reWalls.com-51040

Нелегко запомнить сотни и тысячи разных названий элементов, минералов, горных пород. А если бы узнать смысл каждого названия,— пожалуй, запомнить было бы легче.

Может быть, кому-нибудь из читателей попадалась в руки моя книжка «Воспоминания о камне», где приводится шуточ­ный рассказ о том, как давались названия новым минералам и новым станциям Кировской железной дороги. Особенно были высмеяны там старые железнодорожники, которые назвали, на­пример, станцию Африканда только потому, что они приехали туда в очень жаркий, как в Африке, день. Другую станцию назвали Титаном, хотя около нее нигде не было найдено ни следа руд этого металла. Однако надо сознаться, что так поступали не только наши старые железнодорожники,— так поступали и поступают хи­мики и минералоги, когда открывают что-либо новое: каждый дает название, какое захочет; а между тем нам сейчас при­ходится точно запоминать эти названия. Правда, в химии это проще — там всего известно около сотни химических элементов, которым и надо было придумать названия. Много сложнее обстоит дело в минералогии, где уже сейчас мы знаем около трех тысяч минералов, да каждый год открывается двадцать- тридцать новых. Давайте же разберем сначала названия тех химических элементов, на которых построена вся химическая наука; из первых букв этих названий на латинском языке и составились химические значки: Fe («феррум» — «железо»), As («арсеникум» — «мышьяк») и так далее. Чаще и охотнее всего химики и гебхимики называли вновь открытые элементы по названию той страны или города, где было сделано открытие или где впервые было найдено соединение данного вещества.

Для нас поэтому совершенно понятны такие названия, как европий, германий, галлий (от старинного названия Франции — Галлия), скандий (Скандинавия), их хорошо можно запомнить, но гораздо хуже с другими названиями, в которых использо­ваны какие-либо древние наименования стран или городов. Иногда очень трудно догадаться, откуда произошли названия.

Так, когда в 1924 г. в Копенгагене открыли новый элемент, его назвали гафнием, по старому, никому не известному названию столицы Дании. Подобным же образом дано назва­ние лютецию, который получил свое имя по древнему названию Парижа. Металл тулий получил свое имя от старого сканди­навского названия Швеции и Норвегии. Металл рутений, который был найден у нас в Казани хими­ком Р. Клаусом, получил свое имя в честь России, но, к сожа­лению, многие даже опытные химики не догадываются, что термин «рутений» означает «русский».




Очень интересно то, что произошло с одной полевошпато­вой копью около Стокгольма в Швеции; пегматитовая жила Иттерби дала огромное количество новых элементов, и из раз­личных вариантов ее имени получились названия: «иттербий», «иттрий», «эрбий» и «тербий». Очень много названий химических элементов дано было на основании их физических и хими­ческих свойств. Это казалось бы более рациональным, но такие названия делаются понятными и запоминаются лишь теми, кто хорошо знает древнегреческий или латинский язык. Так как целый ряд химических элементов был открыт на основании цветных линий в спектроскопе, то они получили название по цвету этих линий: индий — по синей линии, цезий — по лазорево-синей, рубидий — по красной, таллий — по зеленой. Другие элементы получили название по цвету своих солей, например хром — от греческого слова «цвет» — благода­ря яркой окраске хромовых солей, или иридий — благодаря пестрой картине переливчатых цветов солей этого металла.

Очень многие химики, увлекавшиеся астрономией, назвали элементы по планетам или звездам. Таковы названия урана, палладия, церия, теллура, селена и гелия. Только последнее название имеет еще более глубокий смысл, так как гелий («гелиос» — «солнце») был открыт впервые на Солнце.

Еще большее количество имен дано было в честь богов и бо­гинь древнего мира. Так, ванадий был назван в честь богини, кобальт и никель — вредные спутники серебряных руд — полу­чили свои названия от злых гномов, якобы живших в саксон­ских рудниках.

Названия — тантал, ниобий, титан и торий — без особо глу­боких оснований были взяты из имен древней мифологии. Сурьма в средние века называлась антимуаном, что, всего ве­роятнее, происходит от греческого слова «цветы», так как кристаллы сурьмяного блеска группируются в пучки, напоми­нающие цветы сложноцветных растений. По другой же версии, антимуан происходит от слова «противомонашеский», якобы потому, что сурьма оказывает вредное влияние на затворниче­ский дух монахов. Гораздо меньше внимания было уделено крупным мировым именам ученых-иоследователей. В честь финского профессора Ю. Гадолина назван минерал гадолинит, а по минералу — и элемент гадолиний.

Название самария произошло от минерала, в котором он был открыт,— самарскита, впервые найденного в Ильмен­ских горах на Урале и названного в честь инженера Самар­ского.

Рутений и самарий — два элемента, названия которых имеют чисто русское происхождение. Однако, помимо всех этих сложных и мало обоснованных названий, около тридцати химических элементов имеют в корне своих имен различные древние арабские, индийские или латин­ские слова. Много споров, вызывает происхождение слов: золото (аурум), свинец (плюмбум), мышьяк (арсеникум) и др.

Вы видите, какой хаос и какой беспорядок! Греческие, араб­ские, индийские, персидские, латинские, славянские корни, боги, богини, звезды, планеты, города, страны, фамилии — ча­сто без всякого (порядка и глубокой мысли. Правда, были попытки ввести некоторый порядок в систему названий элементов, но последних так мало, что этого не стоит делать. Со­всем другой вопрос — на­звания минералов. Здесь геохимик и ми­нералог должны коренным образом изменить свою практику: ведь     каждый год приходится называть свыше 25 новых минера­лов, а между тем разве можно допустить, чтобы такие соединения, как лаури т, были названы име­нем невесты химика — Лауры, чтобы целый ряд минералов был назван из верноподанническ и х чувств в честь разных князей и прафов, которые никакого отно­шения к минералам не име­ли, нацример, уваровит. На­конец, некоторые названия так нелепы, что их с трудом может выговорить наш язык, например, ампангабеит, на­званный по местности, где он был найден,— на Мадагаска­ре. Названия минералов — интереснейшая страница из истории минералогии и хи­мии. До сих пор еще далеко не известно происхождение ряда названий минералов, и многие из них имеют свои корни в древней Индии, Египте или Персии. Персия подарила нас бирюзой и изумрудом (сма­рагдом) , древняя Греция — топазом и гранатом. Индия — ру­бином, сапфиром и турмалином.

Очень большое количество минералов было названо по месту их нахождения. Так, нам, советским людям, хорошо известны и понятны названия: «ильменит» (Ильменские горы на Южном Урале), «байкалит» (озеро Байкал), «мурманит» (Мурманская область). Но самое для нас ин­тересное название связано с Мо­сквой — это московит, или му­сковит, знаменитая калиевая слюда, играющая столь боль­шую роль в электропромышлен­ности. Очень много названий дано в честь известных исследо­вателей, крупных химиков и ми­нералогов. Упомянем шеелит, названный так в честь известно­го шведского химика Шееле, гётит — в честь поэта и минера­лога Гёте, и хорошо знакомые нам менделеевит и вернадскит.

Удачными надо признать и названия, данные минералам на осяовани их цвета, но тут обыч­но для понимания названия нужно знать латинский или гре­ческий язык. Таковы например, аквамарин (цвета морской воды), аурипигмент (окраска зо­лота), лейцит (от греческого слова — «белый»), криолит (от греческого слова—«лед»), целестин (от латинского слова— «небо»).

Очень многие названия происходят от физических и хими­ческих свойств минералов. Так, блеснами называются минералы сереброподобные, колчеданами — медяо- или бронзоподобные, пшатами — минералы, которые обладают способностью раска­лываться по некоторым направлениям (спайностью), обманка­ми — такие минералы, которые содержат металл, о чем трудно догадаться по их обманчивому внешнему виду. Некоторые ми­нералы называются смолками по их сходству со смолками.

Алмаз получил название от греческого слова «адамае», то есть «непреодолимый», «непобедимый», «несокрушимый». Наконец, нельзя не признать, что многие’ минералы получили правильное название по тем химическим элементам, которые преимущественно входят в их состав. Таковы, например, фос­форит, кальцит, вольфрамит, молибденит и др.

Но есть ряд названий, вызывающих особый интерес. С не­которыми из них связаны целые легенды; смысл других скры­вается в недрах лабораторий алхимиков. Так, асбест получил свое название от греческого слова «несгораемый». Нефрит обя­зан своим названием средневековому заблуждению, что он будто бы излечивает болезни почек. Фенакит — «лживый» — назван так потому, что его красивая винно-красная окраска исчезает на солнце через несколько часов.

Апатит, или «обманщик», назван так потому, что его труд­но отличить от других минералов; и, наконец, аметист носит свое название еще со средних веков, когда ему приписывали таинственное свойство служить защитой от пьянства. Вы видите из нашего краткого описания, как сложно скла­дываются названия минералов.

Неужели нельзя внести порядок в это дело? Неужели нельзя создать такую -международную комиссию, которая утверждала бы названия новых минералов, заботясь о том, что­ бы они своим смыслом отвечали свойствам минерала, чтобы их было легко запомнить, чтобы сами названия создавали некоторую систему и классифицировали сотни и тысячи минеральных видов? Мы думаем, что в будущем пышном расцвете химических и геохимических наук найдется место и нашему маленькому предложению — подумать о том, чтобы не мучить школьника и студента длинными, трудно запоминаемыми, непонятными названиями, а давать названия, тесно связанные с характер­ными свойствами камня.

Print Friendly

Это интересно: