2-dioneya-venerina-muholovka-venerina-pastka

Почему же так устойчивы слухи о деревьях-людоедах? Питательной почвой для них служит существование насе­комоядных растений: уж коли есть виды, поедающие насеко­мых, почему бы не быть где-то в тропических дебрях дереву, пожирающему поро­сенка? Вот поэтому иам сле­дует разрбраться, что же это за насекомоядные растения, по­чему они возникли в ходе эволюции?
Наш рассказ начнем с ра­стения, которое наиболее зна­комо и доступно читателям. Поэт Вс. Рождественский в стихотворении «Росянка» пи­сал о нем:

Во мху рыжеватом, у кочки, Раскрылась росянка-краса.
На крохотном красном листочке Прозрачная блещет роса…

Присмотримся к этому уди­вительному растению. При по­мощи лупы можно увидеть, что округлые листья росянки покрыты множеством красно­ватых волосков, отчего они похожи на крошечные щеточ­ки для расчесывания волос. На одном листе их может быть до 200, причем по краям они длиннее, а в середине — короче. Кончики волосков вы­деляют капельки липко вяз­кой, прозрачной жидкости. Насекомое, привлеченное большими, как роса, капель­ками, садится иа лист и при­липает к нему, да так сильно, что не может уже оторваться. Дело, по-видимому, не только в клейкости жидкости. Не так давно из росянки удалось выделить два вещества, кото­рые обладают паралитическим действием. Одно из них — кониин — хорошо знакомо токсикологам — это ядовитый алкалоид болиголова, расте­ния из семейства зонтичных.
Как только насекомое при­липает к листу, боковые во­лоски наклоняются к нему. Капельки на их концах начи­нают быстро увеличиваться. Охваченное волосками насеко­мое оказывается погруженным в жидкость, сходную с пище­варительным соком желудка. Под ее воздействием мягкие части насекомого переварива­ются, при этом белки распа­даются до аминокислот, кото­рые легко впитываются расте­нием. Через два-три дня во­лоски снова разгибаются. Пер­вое время они остаются сухи­ми, на них нет липкой жидко­сти. Временное прекращение ее секреции необходимо, так как иначе непереваренные ос­татки прилипли бы к расте­нию и мешали бы росянке захватывать новые жертвы. С сухих же листьев они легко сдуваются ветром.
В жидкости, выделяемой волосками, содержится мура­вьиная кислота, которая спо­собствует как активации фер­ментов, участвующих в рас­щеплении белков, так и унич­тожению гнилостных микроор­ганизмов, развивающихся обычно при наличии органи­ческого вещества. Если бы ее не было, то интенсивное раз­множение микробов, участ­вующих в процессах гниения, отрицательно сказалось бы и на самом растении.




Чувствительность волосков росянки к прикосновению очень велика, она превосходит реакцию нервных клеток, рас­положенных на кончике языка человека. Так, отрезок человеческого волоса в 0,2 мил­лиметра длиной и массой в 0,000 822 миллиграмма, поло­женный на железку, вызвал движение волосков росянки — они изогнулись в сторону. Если такой же волос поме­стить на кончик языка — самое чувствительное место человеческого тела, то никако­го ощущения мы не испытаем. Говоря о чувствительности росянки, следует отметить, что это растение по-разному реа­гирует на раздражители. Если на его лист положить «несъ­едобный» предмет (кусочек стеклышка, песчинку), то во­лоски сначала несколько изо­гнутся к нему, но очень быст­ро возвратятся в исходное положение.
Листья росянки содержат хлорофилл и способны осу­ществлять фотосинтез. Одна­ко если ее полностью лишить животной пищи, то она хотя и не погибает, но хиреет и слабо развивается. С этим растением можно проделать много интересных опытов. Так, растущую на болоте росянку аккуратно вместе со мхом вы­копайте и поместите в глубо­кую тарелку. Время от времени поливайте ее водой, чтобы мох был все время сы­рым. С помощью лупы прона­блюдайте за тем, как растение поедает мелких комаров, тлей, а также кусочки мяса, крутого яичного белка, капельки мо­лока. Поместив одновременно на разные листочки по кусоч­ку той или иной пищи, выяс­ните, какие органические ве­щества оно усваивает быст­рее. Установите, как реагиру­ет росянка на несъедобные предметы: мелкие камешки, кусочки бумаги, стекло, дере­во. Интересен вопрос о «про­жорливости» росянки. Сколь­ко насекомых может поймать одно растение за определен­ный промежуток времени? Не так давно во Франции были проведены соревнования на­секомоядных растений. Побе­ду в них одержала росянка, принадлежащая коллекционе­ру Эмилю Марсье. Она обо­гнала всех — за три часа поймала 51 комара. Это 17 ко­маров в час!
В Вологодской области ли­стьями росянки моют горшки из-под молока. Дело в том, что они содержат вещество, которое растворяет мельчай­шие остатки этого продукта, скопившегося в порах и тре­щинах сосуда. Народная ме­дицина использует это расте­ние для выведения борода­вок. Сушеную росянку зава­ривают и пьют как лекар­ство от простуды. Учитывая тот факт, что в листьях расте­ния обнаружены ядовитые ве­щества, заниматься самолече­нием не следует.
Тот вид, о котором мы рас­сказали, называется росянка круглолистная (Drosera гоtun difolia). Это самый рас­пространенный представитель рода росянка. Однако извест­ны и другие виды, в частно­сти с продолговатыми листья­ми. Всего в разных местах земного шара (в Европе, Азии, Африке, Америке, Австралии) их насчитывается около сот­ни, причем только в Австра­лии произрастает больше по­ловины представителей этого рода. У обитающей там ро­сянки гигантской (Drosera gi- gantea) стебель достигает вы­соты 60—100 сантиметров. Он до самой верхушки покрыт узкими листьями, причем са­мые нижние приобрели шило­видную форму. Несколько меньших размеров достигает росянка королевская из Юж­ной Африки. Она способна переварить даже улиток и мелких лягушек.
Помимо рода росянка се­мейство росянковых включает еще три: венерина мухоловка, росолист и альдрованда. Каж­дый из них представлен все­го одним видом.
Венерина мухоловка хорошо из­вестна биологам. Она оби­тает на болотах или открытых торфяниках Северной и Юж­ной Каролины в США. Листья этого редкого растения, образующие розетку, состоят из двух частей: нижняя пред­назначена, как и у других зе­леных растений, для усвоения углекислого газа при фото­синтезе, а верхняя — для лов­ли насекомых. В отличие от росянки у венериной мухолов­ки нет липкой жидкости. Ее ловчие аппараты устроены по типу капкана.

Верхняя часть листа рас­сечена центральной жилкой на две половинки, обладаю­щие способностью склады­ваться. Каждая из них снаб­жена по краям 16—20 тонки­ми, слегка загнутыми зубца­ми. В центре обеих полови­нок торчат три заостренных щетинки, которые выполняют функцию чувствительного ме­ханизма капкана. Насекомое, благополучно миновав ниж­нюю безопасную долю листа, смело вступает на одну из половинок верхней части и ка­сается заостренных шипиков. Лист мгновенно захлопывает­ся, подобно тому, как закры­вается раскрытая книга. При этом зубцы, расположенные по его краям, не позволяют упустить добычу. Складывание долей происходит очень быст­ро, всего за 0,02—0,05 секун­ды, и так надежно, что «кап­кан» нельзя открыть, не по­вредив сам лист. Красноватые железки, бывшие до этого су­хими, начинают выделять сок, который переваривает на­секомое. После того как раст­воренные питательные веще­ства будут усвоены клетками листа, ловушка медленно от­крывается. «Переработка» на­секомого может продолжаться несколько дней.
Благодаря чувствительным щетинкам венерина мухолов­ка способна отличать — насе­комое от таких предметов, как мелкие камешки, палочки. Они не вызывают у нее такой ре­акции, как, скажем, комар. Еще Чарльз Дарвин устано­вил, что венерина мухоловка остается «равнодушной» к ветру (для имитации ветра исследователь дул на лист растения через трубочку) и струям дождя. Лист не скла­дывался, пока не были трону­ты поочередно все волоски или один и тот же волосок дважды. Так что совсем не случайно великий шведский ботаник Карл Линней назвал венерину мухоловку чудом природы.
В Испании, Португалии и Марокко по склонам сухих каменистых и песчаных хол­мов встречается росолист лу- зитанский (Drosophyllum lu- sitanicum) — метровой высо­ты растение с узкими длин­ными мясистыми листьями, гу­сто покрытыми каплями вяз­кой липкой слизи. К этой сли­зи, выделяемой особыми мел­кими грибовидными железка­ми, прилипают разные насеко­мые (комары, мухи и даже ово­ды и цикады), привлеченные медовым запахом. Кроме гри­бовидных, имеются железки без ножек. Они выделяют пищеварительный сок, содер­жащий ферменты, расщеп­ляющие органические веще­ства. Их работа начинается после того, как растение по­чувствует, что насекомое пой­мано. Росолист прожорлив: за один день он может рас­правиться с несколькими де­сятками крупных мух. Благо­даря тому что его ловушки действуют очень эффективно, это растение под названием «португальская мухоловка» используется в крестьянских домах для избавления от мух. Один ботаник насчитал на небольшом растении, росшем в ботаническом саду, до 233 пойманных и убитых росолистом насекомых.
. Полагают, что в течение лета одно растение может уни­чтожить несколько тысяч на­секомых.
Альдрованда пузырчатая (Aldrovanda vesiculosa) — представитель четвертого ро­да семейства росянковых. Она отличается от своих родствен­ников тем, что обитает в воде. Ареал этого растения огро­мен — от Западной Европы до Индии и от Западной Аф­рики до Восточной Азии, но повсюду альдрованда встре­чается редко. В нашей стране ее иногда можно найти в ев­ропейской части, на Кавказе, в Средней Азии и на Дальнем Востоке.
Не имея корней, альдрован- да свободно плавает в воде. Ее тонкий длиной в 15 сантиметров стебель всегда по­гружен в воду Длина листа всего около сантиметра, он имеет на своем конце пузы­рек, величиной с чечевичное зерно. Эти пузырьки состоят из двух округлых половинок Каждая половинка снабжена маленькими волосками. Стоит мелкому рачку дафнии задеть за такой волосок, как поло­винки листа захлопываются и жертва оказывается в капкане. Время между восприятием раздражения и началом ответной реакций составляет всего 0,09 секунды. Само за­хлопывание происходит за 0,2 секунды. Особые железки выделяют сок, растворяющий добычу. Чем моложе лист, тем он энергичнее работает поэтому «охотятся» в основ ном листья, образующие верх­ние две — четыре мутовки.
Альдрованда — цветковое растение. Цветки у нее мелкие одиночные. Поскольку у самой воды насекомых бывает мало, они часто остаются неопылен- ными и не дают семян. Поэто­му размножается растение в основном вегетативно.
Еще одно семейство, объе­диняющее насекомоядных растений семейство сарра цениевых. Оно состоит из трех родов и 17 видов, рас­пространенных на западе и востоке Северной Америки и на северо-востоке Южной Аме­рики. Это также обитатели бо­лот, причем наиболее круп­ные растительные хищники Ловчие аппараты саррацение- вых представляют собой труб ковидные кувшины или урны с широкими отверстиями на­верху.
Самый многочисленный род этого семейства, давший ему название, — саррацения. Он насчитывает десяток видов, растущих в Северной Амери­ке. Саррацения пурпурная (Sarracenia purpurea) — об­ладательница красивых круп­ных цветков с красными ле­пестками — некогда была за­везена в болота Центральной Ирландии, где хорошо освои­лась. Цветки ее пахнут, как фиалки. К самым редким ви­дам рода можно отнести сар- рацению горолюбивую, около восьмисот экземпляров кото­рой произрастают в некоторых местностях штатов Алабама и Джорджия (США). В то же время саррацения желтая на болотах иногда образует об­ширные заросли. Это красивое растение с крупными кувши­нами нередко культивируется в комнатных условиях.

Ловчие аппараты саррацений отходят вертикально от корневища или полулежат на земле. Их длина от 10 до 80 сантиметров. Окраска час­то пестрая — пурпурно-жел­то-зеленая. Особенно щедро природа «раскрасила» вход в ловушку: он заметен изда­лека. На стороне, обращенной к стеблю, кувшины несут кры­ловидную оторочку, усеянную нектароносными железками, также привлекательными для насекомых.
Отяжелев от обилия слад­кой пищи, насекомое оказы­вается на краю кувшина. Вну­тренняя поверхность края по­крыта воском и лоснится, как натертый паркет. Одно нелов­кое движение — и жертва начинает скользить вниз. На дне кувшинов саррацений по­стоянно обитают бактерии, участвующие в пищеваритель­ном процессе. Переваренная пища всасывается клетками дна кувшина, лишенными ку­тикулы. Наряду с насекомыми ученые находили в кувшинах саррацений остатки мелких древесных лягушек.
Однако среди насекомых нашлись виды, приспособив­шиеся жить в урнах сарра­цений. Это ночная моль и ее личинки, личинки мясной му­хи, оса сфекс. Последняя ос­воилась там настолько, что устраивает свои гнезда. Эти насекомые умудряются даже повреждать ловушки.
Другой род семейства саррацениевых представлен все­го одним видом — дарлингто­нией калифорнийской (Dar- lingtonia californica). Это ра­стение незначительно отли­чается от саррацений строе­нием цветков и ловчего аппа­рата. Впервые его обнаружи­ли в 1841 году в графстве Шаста (штат Калифорния, США). Но не только на боло­тах произрастает дарлингто­ния. Ее можно встретить по склонам гор, но обязательно около ключей или родников.
По внешнму виду это расте­ние очень похоже на группу приподнявшихся над землей и приготовившихся к прыжку кобр: из травы видны пятни­стые «головы» с длинными раздвоенными «языками». Это не что иное, как ловчие аппа раты насекомоядного расте­ния. Длина шлемовидных кув­шинов — 10—15 сантиметров, но иногда она достигает 50 сантиметров. Кувшины очень напоминают цветки еще тем, что над их отверстием рас­полагаются два яркоокрашенных лепестковидных выроста (то, что мы первоначально приняли за раздвоенный змеи­ный «язык»). Насекомых при­влекают яркие желтые пят­нышки на светлой зелени шле- мика, а также своеобразный аромат нектара с примесью запаха гнили, доносящегося из кувшина. Насекомое опус­кается на растение и осторож­но ползет под шлемик — туда, где многочисленные нектаро­носные железки выделяют сладкий ароматный сок. Дви­гаться насекомое может толь­ко в одном направлении — внутрь кувшинчика, потому что шлемик покрыт короткими колючими волосками, накло­ненными острием к отверстию кувшина.
Оказавшись под шлемиком, жертва, даже если и «оду­мается», не сможет уже вы­браться из ловушки. То, что казалось ей привлекательны­ми желтыми пятнами, — на деле не что иное, как более тонкостенные участки, своего рода «окна», через которые легко проникает свет. Неза­дачливое насекомое непременно стремится вылететь через них наружу, но ударяется о твердую поверхность и со­скальзывает по гладким от­весным стенкам ловушки вниз.

На дне листа имеется жид­кость, в которой живут бак­терии, участвующие в пере­варивании жертвы. Насеко­мое погружается в нее и постепенно растворяется. Ра­стение же усваивает продук­ты его распада. При разложе­нии органики и возникает малоприятный запах, распро­страняющийся из отверстия кувшина.
Менее известен читателям третий род семейства сарра- цениевых — гелиамфора (Не- liamphora), он знаком, пожа­луй, только специалистам. Шесть его представителей про­израстают на высокогорных бо­лотах Гайаны и Венесуэлы. Их ловчий аппарат сросшийся в виде трубки лист с сомкнутыми краями. В верх­ней части трубки распола­гаются нектароносные железки.

В секреторной жидкости на дне кувшина обитают бак­терии, выделяющие пищева­рительные ферменты. В этом отношении гелиамфоры сход­ны с саррацениями и дарлинг­тонией.
Среди семейств растений есть такое, которое имеет все­го один род, а тот, в свою оче­редь, только один вид. Речь идет о семействе цефалото- вых, единственный представи­тель которого — цефалотус мешочковый (Cephalotus fol — licularis).
Это эндемик юго-восточ­ной части Западной Австра­лии, встречающийся лишь на ограниченной территории, про­тянувшейся вдоль морского побережья. Он растет на от­носительно сухих местах по окраинам торфяных болот, среди густых зарослей кустар­ников и осоки.
Цефалотус мешочковый — многолетнее травянистое ра­стение с подземным корневи щем, образующее розетку из тесно расположенных листьев. Верхние листья розетки плос­кие, цельные, толстые, с же­лезками, расположенными на черешках и на нижней стороне листовых пластинок. Другие листья превращены в ловчие кувшины. Они начинают свое развитие еще зимой, но активно функционируют летом, ког­да особенно много насекомых. Приблизительно в это же время растение образует длин­ный безлистный цветонос, на верхушке которого образуют­ся мелкие беловатые цветки без лепестков. В феврале или марте созревают плоды, рас­пространяющиеся с помощью животных.

В настоящее время цефалотус включен в список растений Австралии, нуждающихся в охране.
И еще у одной группы ра­стений ловчие аппараты пред­ставлены кувшинчиками. Речь
идет о семействе непентовых, единственный род которого — непентес (Nepenthes), или кув­шинконос, включает более се­ми десятков видов, обитающих в тропической Азии, на Сей­шельских островах, Мадагас­каре, в Новой Гвинее, Се­верной Австралии и Новой Каледонии. Это лианы, взби­рающиеся с помощью усов по деревьям на десятки метров. У них широкие листья с оттяну­тым кончиком, стебли заканчи­ваются невзрачными соцветия­ми, состоящими из мелких цветков.
Видоизмененные листья не­пентеса имеют форму кувшин­чиков, окрашенных в яркие, хорошо заметные в тропиче­ском лесу тона: огненно-крас­ные, матово-белые, зеленые с пурпурными пятнами. Не слу­чайно местные жители назы­вают их цветами. Каждый кувшин сверху, как зонтик, прикрывает кончик листа. Эта крышка также отливает пе­стрыми фиолетовыми, розовы­ми и бурыми красками. Она предохраняет кувшинчики от попадания внутрь воды. На­секомых так сильно влекут к себе эти ярко разрисованные, смазанные нектаром «цветы», что они набиваются в них чуть ли не до половины. А ведь не­которые кувшины достигают в длину 40—45 сантиметров. Вообще же она колеблется от 2,5 до 30 сантиметров. Верхняя часть внутренней стенки по­крыта восковым налетом, по которому насекомые соскаль­зывают внутрь, откуда уже не могут выбраться. Непентес нередко не в состоянии пере­варить всех пленников. В этом случае ему на помощь прихо­дят птицы и даже небольшие млекопитающие, вроде маки- домового или полуобезьян, ко­торые поедают избыток по­павших в ловушки насекомых.
Непентес выделяет фермент непентесин, активный только в кислой среде. По этой при­чине растению приходится вы­рабатывать муравьиную кис­лоту, которая не только акти­вирует непентесин, но и вы­полняет роль антисептика. Же­лезки, продуцирующие фер­менты, располагаются в ниж­ней части ловушки. Они погру­жены в жидкость, объем ко­торой иногда доходит до двух литров. Попавшая в нее до­быча уже за пять—восемь ча­сов растворяется и всасывает­ся стенками кувшина.
Среди кувшинконосов наи­более известен непентес рад­жах. Он произрастает в Вос­точной Малайзии в националь­ном парке Кинабалу, на горе с таким же названием. Это са­мый крупный представитель рода. Длина его кувшинчиков достигает полуметра. Числен­ность растения постоянно со­кращается. Вырастить его из семян чрезвычайно трудно, по­этому любители экзотических растений предпочитают приоб­ретать взрослые экземпляры, нередко изъятые из природы.

Популярностью у цветово­дов пользуется и другой ред­кий вид — непентес Раффлеза. Он имеет крупные зеленые кувшины, покрытые красны­ми пятнами. Растет непентес Раффлеза на острове Кали­мантан и полуострове Малак­ка. Есть среди кувшинконосов эпифиты и виды, расту­щие на поверхности почвы.
Совершенно по-иному уст­роены ловчие аппараты у пред­ставителей довольно многочи­сленного семейства пузырчат­ковых. Оно насчитывает бо­лее 275 видов, объединенных в четыре рода. По своим биоло­гическим особенностям виды различаются довольно зна чительно. Главный род это го семейства — пузырчатка. В нем более 200 видов. В на­шей стране зарегистрировано восемь его представителей.
Один из интереснейших оби тателей болотистых водое­мов — пузырчатка обыкновен­ная (Utricularia vulgaris) На листьях этого растения можно легко заметить множе­ство мелких пузырьков, это ловчие аппараты. Пузырьки снабжены клапанами, откры­вающимися внутрь. Вокруг ро­тового отверстия имеются длинные разветвленные волос­ки, которые Дарвин назвал антеннами, и несколько же­стких щетинок. Любопытно, что на наружной поверхности клапана располагается много железок, выделяющих клейкое вещество и сахар, — приман­ку для водных обитателей. Когда мелкое животное (цик­лоп, инфузория, личинка ко­мара, дафния) прикасается к клапану, он приоткрывается и струя воды увлекает жерт­ву внутрь пузырька, наполняя его водой. В момент заполне­ния водой клапан занимает первоначальное положение и закрывает входное отверстие, так что животное не может выбраться наружу.
На стенках пузырьков рас­полагаются небольшие желез­ки, которые впитывают ве­щества, образующиеся при распаде органических соеди­нений. Расщепление этих сое­динений осуществляется с по­мощью ферментов, находя­щихся внутри пузырьков. «Трапеза» длится 12—48 ча­сов. С животной пищей пу­зырчатка получает азотистые соединения, которых недоста­точно в окружающей ее вод­ной среде. Еще в 1888 году было установлено, что расте­ние, питающееся животными, растет вдвое быстрее, чем жи­вущее только за счет продук­тов фотосинтеза. Цветет пу­зырчатка в июле и августе мелкими желтыми цветками, расположенными на тонких цветоносах.
Обитающие в Подмосковье пузырчатки — обыкновенная, средняя и малая — непри метны. А вот в тропиках Бра­зилии встречаются особи с крупными листьями и цветка­ми: это пузырчатки почколист­ная и лотолистная. Одно время выдвигалась идея широкого культивирования видов этого рода в тех водоемах, где сильно размножаются кома­ры. Уничтожая их личинки, пузырчатки могли бы спо­собствовать оздоровлению ме­стности.
На влажных известковых скалах крайнего севера Сое­диненных Штатов, в Канаде, на северо-западе европейской части Союза можно встретить жирянку (Pincularia vulga­ris), названную так по той причине, что ее эллиптические или языковидные листья, об­разующие розетку, лоснятся словно намазанные жиром. Жирянка имеет фиолетово голубые цветки, которые си­дят на стройных стебельках. Поверхность листьев усеяна множеством мелких грибооб­разных железок, выделяющих липкую слизь. Едва мелкое насекомое прилипнет к листу, как его края начинают заво­рачиваться внутрь в виде тру­бочки. Другие еще более мел­кие железки выделяют сок, парализующий жертву.
Сок жирянки обладает очень сильным растворяющим действием, поэтому листья мо­гут переваривать кусочки хря ща, хлеба, гриба. Жители Се­верной Скандинавии исполь­зовали листья этого растения для створаживания молока, идущего на производство сы­ра» Полученный сыр отличал­ся оригинальным вкусом и запахом.
Всего насчитывается около 45 видов жирянки. Они, как и многие другие насекомоядные растения, произрастают на болоте. Но есть виды, посе­ляющиеся, подобно эпифитам, на деревьях, например жи­рянка древесная.
В семейство пузырчатковых входят еще два рода — генлисея и полипомфоликс, лов­чие аппараты которых сходны с ловушками пузырчатки.
Всего на земном шаре на­считывается около 500 видов насекомоядных растений. К со­жалению, численность этих оригинальных растений сокра­щается из-за проведения мелиоративных работ, связанных с осушением болот.

Особенности их питания обусловлены тем, что на боло­тах, а также там, где обитают росолист и жирянка древес­ная, мало доступного для ра­стений азота. В связи с этим насекомоядность, безуслов­но, позволила решить пробле­му азотного питания.

Насекомоядные растения — настоящие хищники, они спо­собны поймать, убить и ис­пользовать в пищу насекомых. Оказалось, что этим «грешат» и некоторые грибы. Их добы­ча — микроскопические жи­вотные типа нематод, колов­раток или мелких насекомых.
Грибные нити, или как го­ворят ботаники, мицелий, раз­виваются в почве на расти­тельных остатках, но часть пищи они добывают из пой­манных ими жертв. Если для паразитических грибов тело животного является не только источником питательных ве­ществ, но и средой обитания, то для хищных оно представ­ляет интерес только как пища.
Изучением грибов-хищни- ков ученые занялись сравни­тельно недавно — в 30-е го­ды нашего столетия. За про­шедшее время были изучены их биология, распространение и систематика. Оказалось, что эти организмы могут быть полезными для человека, на­пример, в борьбе с вредными нематодами, патогенными для человека, животных и расте­ний.
Многие виды этих червей наносят большой ущерб сель­скому хозяйству. Так, галло­вые нематоды, образуя на кор­нях опухоли (галлы), тем самым нарушают нормальные физиологические процессы, что приводит к резкому сни­жению урожайности или пол­ной гибели растений.
Размеры круглых червей, улавливаемых грибами, 0,1 —1,0 миллиметра, тогда как толщина грибных нитей хищников не более 8 микро­метров. Как же такие тонкие нити удерживают огромных по сравнению с ними жи­вотных? Для того чтобы пой­мать жертву, грибы-хищники образуют из нитей грибницы (гиф) ловчие петли. Петли соединяются друг с другом и образуют сеть. Едва червь попадает в такую петлю, как гифы мгновенно набухают и сжимают его. Гриб удержи­вает жертву благодаря клей­ким веществам, находящимся на поверхности гиф. Попав­шая в ловчие сети нематода очень быстро перестает сопро­тивляться. Предполагают, что гриб вырабатывает какой-то яд, умертвляющий или пара­лизующий ее. Ферменты, вы­деляемые грибом, растворяют покровы нематоды. Через об­разовавшееся отверстие в те­ло проникает гифа, которая, разрастаясь, поглощает орга­нические вещества жертвы.
Известно около 20 видов грибов, улавливающих нема­тод при помощи клейких се­тей.
У некоторых хищников ловчие аппараты устроены бо­лее просто. Это короткие клейкие отростки, отходящие от мицелия. Существуют лов­чие аппараты, действующие без клейкого вещества, по принципу пассивного кольца: нематода вклинивается в коль­цеобразную структуру и не может из нее выбраться. Бо­лее интересен механизм ак­тивно сжимающегося кольца.
Когда очередная жертва по­падает в кольцо, последнее очень быстро набухает, уве­личиваясь в размерах пример­но в три раза, в результате чего просвет кольца практиче­ски исчезает и нематода быва­ет схвачена и лишена какой бы то ни было возможности освободиться.
В настоящее время хищные грибы используют для борьбы с опасными нематодами (гал­ловой, картофельной, рисовой, земляничной). Для этого их культивируют на мертвых рас­тительных субстратах, напри­мер на стерильной соломенной сечке, а затем вносят в почву, зараженную нематодами. Хищ­ники хорошо растут на пита­тельных средах, однако в от­сутствие нематод они обычно не образуют своих ловушек. Если в культуру добавить не­матод, то буквально уже через сутки гифы гриба дают начало ловчим аппаратам.

Print Friendly

Это интересно: