maxresdefault

 

Надо заметить, что профессионального интереса и даже азарта в такой деятельности, пожалуй, даже больше, чем в любой охоте или рыбалке. Однако, как и в любом поиске, надо хотя бы приблизительно знать места и время возможного появления привидений, используя для этого определенные «приманки». Кроме того, потребуются надежные видеокамеры, несколько фонарей для освещения местности во время съемок, фотокамеры (цифровая и пленочная) и диктофон.
Чтобы определить места для постановки камер, энтузиасты проводят предварительные исследования с помощью биорамок. При более профессиональном подходе используется магнитометр высокой чувствительности — прибор для измерения напряженности электромагнитного поля. Также неплохо иметь компас, пару хронометров, счетчик Гейгера (дозиметр), датчики движения, инфракрасный бинокль и цифровой термометр. Время для наиболее вероятной фиксации аномальных явлений — вечерние и утренние сумерки. И все же самое главное «оснащение» для охоты за привидениями — это вовсе не приборы, а то, что на западе называется open mind — «открытый разум». Иначе говоря, действовать следует прежде всего исходя из конкретного места для охоты.
А вот Лоурейс Хайнс, профессор психологии в нью-йоркском университете Пейса и автор книги «Псевдонаука и паранормальное» замечает, что нередко сообщения о призраках основываются на галлюцинациях, которые кажутся очевидцу реальными. «Привидения обычно являются тому, — объясняет Хайнс, — кто только что лег спать. Во время засыпания человек проходит через некое промежуточное состояние между бодрствованием и сном. В это время нередко бывают галлюцинации — человек слышит или видит что-то, чего на самом деле нет. Эти галлюцинации отличаются от сновидений тем, что могут показаться человеку реальными. Такого же типа галлюцинации могут иметь место и при пробуждении, когда мозг проходит рубеж между сном и явью в обратном направлении». По мнению Хайнса, именно галлюцинациями объясняется огромное количество сенсационных сообщений о привидениях.
Пэй Хаймен, профессор психологии из Орегонского университета (Канада), добавляет, что изучение привидений по своей сути ближе к какой-либо гуманитарной науке, например к истории, чем к точным естественным дисциплинам. Ведь ученому, на его взгляд, невозможно заранее оказаться с приборами там, где должен появиться призрак. По сути, это в большинстве случаев расследование постфактум. Хаймен считает, что самая большая проблема заключается в глубокой и системной неполноценности парапсихологии. «Любая другая наука имеет вошедшие в учебники примеры экспериментов, которые могут быть повторены в любой лаборатории, — говорит он. — Единственная наука, которая не имеет ни одного такого примера, — это парапсихология. В течение сотен лет люди гонялись за привидениями, но так и не смогли провести ни одного эксперимента, который могли бы повторить и проверить другие исследователи».




И все же некоторые энтузиасты пытаются если не доказать существование призраков и привидений, то хотя бы рационально объяснить, откуда они могут браться. Канадский нейрофизиолог Майкл Персинджер собрал более двухсот сообщений о явлениях привидений за последние 37 лет и сопоставил их с геофизическими данными о магнитной активности в соответствующие дни. Оказалось, что обычно фантомы появляются во время высокой геомагнитной активности, в периоды магнитных бурь.
Чтобы проверить это предположение, он помещал добровольцев с завязанными глазами в изолированную комнату и время от времени пропускал магнитное поле через их височные доли, причем испытуемые не знали, когда магнитное поле включалось. Оказалось, что при включенном магнитном поле подопытные субъекты часто видели в темноте нечто, напоминающее человеческую фигуру.
Но от чего зависит время проявления привидения и что именно оно может изображать? Согласно многим преданиям и легендам, привидения рождаются в те экстремальные моменты, когда человек испытывает боль, ужас или гнев. И это, видимо, не случайно. Электромагнитное излучение возникает в результате биохимических реакций организма, а они непостоянны. Получение наиболее четкой голограммы более вероятно, когда ее носитель находится в стадии сильного психического напряжения, волнения — при выделении энергии большой мощности. Тогда возможно, что не привидение вызывает страх, как это принято считать, а наоборот — страх способствует появлению привидения. А еще — соответствующее освещение: полумрак, свеча или тлеющие угли в камине.
Что человек увидит в этот момент, зависит от его собственного психического состояния. Но не в данный момент, а в один из предшествующих, когда он тоже переживал сильное нервное потрясение. Именно тогда и произошла «запись» наиболее поразивших его сознание и подсознание образов. В частности, такое напряжение мы очень часто испытываем на похоронах, при получении известия о гибели близких людей… Вот и объяснение, почему в образе привидений люди видят чаще всего своих умерших родственников.
Эта гипотеза кажется тем более правдоподобной, что она получает косвенное подтверждение из других источников. Скажем, известный московский экстрасенс Евгений Дубицкий, когда его просят продиагностировать или полечить человека, находящегося от него за многие сотни, а то и тысячи километров, иногда отправляет непосредственно на место фантома — своего энергетического двойника — и с его помощью получает полное представление о болезнях пациента. Причем больной иногда даже замечает такого двойника рядом с собой.
А вот другой экстрасенс, Дмитрий Левчук, поступает как раз наоборот. «Я вызываю фантом того человека… — поясняет он. — Фантом — невидимый для большинства людей энергетический двойник человека. Каждый наш орган имеет свое биополе. Собранные вместе, они представляют как бы энергетический макет, или фантом, конкретного индивидуума. При этом фантом тысячами энергетических нитей связан со своим „хозяином“, реальным лицом. На этом фантоме я вижу больной орган (у него иное биополе, отличающееся от нормального). Своим собственным полем я пытаюсь исправить, изменить биополе больного органа…»

Print Friendly

Это интересно: