Мировая История

Единодержавие Тимура (1370—1405)

Взятие Балха и смерть Хусейна в 1370 году были в жизни Тимура решающими событиями. Еще до взятия балхской цитадели к Тимуру явился шейх Береке, родом из Мекки, ставший впоследствии его главным духовником, и вручил ему символы власти — барабан и знамя, — предсказав великое будущее. Тогда же Тимур, чувствуя себя фактически хозяином большей части Мавераннахра, провозгласил Суюргатмыша из чагатайской ветви Чингисидов ханом — точнее, подставным ханом. Но после падения Балха, на собравшемся курултае командиров туменов и тысяч, единым государем Мавераннахра был провозглашен сам Тимур.

У Тимура в то время не было соперников ни по личным качествам, ни по тому влиянию, которым он пользовался среди остальных феодальных владетелей страны. Это прекрасно сознавали и представители мусульманского духовенства. В Балх к Тимуру пришли из Термеза известные шейхи братья Абу-л-Маали и Али Акбар с титулом Худаванд-заде. Свидание их послужило началом прочных связей с представителями мусульманского духовенства, которые продолжались у Тимура в течение всего его долгого правления.

Одним из первых приказов Тимура было разрушение балхской цитадели и предоставление города на разграбление воинам в наказание жителям за поддержку Хусейна. В цитадели Балха Тимур захватил огромную казну, часть которой он в качестве добычи и как награду роздал своему войску. Из Балха он направился в свой родной Шахрисабз, где вновь роздал награды войску. Здесь ему пришлось прежде всего заняться внутренними делами. Тимур прекрасно понимал, что главная задача, которая стоит перед ним, заключается в преодолении раздробленности и объединении отдельных владений в прочное и сильное государство. Еще в Шахрисабзе он назначил одного из близких своих сподвижников — эмира Давуда — эмиром дивана, то есть сделал его своим визирем. Опираясь на проведенное в жизнь Кебек-ханом (1318—1326) административное деление Мавераннахра на тумены, Тимур провел ряд назначений на должности начальников туменов и тысячников, дабы обеспечить себе поддержку достаточного количества войск.

Из Шахрисабза Тимур в том же 1370 году переехал в Самарканд, где прежде всего начал строить крепкие стены и цитадель, а также дворец. Хорошо укрепленный Самарканд был необходим Тимуру как надежный оплот против возможных выступлений со стороны тех из владетелей, которые могли бы сговориться и выступить против.

Уже в 1370 году перед Тимуром встал вопрос, чьи традиции ему продолжать — Кебек-хана или эмира Казагана. Тимур понимал, что стране нужна твердая власть, которая могла бы прибрать к рукам непокорных и беспокойных владетелей, особенно кочевых монгольско-тюркских эмиров из среды джелаиров, барласов, сульдузов и др. В этом направлении его поддерживали жители городов и крестьянство, а также представители влиятельного мусульманского духовенства. Вместе с тем Тимур хорошо разбирался в настроениях большинства владетелей Мавераннахра. Свою среду он знал хорошо с ранней юности. Он не только прекрасно учитывал, как крепко проникнуты мавераннахрские владетели желанием добычи, но и сам имел к этому вкус. Большой государственный ум сочетался у Тимура с привычками феодала-владетеля, который не упустит случая захватить у соседа добро, если для этого у него есть достаточная военная сила.

Уже первые годы власти Тимура показали, что он стал сочетать государственную деятельность по объединению Мавераннахра в единое, прочное государство с организацией походов, часто совершенно не связанных с его объединительной работой и носивших чисто грабительский характер.

Объединить и подчинить земли между Амударьей и Сырдарьей, а также Фергану и Шашскую область Тимуру не составило особого труда. Здесь не было такого владетеля, который мог бы противопоставить Тимуру свою волю. Другое дело — древняя и культурная область Хорезм, которая исстари, еще в домонгольскую эпоху, была тесно экономически, политически и культурно связана с Мавераннахром. При монголах Хорезм был разделен на две части: Северный, с городом Ургенчем, вошел в состав Золотой Орды, а Южный, с городом Кятом, — в Чагатайский улус. В самом начале 60-х годов Хорезм, пользуясь смутами, которые наступили в Золотой Орде после смерти хана Бердибека (1359), образовал самостоятельную кунгратскую династию Суфи, наиболее ранняя монета которой относится к 1361 году. Государь из этой династии Хусейн Суфи начал объединение Хорезма, Северного и Южного, и захватил два города: Кят (тогда крепость) и Хиву. Тимур, претендующий на всё наследие Чагатайского улуса, считал этот акт незаконным и решил вернуть Южный Хорезм в состав организуемого им государства.

В 1372 году Тимур отправил к Хусейну Суфи посла с требованием вернуть захваченное. Хусейн, как и следовало ожидать, в требовании отказал. Тимур немедленно после этого двинул свое войско. Путь к Ургенчу лежал через Кят, который после недолгого сопротивления был взят. Потеря Кята произвела на Хусейна Суфи сильное впечатление, и он готов был пойти на мир и выполнить требования Тимура. Однако один из военачальников войска Тимура, владетель Хутталяна — Кейхосрау, недовольный быстрым возвышением Тимура, уговорил Хусейна не покоряться, обещав перейти на его сторону. Хусейн поверил Кейхосрау и выступил против Тимура, но был в сражении разбит. После этого он скрылся в цитадели Ургенча, где вскоре умер. Место Хусейна занял его брат Юсуф Суфи. Тимур предложил ему мир, причем одним из условий выставил требование выдать дочку Хусейна, внучку Узбек-хана — Хан-Заде, — замуж за своего сына Джехангира. Юсуф Суфи дал на это согласие. Тогда же Тимур арестовал мятежного Кейхосрау и предал его казни.

Юсуф Суфи не выполнил, однако, условий мира: более того, после ухода Тимура он вновь захватил Кят, открыв этим враждебные действия против правителя Мавераннахра. Этим Юсуф вызвал второй поход Тимура в Хорезм (1373—1374). Дело до военного столкновения не дошло, так как Юсуф принес повинную, обещав срочно выполнить все условия мира. В результате этих двух походов Южный Хорезм вошел в состав государства Тимура. Это был большой успех молодого государя.

После 1374 года Тимур проделал еще три похода на Хорезм. Последний из них был связан с борьбой Тимура с Тохтамышем и политикой Золотой Орды. Тимур понимал, что сильная Золотая Орда, так же как и Белая Орда, представляет большую опасность для государства в Мавераннахре. Вот почему с первых лет своего правления он зорко следил за тем, что происходило в Улусе Джучи. В состав последнего входили Золотая Орда и Белая Орда как его две части. Деление это было тесно связано с организацией войска. Золотая Орда поставляла из числа своего населения правое крыло (он-кол) войска, а Ак-Орда — левое крыло (солкол). Постепенно Ак-Орда обособилась и завела отдельных ханов. После смерти Бердибека и феодальных смут в Золотой Орде некоторые эмиры (начальники туменов и тысяч), они же наместники отдельных городов и областей, держали себя как самостоятельные правители, выступали против ханов, ссорились друг с другом, чем ослабляли силу Орды.

Особенно тяжелыми в жизни Золотой Орды были годы с 1360 по 1380. В течение двадцати лет здесь сменилось около 25 ханов, не считая временщика эмира Мамая, владевшего все это время правобережной частью Золотой Орды. Характерно, что большая часть левобережных ханов, сидевших на престоле в Сарае иногда менее года, являлась выходцами из Ак-Орды, из присырдарьинских областей, из левого крыла улус-джучиева войска.

Тут следует вспомнить ханов Хызра, Темир-Ходжу, Мурида (Амурат в русской летописи) и Кильдибека. Вмешательство Белой Орды в золотоордынские дела шло параллельно с ростом экономического и политического могущества этой прежде отсталой части Улуса Джучи. Особенно решительные шаги в этом отношении предпринял Урус-хан, правивший в Ак-Орде до 1377 года. Урус-хан задумал стать не только саранским ханом, он решил объединить обе части Улуса Джучи под своей властью. Тимур знал обо всем, что происходило в той и другой Орде, боялся объединения и тем самым усиления опасного соседа и искал случая помешать ему. Случай этот представился. Один из белоордынских узбекских эмиров, правитель Мангышлака Туй ходжа-оглан, на курултае выступил против Урус-хана, за что и был казнен. Сын Туй ходжи-оглана Тохтамыш бежал из Ак-Орды и явился к Тимуру, предлагая ему свои услуги. Произошло это в 1376 году. Тимур сразу понял выгоду иметь в своих руках царевича, противника Урус-хана.

Вот почему Тимур проявил к Тохтамышу много внимания и одарил его. Более того: он предложил ему свою поддержку, прежде всего военную. Не откладывая дела, Тимур снарядил войско и отправил Тохтамыша в Ак-Орду отвоевывать у Урус-хана ак-ордынский престол. Тимуру казалось чрезвычайно выгодным иметь в Ак-Орде своего ставленника. В 1376 году Тимур дважды направлял Тохтамыша в Ак-Орду, и оба раза Тохтамыш был разбит. Тогда сам Тимур с войском направился против Урус-хана. Поход пришлось прервать из-за сильных морозов. Весной 1377 года Тимур вернулся на Сырдарью, однако сражение с Урус-ханом не состоялось — тот к этому времени умер. И в конце концов в 1379 году Тохтамышу удалось овладеть ак-ордынским престолом.

Тимур был доволен таким оборотом дела, он думал сделать Тохтамыша верным вассалом и проводником своей политики в Улусе Джучи. Тохтамыш, однако, не оправдал надежд Тимура и, став белоордынским ханом, пошел по стопам Урус-хана, то есть начал борьбу за объединение и создание сильной Золотой Орды. Воспользовавшись полным ослаблением Мамая, которого Дмитрий Донской разбил на Куликовом поле в 1380 году, Тохтамыш в том же году двинулся на Мамая и на реке Калке нанес ему сокрушительное поражение.

Победа эта дала возможность Тохтамышу захватить власть в Золотой Орде и объединить вновь обе части Улуса Джучи. С каждым годом росли и усиливались противоречия между Тимуром и его коварным, но энергичным ставленником. Тохтамыш делал как раз то, против чего готовил его Тимур. Стремясь вернуть Золотую Орду к лучшим дням времени Узбек-хана (1312—1340), Тохтамыш совершил ряд походов ради расширения золотоордынской территории, в том числе в Закавказье и Азербайджане, послав в 1385 году большое войско для захвата Тебриза.

Политика Тохтамыша была неприемлема для растущего тимуровского государства в Мавераннахре. Тохтамыш не только был помехой деятельности Тимура, но вместе с тем представлял интересы государства, которое в сущности своей было полной противоположностью государству Тимура в Мавераннахре. Золотая Орда была искусственным государственным объединением. Она держала власть над культурным населением Крыма, Поволжья, Хорезма средствами грубейшего насилия. Ведь власть была в руках тюрко-монгольской кочевой знати, точнее, монгольской династии из дома Джучидов, которая, опираясь на военную силу, эксплуатировала богатые земледельческие области и культурные города Поволжья, Крыма и Северного Кавказа. Население этих мест мечтало о падении власти монголов и полном своем освобождении. Иное, как мы видели выше, наблюдалось в Мавераннахре. Здесь население земледельческих областей и городов жаждало объединения в единое, большое государство, так как это объединение могло вывести страну из разрухи.

Тохтамыш в конце 80-х годов явно искал случая для столкновения с Тимуром. В 1387—1388 годах он, используя отсутствие Тимура, совершил нападение на Мавераннахр и начал подстрекать Хорезм к восстанию против Тимура. Хорезмшах Сулейман Суфи легко пошел на это, чем вызвал гнев Тимура. В 1388 году Тимур совершил последний поход на Хорезм. Заняв Ургенч, Тимур ликвидировал династию Суфи и приказал переселить жителей Ургенча в Самарканд, а самую столицу сровнять с землей и посеять на ее месте ячмень. Десять дней воины Тимура грабили богатый город. Много жителей Ургенча, особенно ремесленников, было переселено в Мавераннахр, однако город все-таки сохранил несколько прекрасных зданий. В 1391 году, во время похода против Тохтамыша, Тимур отдал распоряжение восстановить Ургенч. Так прекратило самостоятельное существование небольшое, но богатое Хорезмское княжество. Хорезм вошел в состав сначала государства Тимура, а потом — государства среднеазиатских Тимуридов. Таким образом, все земли Средней Азии, за исключением Семиречья и низовий Сырдарьи, были объединены в руках Тимура.

Войны Тимура с Тохтамышем не преследовали захвата земель, за исключением небольшой группы сырдарьинских городов, лежавших ниже Саурана. Тимур стремился лишь к полному ослаблению Улуса Джучи, так как видел в могущественной Золотой Орде постоянную угрозу создаваемому в Средней Азии государству. Против Тохтамыша, после 1380 года ставшего могущественным ханом, Тимур провел три крупных похода — в 1389, в 1391 и 1394—1395 годах. Походы эти, так же как и походы на Хорезм, перемежались с походами в Иран, на Кавказ и к южным границам Руси.

Из упомянутых походов против Тохтамыша два последние должны остановить наше внимание. В 1391 году Тимур выступил из Самарканда, зиму провел в Ташкенте и направился с 200-тысячным войском в степи теперешнего Казахстана. В апреле у горы Улугтаг Тимур приказал высечь на камне надпись, в которой говорится, что султан Турана Тимур с двумястами тысяч пошел по кровь Тохтамыша-хана. Надпись эта ныне хранится в Эрмитаже. После долгих переходов огромное войско Тимура встретилось с войсками Тохтамыша в местности Кундузча, между Самарой и Чистополем. Здесь произошла 18 июня 1391 года жаркая битва, закончившаяся полным поражением Тохтамыша.

Однако ресурсы Золотой Орды были еще велики, и Тимур, выиграв сражение и захватив огромную добычу, не сломил самого золотоордынского государства. Борьба между ними продолжалась. В 1395 году произошло новое сражение между Тимуром и Тохтамышем на Северном Кавказе, в долине Терека. Тохтамыш опять потерпел поражение. На этот раз силы Тохтамыша были настолько ослаблены, что Тимуру была открыта свободная дорога в Поволжье, к самому сердцу Золотой Орды — ее столице Сарайберке. Большой и богатый город был захвачен, предан грабежу и сожжен, причем из него была вывезена огромная добыча, в состав которой, кроме разнообразных ценностей, входило большое количество пленных — мужчин, женщин и детей, обращенных в рабство. Пострадало не только Нижнее Поволжье с его главными городами — Сарайберке и Хаджи-Тарханом (Астрахань), — но и Крым с его приморскими городами, например Кафа (Феодосия), а также Азак (Азов) и Северный Кавказ. Если же принять во внимание, что за семь лет до этого был опустошен Ургенч, то станет ясным, что Тимур следовал плану, в который входило подорвать хозяйственную, особенно торговую, жизнь наиболее развитых областей Золотой Орды.

Разгром на Тереке и опустошение Сарайберке в 1395 году нанесли Золотой Орде непоправимый удар. Хребет государства был переломлен. Золотая Орда после 1395 года явно стала клониться к упадку. Разгром Мамая в 1380 году на Куликовом поле был первым и главным клином, вбитым в Золотую Орду; поражение на Тереке в 1395 году и разгром Сарая были вторым ударом. Тимур вел борьбу с Золотой Ордой ради среднеазиатских интересов и без контакта с московским князем, о котором не имел ясного представления; однако объективно он сделал полезное дело не только для Средней Азии, но и для Руси. Тимур не понимал, какое значение для русской истории имел его удар по Золотой Орде, да и о Руси не имел сколько-нибудь серьезных знаний. Русская же летопись сохранила о Тимуре очень плохое воспоминание, так как в том же 1395 году он поджег и ограбил несколько южнорусских городов.

Походы Тимура в Иран также носили завоевательный характер. В 1381 году Гератом владел Гияс ад-дин Пир Али из династии Куртов. Это был человек добрый, к людям весьма благорасположенный, храбрый, но характера не очень твердого. Несмотря на прекрасные укрепления Герата и неприступность знаменитой цитадели Ихтияр ад-дин, Гияс ад-дин, когда Тимур подошел к городу, не сумел воодушевить гератцев на борьбу. Они поверили обещаниям Тимура, что им сохранят неприкосновенность и гарантируют жизнь, если они откажутся защищать город.

Но, завладев Гератом, Тимур наложил на жителей огромную дань и приказал наиболее именитым из них покинуть город и отправиться в Шахрисабз, который в то время он всячески старался возвеличить и украсить. Тогда же в Шахрисабз отправлены были известные гератские ворота (точнее, двери ворот), убранные железными резными полосами, покрытые надписями. Двери эти в момент составления сочинения Шереф ад-дина Али Иезди, то есть в 1425 году, еще находились в Шахрисабзе.

Боясь возможного восстания жителей, разочарованных тяжелой данью, Тимур приказал срыть городские стены с башнями. Не тронута была только цитадель Ихтияр ад-дин. Правда, в 1383 году, через два года после этого, гератцы восстали, однако восстание было жестоко подавлено. На этот раз жители города заплатили значительно большую дань. В том же 1383 году династия Куртов была низложена, а через шесть лет, в 1389 году, Мираншах, сын Тимура, на пиру коварно убил последних представителей династии.

Почти одновременно с падением Герата, в 1381 году, прекратило самостоятельное существование и Государство сербедаров. Последний сербедарский государь Али Муайад по собственной инициативе передал земли и власть Тимуру. Два года спустя Тимур захватил силой Сеистан, также включив его в состав своего государства. К середине 80-х годов XIV века Тимуру уже принадлежала огромная часть Восточного Ирана. Но на этом его движение в глубь Ирана не остановилось. Сначала был «трехлетний» поход — с 1386 года, затем «пятилетний» — с 1392 года, наконец, «семилетний» — с 1399 года. Походы эти были успешны и завершились покорением всего Ирана. Целью этих походов было завоевание чужих территорий и получение богатой добычи. Военачальники Тимура и простые воины его были жестоки и безжалостны к населению, терявшему не только имущество, но и свободу, а часто и жизнь. Всякий раз из длительного похода Тимур возвращался в Шахрисабз или Самарканд, отягченный большой и богатой добычей.

Сколь жестоко действовал иногда Тимур, можно видеть на примере его похода 789 (1387) года на области Фарса и Исфахана, которыми владели Музаффариды[23]. Когда Тимур взял богатый Исфахан, он приказал жителям выкупить свою жизнь и право на собственность, точнее — на какой-то остаток их бывшей собственности. Исфаханцы не пожелали платить дани. Больше того: народ поднялся против небольшого гарнизона Тимура и перебил почти всех.

Когда Тимур, находившийся в лагере недалеко от Исфахана, узнал об этом, он пришел в страшный гнев и отправил в город войска. Каждый из воинов Тимура, участвовавший в карательной экспедиции, должен был поставить определенное количество голов. В результате побоища было собрано 70 тысяч голов, из которых потом, по приказу Тимура, в «назидание» всем прочим бунтовщикам сложили высокие башни.

Есть старое выражение: «Война порождает войну». Это целиком применимо к Тимуру. Победоносно закончив один поход, Тимур, опираясь на добытые средства, начинал готовить следующий. Никакая политическая нужда не толкала в 1398 году его к организации далекого Индийского похода. Разбив войско султана, Тимур захватил Дели и вывез из него, а также из близлежащих областей несметную добычу.

В 1400 году войска Тимура выступают на удаленном от Средней Азии западе и ведут борьбу с турецким султаном Баязидом и египетским султаном Фараджем. Тогда Тимуром были захвачены многие города в Малой Азии и Сирии. В 1402 году Тимур имел второе, на этот раз решающее, столкновение с Баязидом при Анкаре. Это было, быть может, самое крупное сражение того времени. С обеих сторон действовали армии, численность каждой из которых значительно превышала 200 тысяч воинов. Могущественный Баязид был наголову разбит и взят в плен. Значение этой битвы огромно не только в истории Азии. Сам того не подозревая, Тимур вторично оказал услугу европейским народам. Его победа при Анкаре в 1402 году и пленение Баязида почти на пятьдесят лет отсрочили завоевание турками-османами Константинополя.

Последний, незавершенный, поход Тимура был в Китай; он был начат с 200-тысячным войском в конце 1404 года и остановился со смертью Тимура, 18 февраля 1405 года.

Print Friendly, PDF & Email

Это интересно:

Иудаизация  Хазарии  
Конец VIII — первая треть IX века были переломным периодом в истории Хазарии. Значимых соб...
 Левобережное Цимлянское городище
Из множества крепостей, построенных хазарами в первой половине IX века, самой известной ст...
Средняя Азия во второй половине XIII века и первой половине XIV века
В 1251 году земли Средней Азии, составлявшие тогда Чагатайский улус, вышли на короткое в...
Погибшие континенты Атлантида и Му
Не меньшей популярностью пользовалась у многих ранних историков и летописцев и так называе...
Close

Adblock Detected

Please consider supporting us by disabling your ad blocker