0_c9c95_e54daec0_orig

У большей части насекомоядных растений ловушками слу­жат листья, приспособленные для ловли насекомых. Кто ска­жет, что это листья? Каждый согласится, что они похожи на трубки, мешки, кувшины — только не на листья!

Присмотримся к жизни этих странных растений.
На болотах Северной Америки встречается насекомоядное растение саррацения («ловчая яма»). Удивительные листья у этого растения! Собранные у основания цветочной стрелки, они лежат на земле. Каждый лист напоминает мешок, сужен­ный у нижнего и верхнего конца и вздутый пузырем посере­дине. У отверстия, ведущего внутрь мешка, торчит зеленая листовая пластинка с жилками кроваво-красного цвета. Эта пластинка, похожая на раковину, собирает дождевые капли. Отсюда дождевая вода стекает внутрь мешка и наполняет его почти наполовину. В мешке всегда есть немного воды даже в сухую погоду. Листья саррацении служат ловчими ямами для разных насекомых.
Приметив издали яркие цветные верхушки листьев сарраце­нии, насекомые приближаются к ним. Здесь их ждет отличная приманка. Внутри мешков, у самого входа, манят их прозрач­ные капли съедобного сока. Заглянув в середину, насекомое спускается все глубже и глубже и попадает прямо в воду, на­полняющую нижнюю половину ловчей ямки; обратно оно вы­браться не может. Дело в том, что внутренние стенки листа устланы множеством гладких чешуек, причем каждая такая че­шуйка оканчивается острым шипом, обращенным вниз. Чем ближе ко дну мешка расположена чешуйка, тем длиннее и острее ее шип. Эти-то чешуйки с шипами и не позволяют насекомому выбраться обратно к выходу из мешка, и насекомое тонет в жидкости, наполняющей мешок.
Что же дальше?
А дальше насекомое разлагается, и остатки его всасываются стенками листа саррацении. Иной раз добрая треть листа бывает наполнена разлагающимися насекомыми, пришедшими к листу за лакомством…
У насекомоядной дарлингтонии, как и у саррацении, листья имеют необычную форму трубок. Насекомые проваливаются в эти трубки и гибнут в жидкости, наполняющей ловушку. Они становятся добычей растения: превращаются в буроватую жижу и всасываются стенками листа. Купол дарлингтонии имеет спе­циальное назначение: мелкие крылатые насекомые, опустив­шиеся в мешок и не удержавшиеся на внутренних скользких стенках, пускают в ход свои крылья, летают, мечутся, но никог­да не находят затененного куполом отверстия, через которое влетели в дарлингтонию. Обессиленные, они сваливаются на дно трубки.
Саррацении и дарлингтонии охотятся на сухопутных насе­комых, пузырчатка питается мелкими водными организмами. Пузырчатка растет в болотистых местах, где много комариных личинок, водяных червячков, крошечных рачков (водяных блох), только что вылупившихся из икры рыбешек и т. п.




У пузырчатки стебель с ветвями (корня у этого растения нет) распростерт на воде; над стеблем возвышается цветочная стрелка с цветами (рис. 1). К стеблю и ветвям прикреплены листья двух видов. Нитевидные листья держат растение на воде, а листья, преобразовавшиеся в пузырьки, служат для ловли водяной мелкоты. На одном конце каждого пузырька есть тон­кая ножка (черенок), с помощью которой он держится на стеб­ле пузырчатки, на другом конце — маленькое отверстие, обне­сенное жесткими, щетинистыми усами. Отверстие покрыто кла­паном, который свободно откидывается при толчке и затем свова опускается и закрывает вход в пузырек. Клапан припод­нимается от толчков снующей здесь мелкоты, и она попадает и ловушку; вслед за этим клапан снова опускается, и добыча поймана. Напрасно пленники пытаются выйти на свободу, на­прасно бьются о дверь своей темницы: для них она захлопну­лась навсегда (клапан изнутри наружу не открывается). Итак, при помощи пузырьков пузырчатка вылавливает из воды добы­чу; разложившиеся остатки ее просачиваются сквозь стенки пузырьков и питают тело пузырчатки.
Гниющими трупами мелких насекомых питаются и мно­гие другие растения, в том числе цефалотус — растение встречающееся в Австралии. У цефалотуса, как и у пузырчат­ки, бывают двоякого рода листья: обыкновенные и имеющие форму небольших урн с крышечкой. И те и другие расположе­ны в нижней части стебля розеткой, из середины которой под­нимается длинная стрелка, усаженная цветами. Урны с кры­шечкой сидят ниже обыкновенных листьев, прикасаясь осно­ваниями к земле, что облегчает бескрылым насекомым доступ внутрь урн (урна — видоизмененный черешок листа, а кры­шечка — видоизмененная листовая пластинка). Назначение это­го измененного листа — ловить насекомых и всасывать разлага­ющиеся на дне урны остатки. В «ловчих ямах» всех перечислен­ных насекомоядных растений скапливаются миллионы гнилостных бактерий, которые вызывают разложение пойман­ных насекомых; растениям остается только всасывать про­дукты этого разложения.
Иначе обстоит дело у другой группы насекомоядных расте­ний, из числа которых мы рассмотрим четыре: росянку, росо- лист, непентес и мухоловку.
На песчаной почве, а также на голых скалах Пиренейского полуострова попадается небольшое насекомоядное растение.

Его длинные, похожие на тесьму листья скручены у основания стебля, на верхушке которого обычно распускается несколько довольно крупных цветов. Все растение точно усыпано мелки­ми блестящими бусами или же покрыто каплями росы. Отсюда и название роеолист (рис. 2). На самом же деле это не бусы и не роса, а мелкие капли липкой жидкости, выделяемой листьями росолиста, служащие для ловли насекомых. Лишь только насекомое сядет на лист росолиста, сейчас же все тело его обволакивается клейкой жидкостью. Затем из листьев росолиста выделяется сок, который действует на насекомых так же, как желудочный сок человека на мясную пищу, т. е. пере­варивает все мягкие части тела насекомого.
Чем же объясняется такой необычный для растений способ питания у насекомоядных растений? Для того чтобы жить, рас­тение должно питаться. Если обычный способ питания оказы­вается неподходящим для растения, оно либо погибает, либо приспосабливается к иному способу питания.
Вспомним, на какой почве растут пузырчатка, росянка, ро- солист, мухоловка и другие насекомоядные растения. Одни — на болотах, другие — на песке или среди камней и скал. Много ли питательных веществ можно извлечь из болотистой гущи или из песчаной почвы? Разумеется, немного. Поэтому у растений постепенно развивались, кроме обычных листьев, особые ловчие приспособления, при помощи которых они могут ловить насе­комых. Так появились плотоядные растения, питающиеся насе­комыми.
На торфяных болотах, а также кое-где по берегам ручьев встречается небольшое растение, известное под названием ро­сянка. На первый взгляд оно ничем не отличается от других растений. Довольно длинный стебелек его заканчивает­ся небольшой метелкой из маленьких цветочков, а листья, похо­жие на лопаточки, венцом расположены у основания стебелька и лежат на земле. Присмотревшись, однако, к отдельному тако­му листу, вы сразу заметите, что он с поверхности и по краям усеян длинными волосками красного цвета, а утолщенный кон­чик каждого волоска покрыт капельками блестящего, как роса, и липкого, как клей, сока (отсюда и название этого растения — росянка). Проследим за тем, как ловит росянка насекомых.
Комар подлетает к росянке и опускается на лист, чтобы по­лакомиться капельками сладковатой «росы». Задев волоски ро­сянки, комар вымазывается клейким соком, что затрудняет дви­жения насекомого и не позволяет улететь. Чем больше мечется и бьется комар, тем труднее становится для него отступление.
Задетые насекомым волоски листа один за другим склоняются над пойманной добычей, прикладываются к ней своими голов­ками и обильно поливают соком.
Проходит час-другой, а то и больше. Волоски постепенно приподнимаются, и вскоре все они принимают свое обычное положение. А что же стало с комаром? На листе лежат лишь его жалкие остатки: перепончатые крылья, панцирь, одевающий го­лову, грудь и брюшко, три пары ножек — все остальное под­верглось действию сока, выделяемого волосками, растворилось и всосалось листом.
Вы видите, что росянка — совсем особенное растение. Она не довольствуется той пищей, которую все другие растения полу­чают из воздуха и почвы. Она пользуется «добавочным пита­нием»: ловит и переваривает мелких насекомых. Она — насе­комоядное, т. е. хищное, растение.
Однажды, живя в Лондоне, я отправился в ботанический сад Кью-Гарден. В этом саду много интересного и поучительного, но самое большое впечатление на меня произвели две оранже­реи. В одной из них красуется несколько сот видов орхидей, другая целиком отведена насекомоядным растениям 1. Среди них объектом особого интереса й удивления служат так называемые непентесы. Их около тридцати различных видов. Все они имеют особые органы, которые похожи на кувшины, урны и пивные кружки с крышечкой и блещут красками зеленого, кроваво-красного, фиолетового, розового, синего цвета. Эти орга­ны служат снарядами для ловли и «пожирания» насекомых.
Присмотримся к одному из непентесов. Это довольно круп­ное растение. Оно раскинуло во все стороны свои «ловчие сна­ряды», которые обвивают ветви дерева длинными усиками и располагаются то высоко, то низко над землей, занимая таким образом значительное пространство. Обратим внимание на один из этих ловчих снарядов. Устроен он замысловато, трудно дога­даться, что это сильно измененный лист.
Всякий лист имеет черешок и листовую пластинку. То и другое есть и у ловчего снаряда непентеса. Его черешок, широ­кий и плоский у основания, вытягивается в длинный, местами скрученный в спираль усик, который на конце разрастается в продолговатый кувшин желто-зеленого цвета. Мясистые, сочные края кувшина бросаются в глаза своим ярким цветом. Над входом в него расположена крышечка, испещренная крас­ными крапинками и жилками,— это листовая пластинка, а лист частично наполнен жидкостью. Все это — прекрасная приманка для насекомых, мелких и более крупных, крылатых и бескрылых.
Они носятся над ловушкой, привлеченные внешним видом кувшина и заключенной в нем жидкости, влетают внутрь или вползают туда по гладкой, словно навощенный паркет, внутрен­ней стенке, проваливаются в жидкость и гибнут под захлопнув­шейся за нею крышечкой кувшина. Привлекший насекомое нектар оказался пищеварительным соком, под влиянием кото­рого от тела насекомого остаются лишь твердые роговые части, а все мягкие части перевариваются и всасываются стенками кувшина.
Я уже говорил, что ловчие снаряды непентесов бывают различной формы и величины. В девственных лесах острова Борнео, расположенного в Индийском океане, встречаются непентесы с урнами колоссальных размеров — высотой 40— 45 сантиметров. Отверстие такой урны настолько велико, что в нее может свободно пробраться голубь. Таким большим птицам там, однако, нечего делать, но маленькие птички, пи­тающиеся насекомыми, действительно, забираются иногда в та­кие гигантские урны: улов растения в таких случаях бывает очень богатым.
Еще любопытнее тот вид хищных растений, которому дано красноречивое название мухоловка. Это небольшое рас­тение встречается на болотах Северной Америки. Его, впрочем, можно видеть в любом хорошем ботаническом кабинете или в оранжерее ботанического сада.
Мухоловка ловит насекомых при помощи листьев, действую­щих как клапан. Листья расположены в виде розетки у осно­вания стебля, как и у росянки, но устроены они гораздо слож­ней и действуют иначе, чем листья росянки. Каждый лист состоит из двух половинок, между которыми лежит толстая жил­ка, переходящая в широкий плоский черешок. Края листа зазубрены., а на поверхности его рассеяны небольшие желёзки красного цвета, выделяющие пищеварительный сок. Посредине каждой половины листа торчат три чувствительных волоска.

Теперь представьте себе такую сценку. К мухоловке подле­тает муха и садится на один из ее листьев, чтобы полакомиться соком. Ползая по листу, она задевает ножками или хоботком один из чувствительных волосков. Половинки листа мгновенно захлопываются, и муха оказывается в плену. Она бьется, ста­раясь выбраться на волю. Но чем больше жертв’а усердствует, тем сильней она раздражает чувствительные волоски и тем плотнее сжимаются половинки листа. Зубцы их заходят один за другой так, что попытки мухи освободиться становятся со­всем уж безнадежными. Наконец жертва успокаивается. Она вся облита пищеварительным соком, выделенным желёзками. Несколько часов спустя лист раскрывается, половинки его при­нимают первоначальное положение. Вместо мухи на них лишь жалкие остатки ее рогового панциря…
Дарвин написал книгу о насекомоядных растениях. В ней, между прочим, приводится много опытов, которые он проделы­вал, чтобы обстоятельно изучить образ действий мухоловки. Он, например, хотел узнать, одинаково ли чувствительны листья мухоловки к различным раздражениям. Как действуют на них сильный ветер и струи дождя? Для этого он очень сильно дул через стеклянную трубочку на волоски листа. Вот что пишет об атом сам Дарвин:
«Эти дуновения были встречены с таким равнодушием, с ка­ким, без сомнения, растения относятся к жесточайшему ветру,— лист не захлопнулся. А между тем достаточно мухе задеть раз- другой волоски, и лист моментально приходит в действие. Так же «равнодушно» относится лист мухоловки к сильным ударам водяной струи: половинки его не смыкаются. Отсюда ясно, что ни дождь, ни ветер на мухоловку не действуют, и листья ее, так сказать, по-пустому, без нужды, не захлопываются; очевидно, что волоски этих листьев, очень чувствительные к прикоснове­нию добычи, нечувствительны к такому сильному раздражению, как удары дождевых капель или ветра».
Изучая работу листьев этого оригинального растения, Дар­вин проделал еще более интересные опыты. Он установил, что, если положить на лист мухоловки камешек, кусочек дерева, стекла или пробки,— лист бездействует, и его желёзки не выде­ляют пищеварительного сока. Однако, если положить на него кусочек мяса или крутосваренного яйца, или даже просто комо­чек промокательной бумаги, пропитанной мясным соком, лист будет действовать: поверхность его обильно покроемся пищеварительным соком. Следовательно, волоски и желёзки мухолов­ки «отвечают» на такие раздражения, которые вызываются ве­ществами, поддерживающими ее существование, и йё откликают­ся на раздражения, безразличные для нее.
Описанные здесь насекомоядные растения — а таких расте­ний известно сейчас больше 500 видов — обычно живут на боло­тистой почве, в общем бедной питательными веществами. Этот недостаток у них восполняется возможностью ловить насекомых и переваривать белки, которые имеются в их теле.
Обычно думают, что живое вещество, из которого построено тело растения, нечувствительно к различным раздражениям, что раздражимость и способность двигаться являются отличитель­ными свойствами только животных. Это в корне неверно. По­движные волоски росянки, захлопывающаяся крышечка на «кувшине» непентеса, чувствительные волоски и желёзки му­холовки, а также подвижные лопасти ее листьев — все это на­глядно показывает, что раздражимость и подвижность имеют место и среди растений. Мир растений и мир животных, не­смотря на огромную разницу, в основных чертах все же сходны между собой.
Живая природа бесконечно изменчива. Ее творческие силы, способность к преобразованиям — неистощимы. Ловчие снаряды насекомоядных растений блестяще подтверждают эту мысль: ведь они не что иное, как листья, видоизмененные для спе­циальной цели.
В постоянной борьбе за существование у животных и у рас­тений постепенно вырабатывались разнообразнейшие приспо­собления к условиям окружающей их среды. Ловчие снаряды насекомоядных растений — одно из самых удачных и удиви­тельных приспособлений.

Print Friendly

Это интересно: