white_noise_bd

Изобретение электричества, телеграфа, радиоприемников, компьютеров не только позволило человечеству выйти на новый уровень развития, но и, казалось бы, разрушило непроницаемый барьер, отделяющий мир живых от мира мертвых. В легендах, имеющихся почти у всех народов, жрецам удавалось и без технических средств поговорить с мертвыми. Но большинство ученых считали такие свидетельства историческими мифами или фантастическими домыслами. Не очень доверяли специалисты и рассказам людей с экстрасенсорными способностями, повествующих о «голосах умерших».

Скептическое отношение специалистов к потусторонним голосам стало меняться с конца XIX века. В 1895 году изобретатели электрического телеграфа Гульельмо Маркони и Томас Эдисон предсказали, что настанет время, когда человечество сможет вступать в контакт с умершими. Более того, сам Эдисон позже посвятил немало времени разработке устройства, которое бы позволило человеку наладить связь с потусторонним миром.

Позже ученый так объяснял свои предположения: «Если наша личность переживает смерть, тогда строго логично и вполне научно будет допустить, что она после смерти физического тела сохраняет память, интеллект, другие способности и знания, приобретенные на этой Земле. Они лишь переходят в другую плоскость бытия. Поэтому… если мы сможем разработать инструмент настолько чувствительный, чтобы на него могла воздействовать личность, выжившая после смерти, такой инструмент, будучи доступным, должен записать хотя бы что-нибудь».

Эдисон написал эти строки в октябре 1920 года. Но, несмотря на непререкаемость авторитета великого изобретателя, многие приняли его высказывания за шутку или неспособность реально мыслить. К сожалению, смерть помешала Эдисону создать чудо-прибор и осуществить свою мечту, однако время показало, что у предсказания ученого имеется весьма перспективное будущее.

Так или иначе, но уже с начала XX века в газетах стали появляться заметки о том, что аппараты Морзе порой начинали самопроизвольно отстукивать сигналы, предупреждая о грядущем бедствии. Правда, такие сравнительно редкие случаи воспринимались читающей публикой не более чем занимательные истории. Поэтому известие о том, что с помощью магнитофона можно записывать голоса мертвых, появившееся в газетах в середине XX века, стало сенсацией. Так была открыта сугубо техническая связь с потусторонним миром. Тогда никто не мог и предположить, каковы перспективы нового направления. И, как это часто бывает, открытие было почти случайным.




15 сентября 1952 года два католических священника — президент Папской Академии отец Джемелли и физик, философ отец Эрнетти — записывали грегорианские хоралы. В то время в магнитофонах использовалась не лента, а нить, что-то вроде тонкой проволоки, которая постоянно обрывалась. В один из таких досадных обрывов вышедший из себя отец Джемелли обратил свой взгляд кверху и громко попросил своего покойного отца о помощи. К изумлению обоих служителей, на магнитофон записался голос: «Конечно, я помогу тебе. Я всегда с тобой». Священнослужители повторили эксперимент, и на этот раз очень ясный голос сказал: «Но, Зукчини, это же очевидно, ты не знаешь, что это я?» Джемелли был потрясен, ведь никто не знал это прозвище, которым отец дразнил его в детстве.

Вскоре оба участника событий нанесли визит Папе Пию XII в Риме, и отец Джемелли рассказал о записанном голосе. На что Папа ответил: «Дорогой отец Джемелли, вам действительно не нужно об этом беспокоиться. Существование голосов — строго научный факт и не имеет ничего общего со спиритизмом. Магнитофон абсолютно объективен. Он принимает и записывает только звуковые волны, откуда бы они ни исходили. Этот эксперимент, возможно, может стать краеугольным камнем для проведения будущих научных исследований, которые усилят веру людей в жизнь после смерти». Эти слова успокоили Джемелли, но он все же попросил, чтобы зафиксированный феномен не был обнародован до последних лет его жизни. Просьбу священника выполнили: результаты были опубликованы лишь в 1990 году.

Спустя семь лет произошел похожий случай — в совершенно другом месте и с другими действующими лицами. Однажды летним вечером 1959 года Фридрих Юргенсон, шведский искусствовед, кинорежиссер и продюсер, решил записать на пленку голоса птиц в своем саду на вилле в Молво, около Стокгольма — это было любимое хобби Юргенсона, большого любителя природы. Вернувшись в студию, он прослушал пленку и не поверил своим ушам: на фоне естественных звуков природы и птичьих голосов был отчетливо слышен голос мужчины, говорящий об «особенностях птичьего пения в ночное время». Но более загадочным был тот факт, что говорил он не на шведском, а на норвежском языке.

Поначалу Юргенсон подумал, что его переносной магнитофон случайно записал передачу одной из соседних радиостанций. Он навел справки и выяснил, что в это время ни одна из радиостанций Швеции и Норвегии такой передачи не транслировала. Тогда Юргенсон вернулся на то же место, но уже с друзьями. Результаты оказались ошеломляющими: при прослушивании новых записей были явственно слышны голоса — послания от неизвестных людей, причем упоминались факты, о которых знал только Юргенсон. Например, женский голос на пленке назвал его «дорогой Фридель», так обращалась к нему только мать в раннем детстве.

Когда режиссер стал более внимательно вслушиваться в голоса, засоренные радиопередачами и помехами, его терпение вознаградилось. Сначала потусторонние голоса произносили лишь отдельные слова, но вскоре Юргенсон начал понимать целые предложения, в которых кто-то неведомый рассказывал о загробной жизни, обращаясь прямо к нему или отвечая на вопросы. Наконец, в декабре швед получил послание, которое, без всяких сомнений, передал действительно умерший человек: Фридрих узнал голос своей умершей матери.

Любопытство перешло в одержимость, после чего буквально за несколько месяцев Юргенсон записал на кассеты множество сигналов с того света. В его коллекции было более сотни голосов, многие из них утверждали, что являются духами умерших. Контактер был уверен, что сделал открытие огромной значимости. Но затем в дискуссию всупили скептики: сразу же после обнародования открытия режиссера осмеяли, назвав его шарлатаном. Тем не менее на международной пресс-конференции Юргенсон все-таки дал прослушать свои записи, а в 1964 году опубликовал на шведском языке книгу под названием «Голоса Вселенной», в которой подвел итог четырехлетнего изучения голосовых посланий.

Явление, о котором мы говорим, назвали феноменом электронных голосов — от англ. Electronic Voice Phenomenon, EVP .Ученые, всегда стремящиеся к точным определениям, подразумевают под этим спонтанное или намеренно вызванное проявление на записывающей и передающей аппаратуре голосов из неизвестных разумных источников, обычно отождествляющих себя с умершими людьми.

Феномен электронных голосов стал причиной долгих споров. Одни парапсихологи выдвигали суждения в его защиту, другие саркастически интересовались, почему же другие сверхчувствительные люди их не слышат. Пленки Юргенсона переписали многие известные люди. В 1965 году профессор Ганс Бендер из Фрайбургского университета заключил, что «при определенных обстоятельствах чистая фабричная пленка, после того как ее прокрутили на магнитофоне в абсолютной тишине, может содержать отчетливую речь, которая не слышна для человеческого уха, но импульсы которой улавливают приборы типа осциллографа».

Задолго до широкого распространения аудиозаписывающей техники фиксировались необъяснимые радиопослания. В 1932 году в американской прессе появились сообщения о том, что радиолюбитель из Чикаго Джон Рейд поймал на короткой волне голос президента Джорджа Вашингтона, представившегося Рейду и сообщившего о скором падении курса акций одной металлургической компании, крупным держателем которых Рейд являлся. Радиолюбитель вначале отнесся к этому сообщению как к чьей-то умело организованной шутке. Однако на всякий случай поспешил избавиться от акций. А вскоре был несказанно удивлен, узнав о банкротстве той самой компании.

Шесть лет спустя, в марте 1971 года, британский писатель Питер Бандер, специализирующийся на паранормальных явлениях, уговорил издателя Колина Смита предпринять серию экспериментов на студии «Пай рекордс» в Лондоне. Используя диодный метод Юргенсона, Бандер услышал голос своей матери; анализ голоса показал, что он подлинный. Заинтригованный историей Бандера, Смит решил провести новый эксперимент. Ему помогали два студийных инженера, наблюдавшие за тем, чтобы никакие посторонние звуки не помешали процессу.

24 марта 1971 года состоялся восемнадцатиминутный сеанс. Во время его проведения диод постоянно мигал, хотя инженеры в наушниках не слышали ничего. Когда запись поставили на воспроизведение, результаты оказались поразительными. Было записано около 200 голосов, 27 из которых были знакомы всем студийцам. Один из свидетелей — глава издательской фирмы Смита — узнал голос своего старого друга, пианиста Артура Шнабеля. А Рой Причет, главный инженер студии «Пай рекордс», заявил, что находит все это просто невероятным. Четыре звукозаписывающих аппарата, соединенных вместе и надежно защищенных системой блокировки от всех посторонних звуков с разных частот, исключали возможность вмешательства каких-либо земных голосов. По выражению Причета, это были голоса «из ниоткуда».

Через три дня Смит провел второй эксперимент в лаборатории «Беллинг и Ли» в Энфилде, где был частотный защитный экран, исключающий какие-либо проникновения электромагнитных волн. На этот раз за экспериментом наблюдали Питер Хейл, выдающийся британский эксперт в области электронных защитных экранов, и профессор-физик Ральф Лавлок. И снова на пленку были записаны голоса. Ральф Лавлок заявил, что это выходит за пределы его понимания.

Print Friendly

Это интересно: