Depositphotos_24488349_m

Митохондрии по праву назы­вают силовыми станциями клетки. Именно в них проте­кают реакции аэробной фазы дыхания, происходит образо­вание значительного количест­ва АТФ, необходимой для процессов жизнедеятельности.
Если рассмотреть разрезан­ную вдоль митохондрию под электронным микроскопом, то мы увидим, что она имеет удлиненную форму. Снаружи митохондрия окружена двой­ной мембраной. Внутри имеет­ся студнеобразная полужид­кая масса, в которую как бы упираются выросты внутрен­ней мембраны. Их ученые назвали кристами. Кристы во много раз увеличивают по­верхность внутренней мембра­ны митохондрии, где располо­жены ферменты — катализа­торы биохимических реакций, а также компоненты цепи переноса электронов. Увеличе­ние поверхности внутренней мембраны позволяет клетке осуществлять дыхание с боль­шой скоростью и эффектив­ностью.
Еще в 1890 году в Лейпциге появилась книга немецкого цитолога А. Альтмана «Эле­ментарные организмы и их роль в клетке». Рассматривая в обычный микроскоп живот­ные клетки, ученый пришел к заключению, что митохондрии есть не что иное, как прими­тивные саморазмножающиеся создания. Альтман предложил назвать их биобластами.
В настоящее время эта точ­ка зрения получила довольно

широкое распространение. Ученые предполагают, что когда-то митохондрии (а так­же хлоропласты) были само­стоятельными организмами. На каком-то этапе эволюции живой природы они внедри­лись в примитивную, содер­жащую ядро клетку и стали выполнять в ней дыхательную функцию.
Какие же факты говорят в пользу этой гипотезы? В 1963 году американский биохимик М. Насс, которого мы уже упоминали в связи с культиви­рованием хлоропластов в фиб­робластах мышей, обнаружил, что, во-первых, в митохондри­ях имеется собственная дезок­сирибонуклеиновая кислота (ДНК), причем она сущест­венно отличается от ДНК жи­вотных и растительных кле­ток. Кольцеобразная форма делает ее сходной с ДНК бактерий. Во-вторых, митохон­дрии размножаются в клетке сами по себе, независимо от ее делений. И, кроме того, они очень похожи на бактерии по своим размерам, химичес­кому составу мембран и дру­гим признакам.
И тем не менее проблему происхождения митохондрий нельзя считать решенной. К сожалению, мы не можем осуществить прямой экспери­мент по превращению бакте­риальной клетки в митохонд­рию, так как на это уйдут тысячелетия. Но если вспом­нить приведенные выше фак­ты успешного сожительства клеток животных с другими органоидами, например хлоро- пластами, то можно сказать, что даже на уровне современ­ной организации хлороплас­тов и митохондрий симбиоз этих органоидов с клетками различных животных возмо­жен. Следовательно, в ходе эволюции митохондрии и хло­ропласты могли возникнуть из организмов — внутриклеточ­ных симбионтов.




Если выдвинутая гипотеза происхождения митохондрий верна, то возникает ряд ще­котливых вопросов. Один из иих связан с широким исполь­зованием современной меди­циной антибактериальных препаратов типа антибиоти­ков. Коли митохондрии не что иное, как бактерии, то, используя антибиотики, не подрываем ли мы силовые станции своего собственного организма? И этот вопрос, по всей вероятности, далеко не праздный. Установлено, что антибиотик левомицетин тор­мозит синтез белка в митохон­дриях, а тетрациклин прекра­щает образование АТФ и вы­ключает в митохондриях окис­лительные реакции.

Print Friendly

Это интересно: