020918

В Японии с давних времен распространено искусство вы­ращивания в домашних усло­виях карликовых растений. Оно получило название «бон­сай», то есть «растущий на подносе». Абрикос, ель, клен, сосна, кедр, выращиваемые в небольших сосудах, достигают в возрасте 400 лет 50—100 сантиметров. Культура карликовых деревьев настолько по­пулярна в стране восходяще­го солнца, что стала неотъем­лемой частью японского быта и культуры. Рассказывают, что, когда одному знатному самураю пришлось бежать из своей страны, он пренебрег многими сокровищами, пред­почтя им несколько карли­ковых деревьев, полученных в наследство.

Впервые японские карлико­вые деревья появились в Европе во второй половине XIX века на всемирных выставках в Вене, Париже и Лондоне, где вызвали боль­шой интерес. По-видимому, Альфонс Доде видел их, и они послужили прообра­зом обитателей сада Тар­тарена, описанного в «Тартарене из Тараскона»: «О сад Тартарена! Другого такого не было во всей Европе! Ни одного местного дерева, ни одного французского цветка, сплошь одни экзоти­ческие растения: камедные деревья, бутылочные тыквы, хлопчатник, кокосовые паль­мы, манго, бананы, пальмы, баобаб, индийские смоковни­цы, панданусы, берберийские фиговые деревья, — можно было подумать, что вы в Центральной Африке за де­сять тысяч миль от Тараскона. Конечно, все это не дости­гало здесь своей естественной величины: так, например, ко­косовые пальмы были ничуть не выше свеклы, а баобаб (дерево-великан, Arbos gigan- tea) превосходно чувствовал себя в горшке из под резеды».

Карликовое садоводство за­родилось не в Японии, а в Китае более тысячи лет назад. Почему же мы называем кар­ликовые сады японскими? Дело, по-видимому, в том, что в Японии выращивание карли­ковых деревьев стало нас­тоящим искусством. Что же касается Китая, то утверж­дают, будто бы карликовые сады заботливые мужья соз­давали для своих жен, ноги которых, изуродованные пеле­нанием, не были приспособле­ны для прогулок по настоя­щим садам.

Австрийский физиолог Г. Молиш считал, что карли­ковость в данном случае обус­ловлена физиологическими причинами — недостатком пи­тания и воды, а также огра­ниченным размером сосудов, в которых выращивались рас­тения. Поскольку между размером корней и величиной надземной части существует определенная зависимость, то и крона получается очень небольшой. Кроме того, почву японцы утрамбовывают и до­бавляют в нее щебень. Слиш­ком быстрорастущие ветви обрезают, причем кроне при­дается специфическая форма.




Несмотря на недостаток пита­ния, карликовые растения (слива, вишня, айва, жасмин и другие) очень обильно цветут.

Изучение растений в естест­венных природных условиях подтверждает мнение Г. Молиша. И в самом деле, у многих растений, обитающих на сухих каменистых почвах, обычно очень жалкий рост. В этих условиях они зацве­тают, развив лишь очень небольшую надземную массу. Наблюдения за природными карликами, подводимому, и послужили основанием для разведения декоративных кар­ликовых садов. Поскольку в данном случае в основе кар­ликовости лежат физиологи­ческие, а не генетические при­чины, этот признак не пере­дается по наследству и семе­на, полученные от карликовых растений, дадут проростки, которые в нормальных усло­виях выращивания станут обычными высокорослыми особями. Таким образом, для бонсай не требуются какие-то особые экзотические растения, достаточно взять семена обычных деревьев — яблони, сливы, сосны, пихты, дуба, можжевельника и, пользуясь несложными инструментами и имея определенные навыки, сформировать из появившихся всходов карликовые деревца. Особенно популярна у япон­цев слива. Их не смущает даже то, что она зацветает только на 18-м году жизни. Долгое ожидание компенси­руется обилием цветков, обра­зующихся в разгар зимы. Слива — олицетворение жизне­радостности среди невзгод. Вишня, камелия, мелкоплод­ная яблоня, цитрусовые — также любимые японцами породы.

Помимо японских карлико­вых деревьев к физиологи­ческим карликам можно отнести целый ряд других, возникающий под действием тех или иных внешних фак­торов. Так, например, семена персика, которые выдержива­ли при высоких температурах в первую неделю проращива­ния, дали карликовые расте­ния, которые сохраняли это свойство в течение десяти лет. Развитие карликовости у пер­сиков можно предотвратить как действием низких темпе­ратур, так и обработкой про­растающих семян раствором гиббереллина — регулятора роста растений.

Если выделить зародыш из свежесобранных семян ябло­ни, вишни, персика, дурниш­ника, лимонника, бересклета и некоторых других растений и культивировать их на искус­ственной питательной среде, то вырастут карликовые расте­ния. Карликовость в этом слу­чае — результат недоразвития зародыша. Под влиянием низ­ких температур в семенах происходят физиологические изменения, способствующие нормальному росту и разви­тию зародышей.

Карлики возникают также в условиях очень интенсивного освещения. Под действием сильного света в растениях накапливаются особые веще­ства, которые ингибируют (за­держивают) рост и приводят к формированию карликовых особей.

В отличие от физиологичес­ких генетические карлики обладают внутренне обуслов­ленным механизмом этого явления и при размножении порождают себе подобных. Известны сорта гороха, куку­рузы и других растений, кото­рые дают очень небольшую вегетативную массу. Такие формы встречаются также среди декоративных растений: гераней, цинерарий, незабу­док, циний, тагетесов и дру­гих. Поскольку причина их появления не установлена, а признак карликовости у этих растений передается по нас­ледству, можно полагать, что мы имеем дело с наследст­венными изменениями — му­тациями.

В природе карликовые рас­тения встречаются в большом количестве в тундре, образуя низкорослые «леса» высотой до полуметра и даже ниже. Обитательница этих «ле­сов» — береза карликовая (Betula папа) достигает высо­ты 20—80 сантиметров и лишь в исключительных случаях — 120. Это низкорослый ветвис­тый кустарник с узловатыми приподнимающимися побега­ми, с округлыми листьями длиной до 1 —1,5 сантиметра и короткими (до одного санти­метра) сережками, произрас­тает он на сфагновых боло­тах. Интересно, что в этих местах грибы подберезовики иногда выше берез, поэтому их называют надберезовика- ми. Растут тундровые расте­ния очень медленно. Так, например, карликовый мож­жевельник в возрасте 544 го­да имел при основании тол­щину стебля, равную всего 8,3 сантиметра.

Карликовость характерна не только для древесных, но и для травянистых растений .тундры, которые нередко образуют плотные подушки (камнеломка бесстебельная, крупка альпийская и др.). И это не случайно. Такая форма имеет наименьшую по­верхность, и поэтому растение выделяет в окружающую сре­ду тепло и влагу в незна­чительных количествах.

Карликовые растения тунд­ры возникли в ходе длитель­ной эволюции. Они лучше приспособлены к суровым условиям существования, чем высокорослые деревья, кус­тарники и травы. Зимой их тело покрывается слоем сне­га, который предохраняет тка­ни от обезвоживания под влиянием сорокаградусных морозов и сильных ветров.

Высоко в горах также встречаются растения-карли­ки, например карликовые ивы. Обитающая в высокогорьях Центральной Европы ива тра­вянистая (Salix herbacea) вы­растает не выше 10 санти­метров. Ее деревянистый сте­бель извивается среди мхов и камней, наружу выставлены лишь округлые зубчатые листья длиной 1—2 сантимет­ра и небольшие сережки. Лишь немногим крупнее ива тимьянолистная (S. serpylli- folia) и ива притупленная (S. rexusa), произрастающие в Альпах.

Растения, обитающие высо­ко в горах, находятся в труд­ных условиях. Короткий сезон вегетации, низкие температу­ры почвы, иссушающее дейст­вие ветров создают весьма неблагоприятную обстановку для их роста. Кроме того, здесь высокая интенсивность осве­щения, обилие ультрафиолето­вых лучей. В результате этого деревья в возрасте нескольких сотен лет достигают размеров сильно ветвистых кустов («де­ревья эльфов»). Выше грани­цы леса в горах травянис­тая растительность также ста­новится карликовой. Там можно встретить горечав­ку бесстебельную (yentiana acaulis), возвышающуюся над землей на два-три сантиметра. Во время цветения из се­редины ее листовой розетки поднимается большой (высо­той до 6 сантиметров) велико­лепный синий цветок.

Карлики тундры передают признак низкорослости по наследству. При выращивании арктических растений в дру­гих географических зонах они сохраняют этот признак. Ины­ми словами, он является на­следственно закрепленным.

Почему растения-карлики имеют очень замедленные темпы роста? Установлено, что рост человека регулирует­ся системой гормонов — ве­ществ высокой физиологичес­кой активности, которые вы­рабатываются железами внут­ренней секреции. Из школьно­го курса анатомии, физиоло­гии и гигиены человека изве­стно, что гипофиз — железа, расположенная под основа­нием головного мозга, — вы­рабатывает гормон роста. Не­достаток его в организме при­водит к тому, что взрослый человек достигает лишь раз­меров ребенка 5—6-летнего возраста. Нечто подобное про­исходит и с растениями. У них точно так же, как у человека и животных, вырабатыва­ются гормоны, которые носят название фитогормоны (от слова «фитон» — растение), то есть растительные гормо­ны. К их числу относится и гиббереллин. Растения карликовых сортов гороха, куку­рузы, ипомеи и других видов обладают слабой способ­ностью к синтезу этого фито­гормона. Особенно сильно тормозит образование гиббереллина у этих растений свет. Вот почему разница в росте между карликовыми и нор­мальными растениями особен­но заметна при выращивании на свету высокой интенсивнос­ти, тогда как в темноте она незначительна.

При опрыскивании карлико­вых растений раствором гиб- береллина у них начинается настолько сильный рост стеб­ля, что они быстро догоняют по высоте нормальные экземпляры. В связи с этим карликовые формы широко используются в качестве био­логической пробы для обнару­жения гиббереллиноподобной активности различных хими­ческих соединений, а также для определения гибберелли- на в растительных тканях.

Не следует думать, что кар­ликовость связана только с недостатком этого фитогормо­на. В некоторых случаях она может быть вызвана избытком особых веществ, названных ингибиторами роста. Установ­лено, что эти соединения образуются в самих расти­тельных тканях и играют важ­ную роль в регуляции росто­вых процессов. Однако, когда их образуется очень много, рост растений резко тормозит­ся и они становятся карли­ками. Так, например, исследо­ватели считают, что подавле­ние ростовых процессов расте­ний на больших высотах свя­зано с накоплением феноль­ных ингибиторов роста в их тканях.

Следует добавить, что мно­гие явления, связанные с кар­ликовостью растений, изучены недостаточно. Между тем зна­ние этого вопроса имеет не только важное теоретическое, но и практическое значение. В последние годы селекционе­ры особое внимание уделяют карликовым и полукарлико- вым формам, которые позво­ляют значительную массу органических веществ, обра­зуемых в ходе фотосинтеза, накапливать в наиболее цен­ных органах, например в ко­лосе. В ряде мест начали выращивать так называемые сады короткого цикла плодоношения, которые зацветают не на 12—15-м году жизни, как обычно, а значительно раньше. В основе новой техно­логии использование карлико­вых яблонь типа «Парадизка-9». Это позволяет делать очень густые посадки — де­вять тысяч деревьев на гек­тар.

Такие сады значительно экономнее используют почву, влагу и удобрения. Высокая урожайность и экономич­ность — главные их досто­инства.

Надо также отметить, что в садах короткого цикла плодоношения значительно облегчается труд садовода, особенно при уборке урожая. В связи с этим познание физиологических, экологичес­ких и генетических механиз­мов карликовости стало очень актуальным.

Print Friendly

Это интересно: