1687101

О том, что рыбы реагируют на звуки, известно дав­но. При ударе грома, выстреле, резком свистке парохо­да рыбешки выпрыгивают из воды и веером рассыпают­ся во все стороны. Стук по днищу или борту лодки, плеск весел тоже пугает рыбу, и она сразу же отходит в сторону. Особенно пугается шума амурская рыба тол­столобик. Чуть ударишь веслом по воде —и находящие­ся вблизи рыбы, как по команде, выпрыгивают из воды.
Но бывает и наоборот; шум или звук не пугает, а привлекает рыбу. Рыболовы умело используют и любо­знательность, и пугливость рыб. Опытные удильщики, например, успешно ловят сомов «квочением», — то есть приманивают рыбу, ударяя по воде особой колотушкой, «квоком». Почему удары колотушки привлекают со­мов, пока не установлено. Одни полагают, что сом при­нимает эти звуки за кваканье лягушки, другие считают, что удары «квока» похожи на призывные звуки сомих, а третьи думают, что бульканье, производимое «кво­ком», напоминает сому всплеск рыбы, которой он всегда готов поживиться. Какое объяснение наиболее правиль­но, сказать трудно, но, так или иначе, сом подходит на удары колотушки.
Во время нереста браконьеры не гнушаются ловить налима на звучащую снасть. Они привязывают к лесе несколько больших крючков и металлических колец или бубенчиков. При подергивании лесы они позвякивают и привлекают рыб, которые напарываются на крючки. Не безучастны к звукам и некоторые виды акул.
Рыбаки Индонезии и Сенегала ухитряются приманивать их с помощью трещоток, изготовленных из скорлупы ко­косовых орехов.
Но чаще рыбаки используют звук или шум для того, чтобы пугать рыбу. Поставят, например, ряжевые сети и ударами шестов по воде загоняют в них рыбу. При лов­ле неводом частенько пользуются звонком. Опустят его в воду между крыльями снасти, и рыба, захваченная неводом, испугавшись непонятных звуков, забивается глубоко в мотню.
На Черном море шум помогает рыбакам при ловле кефали. Перескажем, как описывает А. Куприн эту свое­образную ловлю.
Осенью, темной безлунной ночью, тихо движутся ры­бачьи баркасы. На носу переднего стоит старший ры­бак. Постукивая каблуком по днищу, он зорко вгляды­вается в воду. Если поблизости находится кефаль, она в испуге выпрыгивает из воды, выдавая себя вспле­сками.
Если рыбы много, на воду из каждого баркаса вы­кладывают так называемые рогожи — особые длинные циновки с загнутыми вверх краями. Рогожи связывают одну с другой так, что они образуют непрерывную длинную ленту. Четыре баркаса тянут ее вплотную к косяку, а два сводят вместе концы, получается кольцо; затем два других баркаса входят в середину кольца и начинают «ворочать», то есть с силой бить веслами по воде, чтобы напугать кефаль. Рыба бросается из сто­роны в сторону, но не осмеливается проскочить сквозь тень от рогож, считая ее препятствием. Пытаясь пере­прыгнуть через это «препятствие», кефаль попадает на рогожи и засыпает.




Рыбы и сами могут издавать звуки. Издают их они не только случайно, но и «сознательно».
Щука, жерех, гоняясь за рыбешкой, часто выскаки­вают из воды с громким плеском. Характерно «чавкает» окунь, захватывая ртом воздух в погоне за мальками. В тихую погоду слышно, как чмокают лещ, плотва, са­зан, объедая водоросли. Шумно «играют» лососи, осет­ровые рыбы.
С оглушительным грохотом выпрыгивают и снова шлепаются в воду луна-рыба, гигантские скаты. Громко бьет по воде хвостом охотящаяся акула-лисица. Далеко слышны прыжки стайных рыб — пеламиды, кефали, скумбрии.
Все эти звуки, образующиеся при движении и пита­нии рыб, ихтиологи называют шумами. Рыбы произво­дят их бессознательно, и они никак не подтверждают на­личие у рыб слуха. Иное дело — звуки, которые рыбы из­дают особыми, приспособленными для этого органами. И делают они это, надо полагать, совсем не зря.
О том, что рыбы не безгласны, знали еще древние греки. Гомер, очевидно, слышал звуки, издаваемые сциенами. Звуки этих рыб отдаленно напоминают пе­ние. О них-то и вспомнил поэт, когда писал о сиренах, пытавшихся пением заманить к себе Одиссея.
Рыбаки Малаккского полуострова часто перед заме­том сетей спускают под воду опытного рыбака с тонким слухом. Он прислушивается к «голосам» рыб и по ним определяет, есть ли смысл начинать лов. Особенно много «рыбьих слов» узнали ученые за по­следнее десятилетие. В этом им помогли «водяные уши» — чувствительный прибор гидрофон, хорошо улав­ливающий звуки в воде. С помощью гидрофона голоса рыб удалось не только прослушать, но и записать на пленку.
Выяснилось, что «пение» сциен далеко разносится из подводных глубин. «Разговорчивы» не только сциены, но и все их род­ственники — горбылевые рыбы. Они ворчат, вздыхают, скрипят, каркают. Есть рыбы, «бьющие в барабан». Их так и назы­вают— рыбы-барабанщики. Разноголосый хор барабан­щиков можно регулярно слушать летними и осенними вечерами в различных районах Черного моря.
А у берегов Китая обитает замечательная камбала — цинонглосус. Она издает звуки, напоминающие звон колокола, игру на арфе, низкие тона органа.
Очень «болтливы» морские петухи. Они могут сви­стеть, лаять, гудеть, кудахтать. «Разговор» черномор­ских петухов-тригл можно передать слогами: оо-ао- хрр-ао.
Как видим, поговорка «нем, как рыба» не соответ­ствует действительности: «говорящих» рыб не так уж мало, да и словарь их довольно разнообразен. Некото­рые виды морских коньков и морских игл щелкают. Со­мы-касатки скрипят. Черноморские зеленушки скреже­щут. Жабы и собаки-рыбы хрюкают. Индонезийские те- рапоны гудят, почти как автомашины. Вполголоса «пе­реговариваются» сельди.
Как же разговаривают рыбы, если у них нет языка? Оказывается, у большинства рыб для этой цели при­способлен плавательный пузырь. Он и создает звуки и усиливает их, как резонатор. А некоторые рыбы издают звуки трением зубов, челюстей, жаберных крышек, по­звонков.
Но «болтают» рыбы, разумеется, не для развлечения. Ведь все в природе имеет свои причины. Ученые устано­вили, что звуки, которые издают рыбы, служат разно­образным целям. Одним они помогают ориентироваться и отпугивать врагов; другие используют звук как сигнал тревоги; третьи «разговаривают», ухаживая за самками.
Интересные опыты были проведены во Флориде с бычками-батигобиусами. Эти маленькие рыбки ютятся в расселинах подводных скал, между камнями. Перед нерестом бычок-самец приступает к постройке гнезда. Когда укрытие для икринок готово, он подзывает самку, издавая низкие хрюкающие звуки. С помощью гидро­фона ученые попробовали передать в воду записанный на пленку голос самца-батигобиуса. Как только аппарат был пущен, рыбки устремились к гидрофону. Многие за­лезали прямо на гидрофон — самки шли на призыв сам­ца, а самцы подплывали, чтобы подраться.
Рыбы могут объясняться и без слов. Изучить их не­мой разговор не так-то просто. Но все же кое-что уда­лось подсмотреть и понять. Оказывается, уже в «раннем детстве» рыбешки отлично понимают знаки родителей. Вот плывет стайка маленьких, прелестно окрашен­ных рыбок хемихромисов. Впереди медленно зигзагами движется один из родителей, а молодежь неотступно следует за ним. Но вожак устал. Как же заставить маль­ков плыть за новым вожаком? Оказывается, очень про­сто. Как только впереди плывущая рыбка меняет зигза­гообразное движение на прямолинейное, вторая взрослая рыбка становится во главе стаи и продолжает зигзаго­образное движение вперед: это сигнал «плыви за мной», и мальки его сразу понимают. Наступают сумерки. Пора на ночлег. Мать становит­ся у входа в гнездо и подает плавниками особый знак —
«спать». Увидев команду, маль­ки послушно забираются в гнездо.
«Языком жестов» пользу­ются и другие рыбы. В Цен­тральной Африке обитают тиляпии. Это ценная промысло­вая рыба. Ее разводили еше в Древнем Египте за две тыся­чи лет до нашей эры. Сейчас тиляпий завезли во многие страны — во Вьетнам, в Россию и др.
Тиляпия откладывает до 400 икринок и носит их во рту. Мальки первое время тоже находят убежище во рту. На прогулке они снуют вокруг матери. Но как только появляется опасность, ма­маша опускает «голову вниз, приподнимает хвост» и на­чинает пятиться назад. Это значит — «спасайся». И маль­ки тотчас же устремляются в испытанное укрытие — рот матери.
С некоторыми другими цихлидами — эти рыбки во­дятся в водоемах Южной Америки, Африки и Азии — проводились интересные опыты. Вдоль стенки аквариума с мальками медленно передвигали картонный кружок, и рыбки следовали за ним. Так медленно обычно плывет родитель, принявший на себя заботу о потомстве. Кру­жок останавливали, и мальки переставали обращать на него внимание. Если же кружок двигали быстро, рыбки бросались наутек.
Резкие движения — сигнал опасности — не только у цихлид. На берегу реки сидит рыболов и таскает на удочку одного за другим увесистых окуней. Но вот один полосатый красавец сорвался с крючка, и клев сразу же прекратился. «Эх! Увел всю стайку!» — восклицает рыбо­лов. И он не далек от истины. Стремительный бросок наколовшегося окуня мог испугать всю кормившуюся стайку.
Бывает, что между рыбами одного и того же вида возникают недоразумения. Самцы могут не поладить из- за самки, пищи, облюбованного участка, тогда возни­кают схватки, и побеждает обычно тот, чьи жесты носят наиболее угрожающий характер.

Особенно часто ссоры происходят между самцами колюшек. Стоит появиться на территории, занятой одним самцом, другому, готовому к нересту и ярко окрашен­ному, как «хозяин» сразу же устремляется на пришель­ца. Главное, что «действует на нервы» будущего па­паши,— это красное брюшко гостя. Если возмутитель спокойствия, не испугавшись, не покидает поля боя, рыбки начинают угрожать друг другу жестами. Они становятся на голову, показывают бока, топорщат иглы на спине. Время от времени рыбки схватывают со дна травинки, как бы говоря: «Я занят постройкой гнезда, плыви своей дорогой».
И все же иногда дело доходит до драки, — противни­ки начинают наскакивать друг на друга, пытаясь ущип­нуть ртом или уколоть иглами. Победителем почти всег­да оказывается не сильнейший, а хозяин территории, ведь, как известно, «дома и стены помогают».
Язык жестов понятен и глухому. Но чтобы как-то реагировать на шум и на «слова» других рыб, рыбы должны воспринимать звуки. Но чем и как?
Звук — это колебательное движение частиц воздуха или воды. Высшие позвоночные улавливают их слухо­вым аппаратом, состоящим обычно из наружного уха, ушного отверстия, улитки, мембраны. У рыб их нет. По­этому рыб долгое время считали глухими. Убедившись, что рыбы все-таки слышат, ученые решили выяснить, чем же они слышат. Оказалось, рыбы могут восприни­мать даже такие звуки, которые ухо человека не улав­ливает. Человек слышит звуки с частотой колебания от 16 до 13 000 в секунду. А рыбы улавливают колеба­ния воды с частотами от 5 до 13000 в секунду.
Многочисленными опытами, поставленными в аква­риумах, и внимательным наблюдением за рыбами в при­родной обстановке удалось установить, что механиче­ские и инфразвуковые колебания с частотами от 5 до 16 в секунду рыбы воспринимают «шестым» органом чувств, о котором подробно будет рассказано в следую­щей главе. Звуки с частотой колебания от 16 до 13 000 в секунду они улавливают нижней частью слухового лаби­ринта. Он расположен в углублении черепной коробки и соединен со слуховым нервом. В этом же лабиринте имеются и особые слуховые камешки — отолиты. Но на­правление звука рыбы определяют не слуховым лаби­
ринтом, а кожным чувством. Очень важно было выяс­нить, какой силы звуки слышат рыбы. Оказалось, что угорь слышит в воде примерно так же, как человек в воздухе. Но рыба, вынутая из воды, глуха, ее органы не воспринимают колебания частиц воздуха.
Какие же звуки рыбы слышат лучше, а какие хуже?
Прежде всего было установлено, что на звуки, источ­ник которых находится в воздухе, рыбы реагируют зна­чительно слабее, чем на звуки, источник которых распо­лагается непосредственно в воде или на берегу водоема.
Это очень просто проверить. Пригласите товарища и отправьтесь с ним по берегу реки. Как только замети­те стайку резвящихся уклеек или степенно плавающих у поверхности воды голавлей, или притаившуюся в за­рослях щуку, попросите товарища отойти метров на 40 и громко крикнуть. Рыбы не обратят на его крик никакого внимания и будут плавать как ни в чем не бывало. По­чему это происходит? Звуковые волны плохо проникают в воду и почти полностью отражаются от поверхности. А теперь пусть товарищ спустится к реке и на таком же расстоянии от рыб попробует под водой стукнуть камнем о камень. Рыбы немедленно юркнут в глубину и исчезнут из глаз. Объясняется это просто: звук распро­страняется в воде быстро и без всяких помех.
Или еще пример. Поставьте на столик с аквариумом заведенный будильник. Как только будильник затрещит, рыбки бросятся врассыпную. А теперь попробуйте под­весить будильник на веревочке рядом с аквариумом. Оказывается, рыбки почти не реагируют на звонок под­вешенного будильника. Значит, хорошо воспринимая со­трясение столика, которое производит звучащий бу­дильник, рыбки плохо слышат его звучание в воздухе. Ведь звуковая волна с трудом проникает из воздуха в воду, а сотрясение столика сразу же вызывает коле­бания воды. Их-то и ощущают рыбки.
Итак, как мы убедились, рыбы умеют разговаривать между собой и слышат, что происходит в воде и даже на берегу.

Print Friendly

Это интересно: