пространстве, примыкающем к нижнему входу сверху, плавают брюхом вверх». Иначе говоря, рыбы занимают в гроте такие позы, при которых они менее всего заметны. Это не единственный пример умелой маскировки рыб. Австралийский морской конек-тряпичник с порази­тельной точностью имити­рует форму и цвет окружа­ющих водных растений. Изумление вызывает ры­ба с необычным названи­ем— вялый лист,— она жи­вет в реках Бразилии. По очертаниям это настоящий лист тополя. Тело плоское. Цвет оливковый с темными поперечными полосами, на­поминающими прожилки на листе. Есть у «листа» и «черешок» — отросток на нижней губе. Сходство еще более усиливается манерой держаться наклонно, почти лежа. Говорят, что прежде чем поймаешь такую рыбу сачком… приходится вы­лавливать из водоема мно­жество пропитанных водой мертвых листьев и очень тщательно их рассматри­вать. Рыба-лист прожорливая хищница и сходство с ли­стом помогает ей не только спасаться от врагов, но и незаметно подбираться к добыче. Подкрадывается она умело, слегка пошеве­ливая спинным и брюшным плавниками. Когда до жерт­вы останется несколько сан­тиметров, следует бросок — и рыбка оказывается про­глоченной. На Цейлоне есть рыба, которую местные рыбаки называют косколайя, то есть  лист хлебного дерева. При виде врага она падает го­ловой вниз и опускается на дно, точно намокший лист.

В Саргассовом море во­дится уродливая рыба — морская мышь. Внешне она мало похожа на рыбу, а тем более на мышь. Больше все­го она напоминает рогатую жабу. Окраска у нее бу­рая с белыми крапинками, имитирующая саргассы с сидящими на них ракушка­ми. Цвет и листовидные от­ростки совершенно скры­вают рыбу, карабкающуюся с помощью плавников по ги­гантским водорослям.
Удивительна рыба спинорог-монакантус. Уткнув­шись носом в дно, она ча­сами может стоять верти­кально и помахивать плав­никами и хвостом. Кажется, не рыба перед тобой, а рас­тение, колеблемое течением.
А вот факх, иглобрюх, четырехзубец, куткутья — так те могут изменять свою форму. Они захватывают ртом воздух или воду и раз­дуваются, превращаясь в шар. Это помогает им спа­саться от хищных рыб — ведь не каждый хищник от­важится схватить шар, со­всем не похожий на рыбу! Когда опасность проходит, они вновь принимают свой обычный вид.
Наши пресноводные ры­бы — лещ, густера, бело­
глазка — реже попадают на обед хищникам из-за высокой формы своего тела. Исследо­вание содержимого желудков хищных рыб показало, что при одном и том же количестве в водоеме узкотелых и широко­телых рыб широких в желудке оказывалось в несколько раз меньше, чем узких.
Многие рыбы любят пря­таться в «укромных уголках». Одни находят убежище среди зарослей водных растений. Другие, как например бычки, прячутся под камнями. Налим залезает в нору под корни подмытых водой деревьев. Хищная мурена затаивается в расщелинах скал. Тропические угри скрываются в проходах между кораллами.
Есть рыбы, которые прячутся в вырытых ими норах. Недавно в Красном море обнаружена «сидячая» рыба — трубочный угорь. Он роет в грунте нору длиною до 50 сантиметров и скрепляет ее стенки слизью. Если все спокойно, угорь сидит в норе, высунувшись наполовину. Но как только появляется враг, рыба исчезает в норе и забрасывает ход песком.
Целиком в ил или песок зарываются глубоководная слепая рыбка баратранус, щиповка, личинка миноги. Полузарывшись в песок, скрываются от врагов камба­лы, барабуля, бычки.
Некоторые рыбы ищут защиту у других рыб или иных животных.
Маленькие рыбки-лоцманы постоянно сопровождают акул. Под их покровительством они находятся в полной безопасности, да и с «акульего стола» им кое-что пере­падает. Огромные хищницы не обижают своих поло­сатых спутников. Акулы плохо видят, а лоцманы хоро­шо и, по-видимому, помогают им обнаруживать добычу. Кроме того, на коже акул ютится множество паразитов, лоцманы уничтожают их с пользой для себя и хозяев. Любопытно содружество рыб с актиниями и меду­зами. В теплых водах Тихого океана, а также и в Индий­ском, встречается несколько видов небольших рыбок, которые дружат с актиниями. Актинии — это кишечно­полостные животные, по внешнему виду напоминающие красивый цветок на толстой, как у гриба, ножке. Лепе­стки-щупальца актинии со стрекательными нитями в лю­бой момент готовы захватить проплывающую рыбку. Схватив жертву, актиния сжимается вокруг нее и пере­варивает добычу. Однако рыбки амфитрионы безбояз­ненно снуют между страшными щупальцами и объедают с них остатки пищи. Актинии не только не приносят им никакого вреда, но даже являются их защитниками. При опасности рыбки бросаются к актиниям, а преследова­тели или благоразумно удаляются, или сами становятся добычей актиний. Но амфитрионы живут не только за счет объедков со стола своих покровителей. Кое-что они промышляют и сами. Причем свою добычу они всегда тащат домой и часть ее отдают актиниям. Выходит, что такое содружество полезно и тем и другим.

Во многих морях и океанах водятся медузы и синофоры. Они похожи на плавающие колокола или раскры­тые зонтики. Некоторые из них небольшие — с блюдце величиной, другие достигают огромных размеров. Как и у актиний, у них имеются ядовитые стрекательные нити. Между тем рыбки номеус без вреда для себя плавают между жгучими щупальцами. Тут тоже взаимная выгода: номеус находят среди стрекательных нитей безопас­ное убежище, а синофоры поедают рыб, которых завле­кает, спасаясь от преследования, номеус.
До сих пор окончательно не установлено, почему яд актиний, медуз, синофор, смертельный для большинства рыб и мелких животных, на некоторых из них не дейст­вует. Есть несколько точек зрения на этот счет: одни считают, что рыбы, снующие между страшными нитями синофор и актиний, просто очень юркие и избегают со­прикасаться с ними. Другие полагают, что у кишечно­полостных животных выработался условный рефлекс на цвет, запах, или еще какой-нибудь признак рыбок, кото­рые им полезны, и потому они не трогают их. Наконец, существует мнение, что у «жильцов» актиний и синофор выработался иммунитет и им не страшны ядовитые щупальца. Очевидно, последняя точка зрения наиболее правильна. Это подтверждается и содружеством рака- отшельника с актинией. Отшельник поселяется в пустых раковинах моллюсков, а снаружи на раковине обычно устраивается актиния. Она защищает рака от его мно­гочисленных врагов, но зато пользуется остатками его трапезы. Когда на раковине поселяется особенно жгу­чая актиния — адамсия, она разъедает раковину. Яд ее опасен для рака. Но рак съедает кусочек актинии, и яд перестает на него действовать.
Оригинальным убежищем пользуются фиеросферьъ Эти рыбки скрываются от опасности во внутренних по­лостях морских огурцов — голатурий. Там они находят дом, а иногда и стол, — некоторые виды фиеросфер пи­таются внутренностями хозяев. Голатурий это мало бес­покоит. Они иногда сами выбрасывают свои внутрен­ности, чтобы «откупиться» от преследователя. Им это ничего не стоит — ведь внутренние органы у них очень скоро восстанавливаются.

Print Friendly

Это интересно: