b6910eee3d

Об эпифитах мы уже неодно­кратно упоминали. Но сейчас нас интересует не водообеспечение их, а питание, откуда оии получают элементы минераль­ного питания?
Эпифиты весьма широко распространены в тропических лесах, где они произрастают на стволах деревьев, свеши­вая вниз свои воздушные корни. В отличие от паразитов они используют древесные рас­тения лишь как место при крепления, но не получают от них питательных веществ.
Воздушные корни эпифитов очень различаются по внешне­му виду, но по внутреннему строению они сходны. Снару­жи они покрыты рыхлой тка нью, которая жадно адсорби­рует влагу, углекислый газ, кислород, а также пылевые частицы, взвешенные в возду­хе. Эти вещества служат основой питания и дыхания удивительных растений. В дож­девой воде, стекающей по стволам и ветвям деревьев, имеются кусочки древесной коры, в которой содержится небольшое количество мине­ральных солей, необходимых для жизни эпифитов. Связи с почвой они обычно не имеют. Некоторые тилландсии из се­мейства бромелиевых поселя­ются даже на телеграфных проводах, где успешно цветут и плодоносят.
Некоторые эпифиты живут в симбиозе с муравьями, ко­торые улучшают снабжение их минеральными солями. Так, например, в тропических ле­сах Юго-Восточной Азии про­израстают виды мирмекодии. Стебли этих полукустарников образуют крупные клубни, не­редко покрытые шипами. Му­равьи поселяются в этих клубневидных пористых ство­лах. Помет, оставленный ими, мирмекодии используют для питания.
В тропических лесах Бра­зилии некоторые виды му­равьев (ацтеки, кампонотусы) устраивают настоящие вися­чие сады из эпифитов. Сна­чала они натаскивают на деревья плодородную землю, которую складывают в раз­вилки сучьев. Затем в эти «грядки» зарывают семена эпифитов. Когда же появля­ются всходы, муравьи ухажи­вают за ними, присыпают нежные корешки влажной поч­вой. Здесь сооружают оии свое гнездо. Развившиеся рас­тения защищают муравейник от горячих солнечных лучей и тропических ливней.
Очень большое количество эпифитов встречается в се­мействах орхидных и бромелиевых. Имеются они в других семействах цветковых расте­ний, а также среди папорот­ников, мхов, печеночников, водорослей и лишайников.
В горных тропических лесах Западной Африки произрас­тает папоротник платицериум ангольский. Это растение при­мечательно тем, что имеет рассеченные листья двух видов. Сначала развиваются небольшие пластинчатые ок­руглые листья. Затем появ­ляются листья большего раз­мера. Их иижняя часть плотно прижата к стволу и ветвям дерева-хозяина, а верхняя — постепенно отходит от ствола. В результате образуется «во­ронка», в которой собирается дождевая вода. Сюда же попадают опавшие листья, ко­торые, разлагаясь, служат источником элементов мине­рального питания. Когда па­поротник достигает опреде­ленного размера, на нем появ­ляются свободно свисающие листья, на которых образуют­ся споры, предназначенные для размножения платицериума ангольского.




Ряд эпифитных папоротни­ков накапливает гумус в… самих себе. В тропических лесах Старого Света произ­растает папоротник асплениум гнездовой, или птичье гнездо (Asplenium nidus), — типич­ный представитель папорот­ников-гнезд. Он очень свето­любив, поэтому обычно посе­ляется высоко над землей в кронах тропических деревь­ев. Асплениум гнездовой пред­почитает места, где суточные колебания температуры не­значительны, а сухой сезон непродолжителен. За многие годы существования папорот­ник накапливает значительную массу, под тяжестью которой ветви нередко обламываются. Ведь цельные кожистые листья асплениума, похожие на листья банана, достигают в длину двух метров при шири­не 20 (иногда до 60) санти­метров. Они образуют плотную розетку на верхушке толстого прямого коричневого корне­вища, от которого отходят многочисленные сильно раз­ветвленные корни. Эта розет­ка представляет собой свое­образное хранилище, где скап­ливаются опавшие листья, кусочки коры, пыль. В этой разлагающейся массе разви­ваются отходящие от корне­вища корни. Они поглощают из нее необходимые растению питательные вещества. На верхушке корневища появля­ются новые листья. Они снача­ла ориентированы вертикально, но затем отклоняются в сто­роны, к стенкам «корзины». Пронизанные корнями органи­ческие остатки прочно удер­живаются основаниями старых и новых листьев. Благодаря этому растение накапливает огромное количество гумуса, в котором даже заводятся дождевые черви. На Яве в таких «корзинах» нередко можно обнаружить червей длиной до 60 сантиметров. Рыхлая масса органики, как губка, впитывает атмосфер­ную влагу. Папоротники-гнез­да производят сильное впе­чатление. Нередко их раз­водят в тропических странах как декоративные рас­тения, а в умеренных широтах их часто можно видеть в оранжереях ботанических са­дов.
Усложненный вариант гу­мусовой «корзины» образуют папоротники из рода платицериум, или «олений рог» (Platycerium), произрастающие в тропических лесах Старого Света. Это также крупные эпифиты, которые образуют листья двух ти­пов — спороносные и стериль­ные. Стерильные листья широ­кие, вертикальные, а споро­носные более узкие, направ­ленные в сторону от ветвей растения — хозяина.
Широкие листья отходят от опоры под углом, образуя нишу, в которой скапливается перегной. Основной источник органики в «корзине» пла- тицериума — его же собствен­ные неспороносные листья, которые довольно быстро от­мирают. С возрастом размеры ниши увеличиваются, а ее масса у некоторых особей иногда достигает центнера.
Спороносные листья по фор­ме очень похожи на оленьи рога. Нижняя поверхность их разветвлений словно покрыта кирпично-красным налетом из- за обилия спорангиев — орга­нов неполового размножения, в которых созревают споры. Отдельные представители ро­да платицериум достигают в диаметре 1,8 метра. Во время ураганов деревья, при­ютившие таких огромных «квартирантов», иногда выво­рачиваются с корнями.
Семейство орхидных, насчи­тывающее 20—25 тыс. ви­дов, — крупнейшее среди од­нодольных растений. Значи­тельная часть тропических орхидей относится к эпифитам. Они развивают воздушные корни, покрытие толстым сло­ем гигроскопической ткани, так называемым веламеном. Он образуется из мертвых клеток, заполненных воздухом, и имеет белую или серую окраску. В сухую погоду веламен сжимается и становит­ся белым из-за многочислен­ных пустот, заполненных воз­духом (об этом эффекте гово­рилось при объяснении про­исхождения окраски лепестков черемухи, белой сирени). Во время дождя он, как губка, впитывает влагу, а вместе с ней и питательные веще­ства, смываемые с располо­женных выше растений. И этой скудной пищи бывает вполне достаточно для орхидей — самого яркого украшения тро­пического леса.

Удивительные создания — эпифиты. Потребляя очень мало элементов минерального питания, они создают значи­тельную биомассу и произво­дят огромное количество орга­нических веществ. Изучить бы их биологические особен­ности и полученные знания использовать для выведения таких сортов культурных рас­тений, которые, подобно им, очень экономно использовали бы минеральные удобрения! К сожалению, физиологиче­ские и биохимические особен­ности эпифитов мало изучены. Что же касается селекции, то в последние годы ориентир взят на выведение сортов ин­тенсивного типа, которые по­требляют огромное количество азота, фосфора, калия. Для удовлетворения их потреб­ностей работают тысячи пред­приятий по выпуску минераль­ных удобрений. Это производ­ство поглощает колоссальное количество энергии, загряз­няет природную среду окисла­ми азота, углекислым газом, фтором, хлором, двуокисью серы, требует транспортных расходов. Такие затраты, что­бы прокормить «прожорливые» сорта интенсивного типа! Как же мало мы знаем о том, что лежит в основе нашего благо­состояния, — о зеленом рас­тении!
Достижения в области гене­тической и клеточной инже­нерии открывают новые блес­тящие возможности в деле создания принципиально но­вых растений, которые эко­номно расходовали бы мине­ральные питательные вещества и в то же время давали бы высокие урожаи. Гены эпифи­тов, перенесенные в клетки культурных растений, могли бы укротить их непомерный аппетит.

Print Friendly

Это интересно: