Ramses_Abu-Simbel

 

Древнейшая история Египта, к сожалению, малоизвестна. Весь период примерно от 10000 до 3000 лет до н. э. принято называть до династическим. А возможно, история цивилизации долины Нила гораздо древнее, чем принято сей час думать. Но об этом будет рассказано позднее, когда речь пойдет о Великой пирамиде и Сфинксе, ставшем на многие тысячелетия символом Египта. Почему же период, охватывающий по крайней мере целых семь тысячелетий, назван «додинастическим»? Ведь согласно Манефону, составившему в IV веке до н. э. по древним анналам список всех фараонов всех египетских династий, фараоны правили государством и прежде… Однако «недостатком» списка Манефона для нынешних ученых являются, во-первых, фантастические имена первых правителей (ибо многие из них впоследствии стали богами), а во-вторых, отдельные сроки царствования, тоже небывалые: они доходят до тысячелетий. Для египтян же тут все было понятно: ну да, сначала нами правили боги, а потом люди… Тысяча лет — не самый большой возраст для бога…

Египтологи полагают, что древнейший Египет был раздроблен и состоял из 42 государств: 20 из них составили позже Нижний Египет, а 22 — Верхний. Примерное деление объединенного Египта на провинции (по-гречески «номы») соответствует местоположению прежних самостоятельных государств, и номархи (наместники) правили в прежних столицах, при этом подчиняясь фараону, восседавшему на престоле обоих Египтов.

Считается, что первым объединителем Египта стал фараон Нармер, правитель Верхнего Египта, а сын его Менее завершил объединение. Впрочем, значительное число ученых отождествляют два этих имени.

Как бы то ни было, любое событие, касающееся общей судьбы нескольких государств, не проходит безмятежно и бескровно: и Нармер, и Менее были великими завоевателями.

Завершив объединение страны, 5000 лет назад Менее соорудил на рубеже Верхнего и Нижнего Египтов небольшую крепость Мен-нефер (иногда ее называют Мен-нефер-Пе-пи — из-за того, что она находится в непосредственной близости от пирамиды Пиопи I, правившего 50 лет, сын ко торого Пиопи II, правивший 94 г., превратил Египет в могучую державу, из-за чего египтяне считали потом эпоху правления Пиопи эпохой расцвета). Однако Форт Менеса недолго оставался символом нового порядка: невдалеке от него владыка заложил столицу Мемфис, которая на протяжении сотен лет оставалась центром египетской цивилизации, а потом — также играла свою значительную роль в жизни страны.




С фараона Менеса, основателя I династии, в науке официально считаются династии египетских фараонов. Династий всего тридцать. А принятое деление истории государства на периоды относит период правления первого фараона к Раннему царству (3000–2635 гг. до н. э.).

Город Мемфис может быть интересен современному читателю еще и тем, что после смерти фараона-реформатора Эхнатона, на имени и деяниях которого мы обязательно остановимся, а также разрушения его столицы Ахетатона вдова фараона Нефертити не рискнула жить в великих Фивах, а отправилась в Мемфис, под защиту бога Пта.

Кстати, одно из названий Мемфиса — Хикупта (Крепость духа Пта), от него скорее всего пошло наше искаженное — Египет, сохранившееся по сей день. Сами древние египтяне называли свое государство Кемт (Черный). Это название связано с основой основ жизни Египта — нильским илом (черной землей), в отличие от иной земли — земли пустынь, красной и засушливой, на которой ничего не росло.

Интересно, что это самоназвание, стремящееся связать государство именно с землей, земледелием, многое может рассказать и о египтянах, и о том, зачем и для чего же произошло такое дружное и серьезное объединение разрозненных государств. Дело в том, что Нил разливается только в определенный период, и плодородные земли оказываются затопленными нильской водой. Зато потом наступает засушливое время, когда нет ни этой нильской воды, ни дождей. Для того чтобы заниматься земледелием, народу Егип та пришлось придумать сложную систему каналов, подъемов и спусков воды, шлюзов и колодцев. Эта система должна была находиться в образцовом состоянии не только, скажем, в Фивах или Мемфисе, но и по всей долине Нила, где и существовала Египетская цивилизация. А это влекло за собой необходимость в громадном количестве рабочей силы — по восстановлению пришедших в негодность сооружений или строительству новых. Также необходима была четкая система управления, администрации каналов: ведь вода нужна была абсолютно всем — и фараонам, и жрецам, и самым бедным крестьянам-земледельцам, и среднему классу. Какой-нибудь мелкий князек-самодур мог испортить громадные пространства орошаемой земли.

Оттого и получилось так, что наилучшей системой администрирования стала система власти, во главе которой стоял один человек — фараон, а остальные безоговорочно подчинялись ему, в том числе и местные царьки — наместники.

Объединение Египта произошло и по другой причине: на границе IV и III тысячелетий каменные орудия труда стали быстро заменяться на металлические (правда, железа еще не было: была бронза), и уже недалек был тот день, когда в Египте появились настоящие железные изделия — орудия земледельчества, ремесленничества и военного искусства. На рубеже эпох, это известно довольно точно, в Египет наверняка уже потоком шли продукты африканской металлургии — в основном из Зимбабве. А также изделия металлургов из Средней и Передней Азии: во всяком случае, медь с давних времен поступала египтянам именно оттуда, так что торговые пути были вполне налажены.

И третья причина, которая в эпоху развития торговли, наверное, стала главной: острая проблема безопасности государства и народа. По побережью Красного моря и океана кочевали дикие племена. Они время от времени совершали нападения на плодородные долины, захватывая добро и убивая земледельцев, уводя в плен жен и детей. Из Ма л ой Азии Египту также грозили завоеватели. О них мы расскажем позже. На запад от долины Нила простиралась громадная пустынная сухая земля, в сердце которой и сейчас находится самая большая в мире пустыня Сахара. Если когда-то она была цветущей и полной жизни, то теперь к западу жили только отдельные племена, сменявшие друг друга в поиске небольших оазисов: оттуда египтянам могла грозить только смерть. Недаром все захоронения умерших в древнем Египте были в основном на западном берегу Нила — Запад считался страной Ночи и Смерти.

Находки археологов, даже очень близкие к западному берегу Нила, даже из эпохи Раннего царства, говорят о том, что в то время на западе Африки жили крайне отсталые племена. Их захоронения примитивны и почти не содержат следов ритуала, свойственного неолиту или бронзовому веку. Более того: расчлененные костяки людей, закопанные в этих немногих могилах, говорят о том, что трупы, прежде чем похоронить, съедали. То есть египтянам грозили самые настоящие каннибалы.

Итак, с началом третьего тысячелетия до н. э. Мемфис сделался столицей Египта. С этого времени и ведет отсчет более или менее известная теперь египетская история.

Систематическое изучение истории Египта началось с наполеоновского Египетского похода, по справедливости должного именоваться безответственной авантюрой. И наверное, единствен- ная его положительная роль состояла в том, что с этой военной компании начался расцвет египтологии.

В год рождения Пушкина наполеоновский генерал.

Дессекс и его славная дивизия волею судьбы оказались в среднем течении Нила. Совсем немного оставалось до древней Нубии, страны чернокожих золотодобытчиков, одной из основ процветания знаменитой XVIII династии египетских фараонов. Впрочем, ни сам генерал, ни молодой генерал Бонапарт еще не знали истории Нового царства, распадов и возрождений столиц и государств древнеегипетских царей. И если Наполеон, вторгаясь в Африку, догадывался о колоссальном значении Египта для мировой истории и предписал все находки древности отправлять в Париж, то для офицеров и солдат не существовало тамошних святынь.

Тем более вызывает восхищение реакция войска Дессек-са — когда перед ним вдруг открылась величественная колоннада храма Амона, солдаты салютовали древним руинам! Это был так называемый Южный Дом Амона, что по сей день впечатляет в Фивах.

Фивы сделались богатым и процветающим городом задолго до того, как стали столицей обоих Египтов — Верхнего и Нижнего. Усиление этого города, ныне покоящегося в «пыли веков», относят к началу XI династии, а к 2000 г. до н. э. он был уже фантастически богат. И в тот период некоторое время он исполнял роль столицы Египта, пока основатель XII династии Аменемхет I не перенес свою резиденцию в район Фаюма, находившегося ближе к центру страны. Во времена владычества гиксосов — кочевых завоевателей неизвестного происхождения — Фивы сохранили относительную самостоятельность, благодаря которой Египет затем не только восстановил независимость, но и расширил свои владения далеко за пределы долины Нила.

Фараоны XVII династии Секененра и Камос начали великую освободительную войну, которая в 1560 г. до н. э. завершилась изгнанием гиксосов и полным освобождением Нильской долины. Это произошло уже при Яхмосе I, основателе XVIII династии. Как выяснилось позже, он стал и «основателем» Нового царства, просуществовавшего 500 лет. Впрочем, деление истории Египта на царства и периоды несколько условно, здесь историки следуют первому династическому летописцу Манефону. Учитывая то, что в числе первых фараонов числятся боги (Атум, Ра, Осирис, Сет, Гор, Тот и т. д.) а некоторые имена, не нашли подтверждения в исторических памятниках, известных науке, принято весь этот список относить к так называемой доди-настической эпохе, которая простирается до VII–VIII тысячелетия до н. э. и глубже. Династии же официально считают с Менеса I, объединившего Верхний и Нижний Египет.

Итак, Яхмос I сплотил страну, вторгся в Южную Палестину (из-за чего гиксосов многие считают семитским племенем), вернул Египту потерянную в войнах с гиксосами Северную Нубию. Не менее победоносные войны вели Аменхотеп I, Аменхотеп И, Тутмос I и Тутмос III. Громадная империя прекратила войны только в период царствования Аменхотепа III, отца знаменитого Эхнатона.

Фивам история Египта обязана тем, что некогда малозначительный бог Амон — всего лишь один из многих и многих местных богов — сделался главным богом египтян.

Правда, фиванское жречество пошло на ухищрение: зная, что бога Ра им никак не свергнуть, к имени оно Амо-на добавило «приставку» Ра. Именно этого главного бога Амона-Ра и сбросил с пьедестала «еретик» и реформатор Эхнатон.

Укрепление Амона сопровождалось прежде всего усилением столичной знати, а над нею — мощного жречества Амона. Со всей страны в дар новоявленному божеству присылались богатые подарки, отводились плодородные земли, отдавался самый лучший скот. Тучные стада мифического хозяина не могли принадлежать никому: ими владело верховное жречество. Оно настолько выросло в собственных глазах и в глазах народа, что еще за 200 лет до реформы Эхнатона его предшественники, в том числе и прапрадед Тутмос III, и отец Эхнатона Аменхотеп III пытались ограничить власть Амона. Но могущественным владыкам оказалось не под силу то, что с видимой легкостью удалось женственному и апатичному фараону — мужу знаменитой красавицы Нефертити… История Ахетатона — пленительная загадка не только Нового царства, но и всей истории Египта.

В отличие от строгой геометрии Саккары, Гизы, Абеси-ра, Стовратные Фивы отличаются богатой и разнообразной архитектурой. Здесь собрано столько стилей, сплетено в единый ансамбль столько художественных направлений, что нынешние Луксор и Карнак, остатки богатейшего города, можно назвать жемчужиной Нила и древней истории планеты.

Луксорский храм был заложен, вероятно, еще в XI династии. В центральной части раскопаны остатки строений фараона Сенусерта I. К сожалению, человечество в своей созидательной деятельности предпочитает ориентироваться на день сегодняшний и совершенно не думает о том, что же скажут о них потомки спустя каких-то полторы-две тысячи лет. В эпоху фараонов (как, впрочем, и в наши дни) памятники архитектуры и культуры не только достраивались, но часто перестраивались и разрушались последующими властителями. И тут не обошлось без политики. Особенно это относится к «деятельности» в Фивах фараона Тутмо-са III, при котором власть узурпировала его мачеха царица Хатшепсут. После ее смерти по всей стране и за ее пределами воины воспрянувшего духом пасынка разыскивали стелы, колонны, храмы, обелиски — и все лишь для того, чтобы сбить с них само упоминание о царице.

А она построила очень много, в том числе тридцатиметровые обелиски в Карнаке. Тутмос распорядился упрятать эти величественные сооружения в стену, но отчего-то не за-конил работу, подняв стену лишь на 20 м. Зато он построил для храма новый зал, который теперь археологи зовут «ботаническим садом»: его стены расписаны художниками, на них изображены все растения и животные Египта и вновь завоеванных земель, так что ботаники и зоологи име ют редкую возможность заглянуть в «энциклопедию» 3400-летней давности.

Строительством в Луксоре занимались и Аменхотеп III, и Аменхотеп IV (Эхнатон), и фараоны новых династий, особенно Рамзес II. При Аменхотепе III возник так называемый классический стиль египетского храмового строительства, при Эхнатоне — декадентский (впрочем, больше всего — реалистический). Даже Тутанхамон успел внести свой вклад: перед входом в храм Амона он построил колоннаду. А Рамзес II пристроил к северной части храма пилон и двор, соединивший с храмом молельню, возведенную Тутмосом III, завершив тем самым единый ансамбль. А вот зал для священной барки, построенный царицей Хатшепсут в Карнаке, перестроил… Александр Македонский. Он не только был восхищен древней архитектурой Фив (фараоны называли этот город Уасстом, или Нэ, а Фивы — имя греческое), но и назвал себя сыном Амона-Ра! У стен храма древние римляне разбили военный лагерь. Искаженное его название дало теперь городу имя Луксор.

В отличие от Александра, похитившего у фиванского бога право называться его сыном, Рамзес II не похищал в Фивах ничего. Наоборот, он много построил и перестроил. И давал, давал, давал… Давал чужим постройкам (Аменхотепа III и Тейе) свое божественное имя. Так фараоны поступали до него, поступали и после. Святилище в Карнаке заложено во времена Среднего царства. Две тысячи лет строили здесь фараоны. Комплекс в Карнаке включает в себя храм Амона, храмы Гора и Пта, прямоугольное озеро, существующее по сей день.

Прежде в комплекс входили святилище бога Монту (бог Фив, предшествовавший Амону во времена Древнего царства), святилище богини Мут. Построенное Аменхотепом III, это святилище было украшено сотнями гранитных скульптур богини Сехмет. Рамзес II продолжил также строительство колоннады, начатое Сети I (между двух пилонов, таким образом создав колонный зал, который считается сейчас самым монументальным в истории архитектуры Египта). По оси зала расположена колонная галерея Аменхотепа III: высота колонн 23 м. Строительство одного из пилонов, замыкающих колонный зал Рамзеса, закончилось уже при Птолемеях, а время начала строительства неизвестно. В юго-западной части комплекса находится храм бога Хонсу. Его построил Рамзес III.

Храм Амона и храм Мут были соединены с Южным Домом Амона длинной дорогой, уставленной сфинксами. На них высечено имя Аменхотепа III.

Но не одними храмами во славу богов и богинь знамениты Стовратные Фивы. Когда-то этот город украшали поминальные храмы. От них мало что осталось. Например, от заупокойного храма Аменхотепа III сохранились лишь колоссы Мемнона — магические, когда-то поющие колоссы! Это две громадные тронные статуи самого фараона.

Дворцовый комплекс Рамзеса II сохранился плохо. «Победителя хеттов» при Кадише (Рамзес откровенно лгал потомкам!) каменотесы увековечили в галерее между первым и вторым дворами: стены ее покрыты барельефами с эпизодами из той битвы. Лучше всего сохранился второй двор, уставленный по периметру статуями Осириса.

Плохо сохранились заупокойные храмы Хатшепсут и Ментухотепа I.

Лучше всего сохранность дворцового храма Рамзеса III.

И все же не раскопки храмов, проводившиеся знаменитостями — Мариеттом, Шеврье, Легреном (названы лишь французы), не внушительные остатки прежнего величия принесли в XIX веке славу Фивам. Причем Легрен в 1903 г. сделал удивительнейшее открытие, обнаружив гигантскую яму, заполненную древними скульптурами и обломками прежних изваяний, разрушенных предположительно Аш-шурбанипалом, когда этот ассирийский завоеватель сжег и разграбил город в VII веке до н. э.

Настоящую славу Карнаку и Луксору принесла Долина царей — драматическая история длительной и кропотли- вой работы по раскопкам царских гробниц. Как правило, разграбленные еще во времена фараонов, они доставляли и новые сведения, и разочарования. Двадцатый век принес не только открытие американцем Теодором Дэвисом гробницы царицы Тейе (над загадкой Золотого гроба бьются ученые и по сей день), но и поистине археологическую сенсацию: знаменитый именно своим открытием Говард Картер в 1922 г. раскопал нетронутую гробницу мальчика-царя Ту-танхамона.

Исчезли язык и культура Древнего Египта. Сегодня местность, где стояли прежние Фивы, населена людьми, пришедшими сюда гораздо позднее. Нет города. Есть небольшой комплекс и городок Луксор и деревушка Карнак на восточном берегу. Есть туристический комплекс Долины царей на берегу западном. У стены храма Амона в Луксоре высится мусульманская мечеть.

От города не осталось ничего, кроме нескольких храмов и гробниц, высеченных в скале. Можно утешиться мыслью о том, что в прежние времена городское строительство шло с применением необожженного, сырцового кирпича. Именно он-то и рассыпался.

Print Friendly

Это интересно: