nill-1

большой сочи на карте яндекс Поколения за поколениями жили и умирали на берегах Великой реки, и Нил продолжал оставаться тайной. Откуда он? Никто не знает. Река течет с юга, но у южной гра­ницы Египта она стиснута и пересечена горами, и тут —бурные „катаракты», т.-е. пороги Нила. Они ставят пре­пятствия судоходству, и что за ними, туда, дальше к югу, — никто не знает. Река течет на север, а там теряется в безбрежном Сре­диземном море. О, конечно, у Средиземного моря есть берега. Но мы говорим про древний Египет, про то время, когда моря не соединяли материки, как теперь, а разъединяли их. Море, где кроме воды ничего не видно, отпугивало лю­дей. Только усеянные островами моря постепенно на­учили людей морскому судоходству. Итак, река из неизвестности приходит, в неизвест­ность же и уходит. Тайна крепнет, если обратиться на восток и на запад. На востоке — раскаленная каменистая Нубийская пу­стыня, непосредственно примыкающая к реке, а дальше к востоку, через узкое Красное море, такая же раскаленная Аравийская пустыня. На западе — иссушенная глинистая и песчаная Ли­вийская пустыня. И именно среди них, прорезаясь че­рез них, протекает Нил. Общую картину Египта легко себе конкретно представить, если воспользоваться следующим описанием, сделанным одним английским летчиком, который на аэроплане пролетел над всей Африкой, начиная с самой северной ее точки и кончая самой южной. „Египет,—пишет летчик,—рас­сматриваемый с аэроплана с высоты в несколько тысяч футов, представляется глазу, как гигантская река, проте­кающая через пустыню. Только вместо того, чтобы быть рекой воды, он является, как широкий пояс зеленой растительности, в середине которой глаз видит блестящую ленту; эта блестящая лента есть сама река Нил, которая и составляет подлинную жизнь Египта». Прохладой веет от реки и от ее покрытой зеленью долины, а справа и слева от этой долины над камнями и песками трепещет и переливается от зноя воздух, как нередко удается видеть над пылающим в поле костром. Как не вспомнить еще раз слова поэта: „вода и камень, лед и пламень не столь различны меж собой». Существование этих иссушенных и раскаленных пустынь было понятно человеку: летнее солнце стоит в Египте почти прямо над головой; жгучи его почти отвесные лучи. Чтобы составить себе понятие о летних жарах Египта, надо отправиться к самым жарким местам России— к прикаспийским и приаральским пустыням Кар а-К умы и Кизыл-Кумы. Средняя температура июля в Каире (Египет) 28,5°, того же месяца в М е р в е (Туркестан) 30,2°, в Ташкенте 26,9°




http://listok.com/love/porno-volosatih-starih-dam.html порно волосатых старых дам Но жара одна не делает еще пустыни. Наоборот, жара, соединенная с дождями, вызывает не только роскошную — это слово недостаточно — буйную жизнь природы. Но потому-то и крепнет тайна Нила, что в Египте так же сильна жара, как слабы дожди. Мы можем сейчас составить точный счет дождю в Египте. Как известно, элементы климата наблюдают метеорологические станции. Они, между прочим, ведут и подсчет осадков (в виде дождя и снега) изо дня в день и из года в год. Количество выпадающих осадков станции выражают в миллиметрах; это значит: если бы выпадающие осадки не просачивались в землю не стекали и не испарялись, то за такой-то срок земля в данном месте покрылась бы слоем воды на столько-то миллиметров.

http://biot350.com/delo/ivan-abramov-papochka-a-gde-zhenihi.html иван абрамов папочка а где женихи А теперь посмотрим счет дождя, выпадающего в Каире по месяцам. (Буквы означают месяцы, цифры — милли­метры осадков.)

znakomstva v azerbayjane Я — 5. Ф — 4. М — 4. А-4. М-2. И-0. И-0. А-0. С-0. О-1. Н-4. Д-9

порно фото в белых платьях Не трудно подсчитать и ? в год: 32 миллиметра осадков Если вы просмотрите эту таблицу осадков по месяцам и обратитесь потом к заглавию этого отрывка, вы на­верно согласитесь, что оно совершенно точно.

как погасить долг по кредитной карте тинькофф Но чем легче понятно существование пустынь, тем менее объяснимо существование зажатой ими мощной реки. А между тем река не только существует.

капремонт двигателя приора своими руками В июне начинается самый разгар жары. Рука, неосто­рожно поднявшая камень из россыпей Нубийской пу­стыни, сейчас же, обожженная, бросает его. Глины Ли­вийской пустыни растрескались от жары, и земля ка­жется покрытой жуткими струпьями.И в этот самый месяц, при небе не только без дождя, но и без единого облачка, вода Нила начинает прибы­вать. Медленно, но неуклонно и неизбежно, как закон, поднимается вода все выше и выше. Она принимает сначала зеленоватый цвет, потом становится желтоватой, в сентябре достигает высшего подъема, а затем начинает так же медленно спадать, чтобы к марту войти в преж­нее русло.

как научиться драться на мечах А спадая, Нил оставляет на обоих берегах свой зна­менитый, исключительный по плодородию ил. Черный на вид, жирный на ощупь, этот ил делает неисчерпаемым источником растительной жизни каждый участок земли, на который он попадает. И везде, где Нил оставил свой дар, ко времени жатвы могуче, густо, напряженно, зелено и сочно стоят — рис, кукуруза, пшеница, просо…

Целый ряд вопросов и задач вставал перед древними обитателями древнего Египта, — этой узкой полосы исклю­чительно плодородной земли между двумя широкими областями, враждебными всякому проявлению жизни, двумя страшными пустынями.

Это были не просто вопросы и задачи; это были во­просы и задачи жизни и смерти, так как от их решений зависело само существование египтян.

Почему поднимается вода Нила так правильно и не­изменно?

Почему оставляемый рекой ил так исключительно пло­дороден?

Запоздает или нет подъем воды в этом году?

Высок или низок будет этот подъем? Ведь, поднимись воды Нила на несколько пядей ниже, — целые полосы земли останутся не орошенными, и несколько семей встанет перед угрозой голода.

 ЧЕЛОВЕК ОТВЕЧАЕТ

Никто не знает, что делается там, за порогами Нила. Дан только один факт: мощная река высоко поднимает свои воды и как-раз тогда, когда жара и сухость наиболее велики.

Но чем меньше знаний, тем больше веры. И если все непонятно, если все неизвестно, то ответ только один:

Нил — бог.

Литературный памятник, оставшийся от древнего Египта, художественным гимном отвечает на вопрос, что такое река Нил? Вот несколько строф из него:

„Слава тебе, Нил. Слава тебе, явившийся на землю в мир, чтобы подарить жизнь Египту. Таинственный бог, ты заменяешь день тьмой всюду, где тебе это нравится, ты орошаешь сады и поля, созданные природой с тем, чтобы дать жизнь всем животным, ты напояешь землю всюду и везде… Создатель ржи, производитель ячменя, ты доставляешь вечное существование времени… Едва твои воды поднимаются, земля наполняется ликованием, всякая жизнь радуется, всякое существо получает свою пищу, всякий зуб измельчает ее. Ты доставляешь лучшие продукты, создаешь все избраннейшие вещи,.. Тебя нельзя поместить в святилище: никто не знает всех мест, где ты находишься… Нет жилища, которое бы тебя содержало: ни один проводник не проникал в твое

сердце..

Человек отвечает: вот он, Нил — таинственный бог. Вся мощь его на виду. Все и каждый воочию видит „чудо» превращения пустыни в поля и сады, и это чудо произошло оттого, что Нил явился на землю, чтобы да­ровать жизнь Египту.

Все это — чудо, ибо без Нила была бы только пустыня.

Все это — тайна, так как „никто не знает тех мест, где ты находишься», так как „ни один проводник не проникал в твое сердце».

Человек, стало быть, отвечает тем, что признает реку таинственным богом. Человек, не имея знания, отве­чает верой.

Ответ ли это?—Судите сами.

На тайну, которая тревожит человека, которая со­здает вопрос самой жизни, можно ответить и знанием и верой. Но ответы эти совершенно различны.

Знание уничтожает тайну, потому что объясняет ее. А вера отвечает тем, что тайну делает необхо-

димостью: ведь тайна и есть сущность каждого

бога.

Поэтому-то и отвечает человек словами: таинствен­ный бог. И, ответив так, успокаивается; вопрос больше не тревожит его: непонятность реки становится необ­ходимостью…

„… Ты создаешь все избраннейшие вещи»… О, конечно, под этими „избраннейшими вещами» гимн не подразуме­вал и не мог подразумевать фараонов и жрецов!

А между тем и фараоны и жрецы точно так же, как рожь и ячмень, — создание Нила.

Я не намереваюсь прервать свой рассказ о древнем Египте и под заголовком „от одного корня различные плоды» не думаю рассказать здесь о знаменитых опы­тах творца новых растительных форм, Лутера Бер­банка. Результаты работы Бербанка, конечно, изуми­тельны. Это он на одном из кактусов выростил плоды, по вкусу и аромату соперничающие с апельсинами; это он получил картофель на корнях и стеблях томата; это он создал а й в у с ароматом ананаса и проч. т. п. Однако, я продолжаю оставаться в древнем Египте.

„Корень» — один. Этот „корень» — самый простой, обыкновенный факт: ежегодное поднятие и спад вод реки.

Первый „плод», вырастающий из этого „корня», — пло­дородие нанесенного рекой ила.

Причину исключительного плодородия этого ила, ко­нечно, необходимо объяснить; необходимо изучить этот вопрос. Но, во-первых, ясно видны и пути этого изучения: надо узнать, из какого материала состоит этот

ил; во-вторых, совершенно очевидна прямая связь между разливом реки и оставляемым ею илом.

А почему и как из того же „корня» выросли такие „плоды», как фараоны и жрецы, — дело другое. Не видны ни пути изучения, не видны никакие связи между рекой и жрецами.

А между тем к этим плодам все того же корня не­обходимо прибавить и еще иные, опять-таки совершенно иного порядка: надо прибавить расцвет астрономии и геометрии.

И если из одного и того же корня вырастают: плодо­родие почвы, — фараоны, — жрецы, — астрономия, — гео­метрия, — скажите, не удивительнее ли это всех удиви­тельных фактов Бербанка?При чем же здесь жрецы и астрономия, фараоны и гео­метрия?

Чтобы полнее ответить на этот вопрос, лучше всего постараться как можно полнее представить себя древним египтянином в его конкретной обстановке, с его зна­ниями, заботами, желаниями.

Раз Нил — таинственный бог, от которого зависит вся окружающая жизнь, то легко себе представить, с какой верой, с каким страхом, с какой надеждой смотрели египтяне на своих жрецов; ведь они — те люди, которые находятся в постоянном общении с богами.

Жрецы также не знали, откуда явился Нил, не знали и причины подъема вод реки. Но, свободные от повсе­дневных дел, они читалц по небу волю бога-реки. Ведь в небе человек находил не только естественную меру времени — время от восхода до заката солнца; время от полнолуния до полнолуния; время появления и исчезно­вения за горизонтом тех или иных созвездий. В небе человек находил не только это; в сочетаниях светил с самых древних времен человек искал непосредственных связей с событиями земли, указаний на судьбу и вселен­ной, и отдельных явлений, и отдельных людей.

Ночи проводили жрецы в наблюдениях над звездами.

Совершенно понятна в таком случае, более того, не­избежна — огромная власть жрецов над народом, понятна глубокая вера в жрецов и страх перед ними. И так же понятен расцвет и укрепление в Египте астрономических знаний.

Народу, изо дня в день видящему „чудо» перед собой, так легко внушить:

— Воля бога нам известна, но она открыта только избранным.

Власть фараонов также опиралась на власть жрецов; фараоны были, ведь, „божественного происхождения». Но деспотическая власть фараонов укреплялась не только

на этой религиозной основе; она выростала и потому, что народ конкретно, на деле убеждался, к каким по­следствиям ведет неисполнение велений власти.

Почему? Надо помнить, что ил реки изумительно плодороден. А если так, то понятно, что на берегах Нила могло жить и кормиться весьма густое население.

Заглянем на минуту в современный Египет, а для того, чтобы наш ответ был более убедителен, пробежим мысленно по всей земле.

Где на земле наиболее густое земледельческое население? Прежде всего, в южном Китае; там очень плодородная земля, и благодаря теплому климату земле­делие возможно в течение круглого года. В провинции Шандунь живет 244 чел. на 1 кв. км в провинции Киангсу 284 чел. Есть остров Ява, — там тоже весьма плодородная почва и нет зимы; там живет 276 чел. на 1 кв. км.

Но в современном Египте живет 447 чел. на 1 кв. км> а если из площади Египта выкинуть каналы, дороги, по­верхность самого Нила с его разветвлениями, то мы получим чудовищную для земледельческого населения плотность в 730 чел. на 1 кв. км.

При большой густоте населения (оно было густо и в древнем Египте) понятно, что каждый квадратный дециметр земли имел большое значение; понятно отсюда, что наука, учившая, как делить поверхности (площади) на части, была в Египте наукой первой необходимости. А эта наука и есть геометрия, в дословном пере­воде — измерение земли.

Но вот что важнее. При той высокой ценности, кото­рую представляла каждая пядь земли в Египте, необхо­димо было тщательное регулирование разливов Нила. Нужно было, чтобы его вода не затопляла совершенно напрасно каменистых участков земли, а для этого такие участки следовало ограждать валами; нужно было, чтобы вода Нила проникала в других местах как можно дальше, а для этого необходимо было устраивать водоотводные каналы; нужно было, наконец, создавать водохранилища.

Вспомните, что Нил — чрезвычайно мощная река. С ним в одиночку не справиться. Нужно было сплоченное уси­лие множества народа, дружная коллективная работа. Такая работа может быть произведена при двух противо­положных условиях общественного строя. Или при вы­соко развитом коммунизме, или при очень сильной центральной власти.

Первое требует, как основы, обобществления средств и орудий производства, но в Египте этого не было: средства производства сосредотачивались в немногих руках крупных собственников, из которых крупнейшими землевладельцами-помещиками были фараоны. Остава­лось второе.

Таким образом, Нил продиктовал и укрепил исключи­тельную деспотическую власть фараонов, по мановению руки которых массы народа покорно шли на регулиро­вание Нила. А фараоны тщательно следили за всеми этими работами: как уже было сказано, фараоны были крупнейшими землевладельцами.

Вот при этих-то работах по регулированию Нила египтяне и узнавали конкретно, что значит не испол­нять волю фараона: при недружной работе Нил про­рывался на камни и не орошал тех мест, где орошение было жизненно необходимо: воды не хватало. А это означало голод.

Таким-то образом и произошло то, что река обусло­вила и необычайную власть фараонов с жрецами и раз­витие астрономии и геометрии. Река определила и обще­ственный строй, она определила и все сознание древних египтян.

А когда ученые исследователи проникли в сердце Нила, — тайна Нила перестала существовать.

Не диво, что древний мир не знал, откуда Нил течет: он начинает свое течение по южную сторону экватора. Вся длина Нила громадна, — она составляет 6 500 км. Велика и могуча наша Волга, но длина Волги „всего“ 3660 км; Волга, следовательно, только немного длиннее половины Нила.

Начинается Нил речкой К а г е р о й (рис. 7), впадает в озеро Виктория (кстати сказать: второе в мире по величине: больше нашего Ладожского в 3,7 раз), из него выходит, принимая название Белого Нила. Оба эти участка Нила очень интересны и наполовину уже открывают тайну плодородия нильского ила.

Но сначала вернемся к истокам — к Кагере и к озеру Виктория. Они расположены у самого экватора. В области экватора нет зимы; там только сухой период года и влажный.

Вы видите на карте (у северного берега оз. Виктория) местечко Менго? Вот таблица количества осадков в Менго по месяцам (в миллиметрах):

сколько стоит редуксин 10 мг Я 60. Ф 111. М114. А195. М135. И76. И80. А73. С99. О133. Н99. Д34. ГОД1209.

Так вот где выпадают дожди, поднимающие воды Нила!

Но почему же в Египте Нил начинает поднимать свои воды в июне, если в истоках дожди, как видно из та­блицы, начинают обильно выпадать с февраля?

Часть ответа вы, может быть, нашли и сами; ведь от истоков (верхнего течения) Нила до его нижнего течения (Египет) свыше 6 тысяч километров: конечно, надо много времени, чтобы подъем воды дошел до нижнего течения. Но это только часть ответа; этот подъем дошел бы ско­рее, если бы не было особенностей в течении Белого Нила. Он проходит по совершенно равнинной местности; когда вода начинает прибывать, она не встречает пре­пятствий в высоких или хотя бы только приподнятых берегах — и разливается вширь, как море. Вода заливает здесь площадь до 60000 кв. километров, т.-е. площадь, вдвое большую, чем площадь всей Бельгии или Гол- ландии.

И здесь вода застаивается. Вода эта мелка, а солнце на экваторе и близ экватора могуче; в результате вся площадь застоявшихся вод порастает всевозможными водолюбивыми растениями. А между растениями, укоре­няющимися на дне, свободно плавает множество других представителей водного мира. Густая чаща кустарников и между ними вода; разве только кое-где возвышаются высокие постройки термитов.

Но вода только застоялась, она все же движется, хотя и очень медленно; двигаясь, она уносит с собой и часть свежих растений, и часть полуперегнивших, и часть пере­гнивших. Оттого-то и отличается таким плодородием нильский ил, что он несет вместе с собою огромное количество перегноя, того перегноя, который делает таким ценным наш чернозем.

Но Нил несет не только перегной.

Обратитесь снова к карте. Между 10° и 20° сев. ши­роты Белый Нил принимает справа большой приток — Голубой Нил. Он стекает с высот Абиссинии, а высоты эти очень значительны. Запомним это.

В Абиссинии тоже два периода в году — сухой и до­ждливый, но только оба гораздо резче выражены, чем на экваторе. Сравните сами данную выше таблицу дождей для Менго с такой же для Г о н д а р а

http://kingleviathan.com/delo/gorohoviy-sup-s-suharikami.html гороховый суп с сухариками Я. Ф. М. А. М. И. И. А. С. О. Н. Д. ГОД.

бесконечно люблю описание О 0 16 2 65 137 304 359 122 92 28 0 1125

И вот Голубой Нил в сухое время года пересыхает совершенно; начиная с июня, он сразу переполняется водой, и так как высоты Абиссинии очень значительны, то Голубой Нил весь превращается в могучий, бешено текущий поток. Он мчится по высушенному распы­ленному руслу, уносит с собой все эти в порошок иссушенные частицы земли и несет их в Египет. Оттого-то вода в Ниле принимает, вслед за зеленоватым, желтова­тый оттенок.

Но дело не в оттенке; частицы земли, раздробленные в пыль, — прекрасная минеральная пища для растений. Не даром у всех низовьев рек почва так тучна и плодородна.

Итак, экваториальные и тропические дожди вызывают разливы Белого и Голубого Нила. Белый Нил, застаи­ваясь до встречи с Голубым, собирает несметные богат­ства перегноя; Голубой Нил, бешено размывая свое русло, собирает несметные богатства мелкозема — лучшей минеральной почвы.

Вот тайна Нила. Она проста. Но не забудьте: тогда, когда она открыта. Не все ли равно, какое из этих несуществующих мест горячо, и какое — прохладно?

Нет, очень поучительно узнать, почему именно ад придуман горячим, а рай прохладным. Поставленный в заголовке вопрос имеет серьезное значение потому,

что весьма ясно показывает, как влияет на человека та или иная географическая обстановка.

Вопрос: „почему ад горяч?» уместно задать как раз после ознакомления с древним Египтом. В сущности говоря, ад горяч именно потому, что он рожден в Египте.

Американский ученый, профессор Руссель Смит начинает свою большую книгу о Северной Америке та­кими словами: „Ад горяч. Думали ли вы, однако, когда- нибудь : почем у?»

Почему же? Представление об аде было создано в Египте. Вы уже знаете, что представлял (да и пред­ставляет) собой Египет: узкую полоску земли между двумя страшными пустынями. Пустыни эти страшны своим зноем — невыносимым зноем, невыносимой жарой. Ад создан для устрашения. Но чтобы страх был дей­ствителен, он должен быть конкретным. Что же страш­нее, что ужаснее и что конкретнее можно выдумать для людей, постоянно видящих перед собой ужас пустыни, как не еще большую жару, как не огонь, раскаленные угли, раскаленные камни, раскаленное железо? И для людей жаркой пустыни создан жаркий ад.

Но на другом конце земли, близко к полярным стра­нам, жили древние скандинавы. Они жили среди вечного холода, среди льдов и снегов.

Что могло казаться им самым ужасным? Конечно, вечный лед, вечный снег, вечный холод — только в де­сятки раз усиленные сравнительно с тем, что они видят и испытывают.

„Среди до-христианских скандинавов, — пишет проф. Смит, — ад это место, заключенное в снег и вечный лед».

Приведу дальнейший рассказ проф. Смита. Когда поси­невшим от холода северным жителям пришлось впервые услышать какую-то проповедь, в которой яркими красками описывался жаркий ад, один из этих перезябших слу­шателей обратился к проповеднику.

— Послушайте, — сказал он. — Разумеется, никто из нас никогда не откажется пойти в это превосходное место, о котором вы нам сейчас рассказываете. Только нельзя ли попасть туда как-нибудь полегче? Неужели надо непременно наделать такую кучу грехов?

Отразилась ли на рае географическая обстановка?

Несомненно. Рай также создан пустыней. Если ад дол­жен был устрашать, рай должен был утешать тех, кому плохо приходилось в их жизни на земле. Но что может быть пленительнее для жителя пустыни, как не мечта о про­хлад е?

Ему, видящему постоянно раскаленный песок и камни, ничто не может казаться лучше вечно-зеленой цветущей лужайки, вечно-зеленых плодовых деревьев. Ему, знаю­щему, что значит, когда от зноя и жажды в кровь рас­трескиваются губы, — не может быть лучшего места, как цветущий сад, орошенный тысячами студеных ручей­ков, переливающихся, журчащих и посылающих прохладу и здесь и там.

Густой, тенистый сад, полный текущей холодной воды. Но таким именно и изображается рай.

Print Friendly

Это интересно: