0_76168_47c1fa56_orig

На морских побережьях естественно образование и накопление песка: вода прежде всего есть тот инструмент, который «точит камень», — т.-е., бесконечно работая над ним, перекатывая его обломки, постепенно растирает берега в песок.
На морских побережьях естественно и постоянно наличие ветра: он является, как результат неравномерного нагревания и остывания суши и моря. При этом ветер с моря всегда сильнее, чем ветер с суши: движущийся на море воздух не испытывает такого большого трения, как на суше. И ветер несет прибрежный песок от берега в глубь материка. Если движущийся песок встречает какое-либо препятствие, например, неровность почвы, камень, кустик и т. д., он начинает скапливаться у этого препятствия все больше и больше.
Вырастают песчаные холмы — дюны. Они не растут до бесконечности вверх; их высота 30 — 40, иногда, как редкость, 90 м. Дело в том, что тот же ветер все время срывает верхушки дюн, и сорванный песок падает затем сейчас же за дюной, — дальше от берега; кроме того, песок с верхушек дюн естественно осыпается и перекатывается туда же, за дюну, дальше от берега. Таким образом, дюны перемещаются в глубь материка.
В зависимости от ветра, в зависимости от крупности песка, скорость передвижения дюн различна; они подвигаются и на 1 — 2 ж в год; но их скорость доходит и до 20 — 25 м в год.
Медленно, но верно дюны несут смерть всему, что попадается на их пути. Они засыпают ручьи, реки и озера. Мертвой пеленой песка они покрывают культурные поля. Они погребают под песком целые леса и деревни. Все исчезает под этой силой; остается только волнистая поверхность чистого морского песка. Может быть, правда, кое-где сохраняются остатки дерева или камня, в котором нетрудно признать остатки какого- нибудь человеческого жилья. Но это еще больше подчеркивает силу движущегося песка, еще ярче рисует картину его победного шествия в глубь страны, еще резче подчеркивает разницу между цветущей жизнью в прошлом и полновластной смертью теперь.
Везде ли, всегда ли дюны приводят именно к описанному выше концу? Посмотрим.
Одна из самых обширных дюнных областей в Европе— юго-западная Франция, где область дюн занимает до 900 кв. км поверхности. Там тянутся обширные сосновые леса. К деревьям привязаны ведерки, стенки которых, примыкающие к стволу, выгнуты соответственно выпуклости ствола. Над ведерком в стволе сделан надрез, а из надреза в ведерко капает смола.
А там и сям стоят заводы, добывающие из сосновой смолы канифоль и скипидар.
И если Франция давала свыше 15°/о мирового производства этих веществ, она, главным образом, обязана этим только что упомянутым лесам.




Но какое это имеет отношение к дюнам? Прямое: сосновые леса разведены именно на дюнах. Сосна прекрасно мирится с песком, — вспомните (кто бывал), каковы наши «сосновые боры». Но когда дюна заросла сосновым лесом, она уже перестала двигаться; дюна, как таковая, уничтожена.
Вы видите, что дюны могут быть не только остановлены, не только обезврежены, — их можно заставить приносить большую пользу.
Дюны несут или смерть, или индустриальный уголок. Все зависит от того, что скажет человек.

Print Friendly

Это интересно: