20120706170942

Для того чтобы удачно охотиться и спасаться от вра­гов, рыбам мало хорошо видеть и слышать—кстати говоря, зрение и слух у них не такие уж и замечатель­ные, — но тут на помощь им приходят другие органы чувств, и, прежде всего, так называемая боковая ли­ния. Этот орган «шестого чувства» имеется только у рыб и земноводных, постоянно живущих в воде. Боковая линия — это канал, который обычно тянется вдоль туло­вища от головы до хвоста. В канале расположены чув­ствующие сосочки, соединенные с внешней средой малю­сенькими отверстиями, находящимися в чешуйках, и нервами — с головным мозгом. Иногда боковая линия бывает прерывистой, а иногда, как например у сельдей, располагается на голове. Боковая линия воспринимает даже самые незначи­тельные водные колебания и помогает рыбам опреде­лять силу и направление течения, улавливать отражен­ные токи воды, чувствовать движение в стае, волнение на поверхности. Пользуясь «шестым чувством», рыбы могут плавать ночью в мутной воде, не наталкиваясь на подводные предметы и друг на друга.
Боковая линия позволяет улавливать и те колебания, которые передаются воде извне, — в результате сотрясе­ния почвы, ударов по воде, взрывной волны.
Именно боковая линия помогла рыбам почувство­вать сотрясение столика, вызванное звучащим будиль­ником, о чем рассказывалось в предыдущей главе.
Такие колебания рыбы ощущают с гораздо большей чувствительностью, чем колебания в воздухе. Поэтому опытные рыболовы остерегаются стучать в лодке, ходят по берегу не топая, но не опасаются громко разговари­вать.
Исключительно большую роль играет боковая линия у хищных рыб во время охоты. Так, например, ослеплен­ная щука не теряет ориентации в воде и безошибочно схватывает движущуюся рыбку. А у слепой щуки с раз­рушенной боковой линией способность ориентироваться пропадает, она натыкается на стенки бассейна и, даже очень голодная, не обращает никакого внимания на пла­вающую рядом рыбку.
Среди камбал нередко встречаются слепые от рож­дения, и они не погибают, нормально упитаны и дожи­вают до глубокой старости. Это лишний раз подтвер­ждает, что боковая линия играет большое значение в жизни рыб.
Мирным рыбам «шестое чувство» тоже не лишнее — оно помогает им вовремя обнаруживать врагов. Поль­зуясь боковой линией, мирные рыбы отличают колеба­ния, которые создают хищные рыбы, от колебаний, со­здаваемых своими собратьями. Рыбки отлично «пони­мают», что движение помогает хищнику их обнаружить, и по­этому ночью мелкие рыбы сто­ят спокойно. Особенно типич­но в этом отношении поведе­ние атлантической сельди, ко­торая спит ночью «мертвым сном».




Помимо «шестого чувства», ориентироваться в воде рыбам помогают осязание и обоня­ние. Органы осязания у неко­торых рыб расположены чуть ли не на всем теле, как напри­мер у сазана. Но чаще всего они находятся около рта.
У трески, налима органом осязания служит усик на ниж­ней губе. У нашего сома имеется два длинных подвиж­ных уса, а у его близких заморских родственников таких усиков бывает до шестна­дцати.

Удивительным щупом воору­жена глубоководная рыбка ги- гантактис, обитающая в Индий­ском океане. Рыбка не превы­шает и пяти сантиметров, но на носу у нее имеется щуп почти та­кой же длины, как она сама. Щуп оканчивается светящимся наростом, напоминающим шляп­ку гриба. Гигантактис ловко ору­дует им, поворачивая его вверх, вниз, вправо и влево.
У некоторых рыб органы ося­зания похожи на самую настоя­щую бороду. Забавно выглядит глубоководная черт-рыба. У нее на подбородке растет целый раз­весистый куст. Величиной эта рыба с апельсин. Водится в Ат­лантическом океане на глубине свыше 500 метров.
А у рыбки ултимостомиас ми- рабилис, выловленной на глуби­не 1800 метров, борода дости­гает 40 сантиметров, в то время как сама рыбка не бывает длин­нее 4 сантиметров.
У черноморской триглы и глу­боководной «шагающей» рыбы бентозавра органами осязания служат удлиненные лучи груд­ных плавников. У лабиринтовой рыбы гурами грудные плавники вытянуты в длинные нитевидные отростки. Они очень подвижны, и гурами, не двигаясь, может од­новременно ощупывать предметы одним усом спереди, а другим сзади.
Многие рыбы, в том числе и наши пресноводные, в поисках пищи руководствуются обонянием.

У костистых рыб органы обоняния — парные ноздри. Они расположены по обеим сторонам головы и ведут в носовую полость. В одно отверстие вода входит, из другого выходит. Такое устройство органов обоняния позволяет рыбе ощущать запахи растворенных или взве­шенных в воде веществ. Однако на течении рыба чув­ствует запахи только на струе, несущей пахучие веще­ства, а в тиховодье — только в направлении токов воды. Об обонянии рыб много могут рассказать рыболовы. Они хорошо знают, что запах свежей прикормки из ржа­ных сухарей, конопляного жмыха, только что сваренной каши привлекает многих мирных рыб.
Далеко слышат запахи акулы. Когда на китобойных судах разделывают добычу, они массами собираются вокруг.
Как по мановению волшебной палочки, собираются на запах свежей крови южноамериканские рыбы пираньи. Стоит опустить в реку только что убитое жи­вотное, и вскоре от него останется чисто обглоданный скелет.
На охоте рыбы пользуются одновременно нескольки­ми органами чувств.
Дневные хищники при поисках добычи руковод­ствуются в основном зрением и водными колебаниями.
Обоняние у дневных хищников развито слабо, но все же запахи они чувствуют. Окунь часто не обращает внимания на голую мормышку, но устремляется к ней издалека, если на крючок насажен червяк или кусочек рыбы.
Ночные хищные рыбы — сом, налим, угорь, — оты­скивая добычу, пользуются: боковой линией, зрением, слухом, обонянием и осязанием. Но если по каким-либо причинам воспользоваться всеми органами чувств нель­зя, то основными становятся два или даже один орган.
Приведу такой пример. Несколько лет назад мне до­велось побывать в станице Голубицкой, расположенной на берегу Ахтанизовского лимана Азовского моря. Ли­ман проточен, в него впадает несколько ериков — рука­вов Кубани. Средняя глубина лимана не более одного метра, а вода настолько мутная, что блесна при погру­жении ее в воду на четверть метра скрывается из глаз.
В лимане много сомов. Местные жители ловят их на жерлицы, насаживая на крючок лягушку. Такой мало­спортивный способ ловли меня не привлекал, и я попы­тался ловить сомов спиннингом. Испытал множество приманок, сделанных из металла, дерева, резины, но сом не брал. Тогда я попробовал ловить на мертвую лягуш­ку, и дело сразу пошло на лад. Почему? Да потому, что сом ночью в мутной воде не видел приманку, а водные колебания, создаваемые ею, отличались от колебаний, создаваемых плывущей лягушкой. Мертвую же лягушку сом схватывал, руководствуясь обонянием.
Насекомоядным рыбам — форели-пеструшке, хариусу, уклейке — при ловле насекомых помогает главным обра­зом зрение, но и они с помощью боковой линии улавли­вают колебания, образующиеся при падении в воду на­секомых. Попробуйте незаметно в стороне от стайки резвящихся уклеек бросить в воду щепочку, и вы уви­дите, как рыбки устремятся к упавшему предмету.
Рыбы, обед которых состоит из донных организмов, отыскивают добычу, главным образом руководствуясь зрением и обонянием. А черноморская зеленушка, по­едающая моллюсков, пользуется только одним зрением. Ослепленная зеленушка гибнет: ей ни за что не найти раковин мидии.
Рыбы хорошо отличают вкусное от невкусного, слад­кое от кислого и соленого. Это легко проверить. Смочите раствором хинина мотыля и бросьте его в аквариум. Наиболее проворная рыбка тотчас схватит его, но немед­ленно «выплюнет». Хинин не имеет запаха, значит, рыба выбросила мотыля изо рта, почувствовав его горький вкус. Наличце у рыб вкуса подтверждает и их избира­тельное отношение к насадкам рыболовов.
Предполагают, что некоторые рыбы, например мор­ской конек, белуга, пользуются эхолокацией, то есть, издавая звуки, они могут улавливать их отражение ото дна или других подводных предметов. Правда, пока это не доказано, но радары — приборы, использующие не звуковые, а электромагнитные волны, — у некоторых рыб имеются.
В мутных водах Нила обитает рыба длиннорыл, или водяной слон. Назвали ее так за длинное, вытянутое в виде хобота рыло. Это крупная рыба, достигающая двух метров длины. Арабы издавна относились к длиннорылу
с суеверным страхом, считая, что он может видеть… хвостом. Но вот в 1953 году в Восточно-Африканском институте было установлено, что у водяного слона около хвоста имеется своеобразный «генератор переменного тока». В «батареях» этого «генератора» напряжение около шести вольт. Разряжаясь, «батареи» создают во- круг рыбы электромагнитное поле. Если в это поле по­падает какой-либо предмет, оно искажается, и особый приемник на спине рыбы регистрирует искажение.
«Радар» позволяет длиннорылу обнаруживать падаю­щую позади хвоста песчинку или висящую на крючке приманку. Он очень чувствителен, и не случайно водяной слон почти никогда не попадает в рыболовные сети.
По-видимому, «радарной установкой» обладают и другие рыбы, имеющие электрические органы: электри­ческие угри, электрический сом, скаты-торпедо.

Print Friendly

Это интересно: