total_war1415968050_5

 

В 1870-х гг. в Малой Азии искал древности не только знаменитый впоследствии Генрих Шлиман, откопавший Трою. Имя другого немца, тоже не профессионального историка и археолога, а инженера-путейца Карла Хумана стало известным благодаря тому, что, работая на строительстве железной дороги в Турции, однажды он совершенно неожиданно приобрел в собственность высокий холм в окрестностях города Бергамо. Вернее, не весь холм, а один из его склонов. И если это приобретение не насторожило власти, то уже следующий шаг инженера должен был насторожить, но…

Предприимчивый немец подписал у самого султана бумагу, по которой любой кусок старого мрамора, найденный на этом холме, признавался собственностью кайзеровской Германии.

Нетрудно догадаться, что таким «куском» вполне могла оказаться, например, древняя статуя или часть архитектурного сооружения эллинской или римской эпохи.

Но никому и в голову не могло прийти, что Хуман стал хозяином развалин целого города Пергама, основанного в XII веке до н. э. древними греками.

Видимо, в период расцвета (и заката) греко-микенской культуры Критская цивилизация, предшественница Эллады, расширила границы влияния на многие области по берегам Средиземного моря. Скорее всего, она контролировала не только воды этого моря, но и значительной части Атлантического и Индийского океанов. Как бы то ни было, примерно к тому же времени, когда был основан Пер-гам, относятся знаменитое путешествие аргонавтов во главе с честолюбивым Ясоном, гибель Трои (по крайней мере, Троянская война) и события, ей предшествовавшие. Это говорит о том, что греческие города-колонии не были редкостью в Малой Азии.

Да, это был древний Пергам, о чем догадался Хуман, сопоставив имя с городом Бергамо. Правда, Пергам покинутый и разрушенный, но именно Пергам: об этом свидетельствовали надписи на некоторых частях античного мрамора, попавшего в более поздние, средневековые стены.

Как и многое другое, античный Пергам оказался не вымыслом древних авторов, а реально существовавшим городом.

Карл Хуман увлеченно начал раскопки. Правда, было это уже в 1882 г. Да и то поначалу он нанял профессиональных археологов и стал копать лишь после того, как они сняли точный план местности. Но зато, когда раскопки начались, ожидаемое померкло перед действительным: за много лет Хуман раскопал, обнаружил и отправил в Германию огромное количество шедевров древнего искусства. Только первая мировая война помешала вести раскопки беспрерывно. Кстати, в той войне Германия, бывшая союзником Турции, сумела использовать и ту железную дорогу, на строительство которой уже никогда не вернулся Карл Хуман.




А еще Хуман раскопал сам город, оказавшийся неординарным даже для древних греков.

Вероятно, условия жизни колонизаторов не были столь уж прекрасными: ведь не следует забывать, что в те времена Тавром и Антитавром владели могущественные хетты, которых побаивались самые великие египетские фараоны.

По крайней мере, хлопоты, доставляемые владыкам Обоих Египтов хеттскими возмутителями, зафиксированы даже в переписке царя Аменхотепа III и его сына Эхнатона, найденной в Ахетатоне. О том, что первоначально греческий, а с III века до н. э. скорее римский, чем греческий, Пер-гам вынужден был иметь надежную защиту от «аборигенов» сих мест в районе мелководной реки Каик, говорит двойная крепостная стена, опоясывающая древний город. А сам город был расположен целиком на холме высотой 70 м.

Соображения безопасности заставили правителей Пер-гама в III веке до н. э. искать высоких и могучих покровителей: они выбрали Рим. А последний царь Аттал III заве щал Риму свое царство со столицей в Пергаме в полную собственность. С тех пор процветание и защита Пергама как центра искусств и науки в Малой Азии стали уже заботой римских правителей. В отличие от завоеванных городов Пергам римлянами не разрушался, а только все более обустраивался. Ведь он стал центром римской провинции Азия.

Многие художники еще до римской эпохи строили и украшали Пергам. У этого древнего города, вознесшегося на скалу, был весьма необычный вид. Главные улицы, опоясывавшие крутой холм, представляли собой не улицы в прямом смысле, а две мощенные плитами извивающиеся серпантином петли, поднимавшие жителей и путешественников на самую вершину; они сходились у стен акрополя. А здания и сооружения той и последующих эпох возводились с учетом рельефа, поэтому там, где было можно, из камня вырастали классические колонны, поддерживавшие изящные своды. Правда, в местах, где естественной скальной породы оказывалось недостаточно, из того же камня надстраивались стены и парапеты. Когда же здания приходили в негодность или разрушались естественным путем, новые поколения строили их заново, не меняя ни планировки, ни основной градостроительной концепции. Если бы не традиционный эллинский дух, требовавший от внешнего вида города воздушности и величия одновременно, то холм Пер-гама, скорее всего, представлял бы собой нагромождение ячеек, схожее с термитником. Здесь этого не произошло: Пергам не похож на традиционно восточные города. А акрополь на вершине создавал впечатление увенчанности холма короной.

Примерно на середине склона холма находилась обширнейшая терраса, заменявшая горожанам площадь. Она живо вписывалась в ансамбль города. Терраса поддерживалась стеной, выстроенной как мощное подпорное сооружение. Выше располагался прямо по склону амфитеатр из девяноста рядов, выбитых в камне в форме подков возраста ющих размеров, из-за чего создавалось впечатление водопада. Подковы — это ряды зрительских мест, и всего этот театр вмещал четырнадцать тысяч зрителей. Крутизна «зрительного зала» составляла 46 м.

Все дворцы и храмы Пергама архитектурно уравновешиваются громадным амфитеатром. Он является душой всего ансамбля. Однако римляне внесли здесь одно существенное дополнение: над самой «короной», над акрополем возвышаются колонны римского храма. Его громада тоже впечатляет и не оставляет сомнений в том, чья это земля, центром чьей провинции является Пергам. Его колонны сделаны из цельных кусков камня, а стоят они на цоколе, высота которого приближается к высоте стен греческого акрополя. Понятно, что длина колонны из песчаника обязательно выше любого самого высокого греческого здания Пергама. Мраморные перекрытия высечены из цельных кусков мрамора, а фронтон украшают мраморные скульптуры. В глубине храма стоит статуя императора Траяна, при котором было закончено возведение самого храма.

Посреди городской рыночной площади в Пергаме стояла статуя Гермеса, покровителя торговли и, как говорят мифы, бога, который сам был изрядным плутом.

Торговая жилка чувствуется в Пергаме неспроста: много веков он лежал на пути из Азии в Европу и Африку. Здесь сходились торговые пути всего бассейна Индийского океана и доступного в те времена побережья Атлантического океана, а к тому еще и купцов из всех стран побережья Средиземного моря, Эгейского и Эвксинского Понта, а за ними на север простиралась столь загадочная и не похожая на южные страны Гиперборея…

Что же касается статуи Гермеса, то она была не простой: каждый час, пока на рынке шла торговля, из рога изобилия в руке бога изливалась в бассейн струя драгоценной для этих мест воды. Аналога этим оригинальным часам в мире нет. Над рынком была расположена галерея; в ней отдыхали или заседали городские судьи. Это в их обязанности вхо дило вечером, перед закрытием рынка, обрубать хвосты всей пойманной, но не проданной за день рыбе. Причин такого жесткого обращения с залежавшимся товаром было две: во-первых, чтобы избежать развития эпидемий, а во-вторых, судьи старались оградить от мошенничества наивных покупателей. Поистине, в этом городе отсутствовало понятие «второй свежести»!

На трех террасах был построен Гимнасий. Мальчики от 7 до 13 лет учились здесь на первой террасе (из трех). Именно здесь учителя на протяжении пяти-шести лет заставляли их зазубривать без запинки многие и многие тексты классических стихов, играть на лире или флейте, петь, писать и считать. А еще каждый из них прошел через ежедневное созерцание прекрасной галереи античных статуй и портретов древних мудрецов. В награду за послушание и прилежание имена самих учеников заносились на отдельные таблички в глубине стенных ниш. На второй террасе, куда ведет винтовая лестница, — зал для спортивных состязаний. Мало кто знает, что занятия гимнастикой, борьбой, прыжками и бегом в древности шли не совсем так, как в наше время. К примеру, борцы перед поединком обмазывались оливковым маслом, а сама борьба проходила в пыли, обильно смоченной водой. Правда, потом ученикам, юношам 13–18 лет, позволялось вволю купаться в бассейнах с теплой и не совсем теплой водой, чтобы вернуть телу легкость и согнать усталость. А грязь ученики счищали с себя специальными бронзовыми скребками, после чего полагалось опять натереться маслом.

Для тех, кому стукнуло восемнадцать, то есть для совершеннолетних и постигших нелегкое ученье настоящих мужчин, которым частенько приходилось быть воинами, отводилась третья терраса. Там находилась галерея почетных и прославленных горожан; именно в этот список мечтал попасть каждый пергамец. Третья терраса предназначалась уже для взрослых собраний, размышлений, любования долиной и философских дискуссий.

Кроме основного рынка, где шла повседневная торговля, был еще и верхний рынок, расположенный в верхней части города, где жили богатые горожане. Ее в конце концов заняли оккупировавшие город римские солдаты и начальники, чиновники и купцы. Она же перестроена ими в несколько вольном стиле: достроены этажи и переделаны на иной лад крыши домов. Зажиточная часть населения вела торговлю в иных масштабах. И ассортимент товара здесь был шире, и сами товары экзотичнее. И здесь же находился алтарь для жертвоприношений верховному богу Олимпа Зевсу. Алтарь был опоясан рельефом, на котором была изображена битва богов и титанов, — страница греческой мифологии.

Но, может быть, главное, что имелось в Пергаме, — это библиотека, краса и гордость жителей, предмет жестокой зависти других городов. Во-первых, помещалась она в храме Афины — покровительницы афинского народа. Вошедшего встречала галерея героев, полководцев и богов, созданная блестящими скульпторами древности. Любопытно, что мастер, изобразивший битву пергамцев с галлами, показал галлов, да еще и побежденных, сильными и благородными. Не отсюда ли пошло нарицательное и не совсем приличное имя подражателям и последователям, которое хотя напрямую и не относится к скульптору, но все же выражает отношение к нему недовольных портретом галлов горожан? Скульптора звали… Эпигон.

Афина покровительствовала Пергамской библиотеке. И недаром: библиотека в Пергаме по количеству рукописей была почти равной Александрийской библиотеке. Египетский царь Птолемей во II веке до н. э., не терпя соперничества, запретил вывоз из Египта папируса. Тогда в Пергаме родилась (или была восстановлена) древняя технология выработки из шкур телят, коз и баранов особого материала для изготовления книг — пергамента.

Простое удаление шерсти с вымоченной в известковой воде шкуры, соскабливание сединительной ткани до эпидермиса, последующая полировка и сушка представляли собой особую консервацию кожи без предварительного выдубливания химическими средствами. Волосяная сторона оставалась несколько шероховатой и имела желтоватый цвет, мясная же была белой и гладкой. Свеженаписанный текст можно было стереть, старый — только соскоблить. Так называемый «Пергамский кодекс» представлял собой пачки сложенных вчетверо листов (кватернион), шерстяная сторона к шерстяной, мясная к мясной. В пергамских рукописях впервые появляются иллюстрации. Всего в Пергам-ской библиотеке хранилось свыше двухсот тысяч свитков!

Print Friendly

Это интересно: