27505122

Одна из книг Фридриха Юргенсона «Радиоконтакт с мертвыми», опубликованная в 1967 году, была переведена на немецкий язык и однажды прочитана психологом, латышом по национальности, доктором Константином Раудивом. Потрясенный возможностью общения с мертвыми, но в меру скептичный ученый навестил Юргенсона, чтобы познакомиться с его методикой записи. Овладев ею, доктор Раудив стал, по сути, одним из ведущих исследователей этой темы.

После успешного проведения собственных экспериментов Раудив издал книгу «Прорыв», посвященную феномену загробных голосов. В этой работе, вызвавшей огромный резонанс во всем мире, исследователь привел лишь часть полученных им сообщений, которые записаны при прослушивании 27 тысяч различных звуковых посланий. В Соединенных Штатах и Великобритании эти записи стали известны как «голоса Раудива».

Поначалу многие скептически настроенные ученые не отнеслись к этим записям серьезно. К примеру, из-за того, что на пленках слышны голоса, говорящие преимущественно на латышском, немецком и французском языках. Да и темы для разговоров были несколько странными: в чем одет собеседник, упоминание о домашней утвари и прочих незначительных хозяйственных деталях. Поэтому большинство ученых пришли к мнению, что голоса, записанные Раудивом, — это случайно уловленные волны радио и телевидения.

Чтобы разрешить все сомнения, несколько ученых в марте 1971 года решили повторить эксперимент — записать «голоса Раудива» — в звукозаписывающей студии. Инженеры поставили специальную аппаратуру, чтобы перекрыть любое случайное попадание волн радио— и телевещания. В эксперименте использовались лучшие образцы существующей тогда аппаратуры и высококачественная магнитная пленка. Участвующий в этом опыте Раудив пользовался одним записывающим аппаратом, в то время как другой, соединенный и синхронизированный с ним прибор, служил в качестве контрольного.

Раудиву не было разрешено самому заниматься настройкой, и все, что он мог делать, — это отдавать команды в микрофон. Третий записывающий аппарат, синхронизированный с магнитофоном Раудива, записывал все звуки в студии. Запись «голосов Раудива» шла 18 минут, и никто из присутствующих не слышал ни одного необычного звука. Но, проигрывая ленту, ученые обнаружили на ней более сотни голосов, часть из которых была слышна настолько ясно, что даже не нуждалась в усилении. Эксперты-электронщики были ошеломлены. К тому же контрольный записывающий аппарат не записал абсолютно ничего. «Это невозможно с точки зрения электроники», — признал английский специалист, возглавлявший экспертную группу.




Ученые и инженеры и в дальнейшем подвергали «голоса Раудива» самым тщательным проверкам, пытаясь обнаружить неизвестный источник. Сам же доктор никогда не сомневался в том, что слышит духов, потому что многие голоса называли свое имя и заявляли, что находятся в другом измерении бытия (или небытия). Правда, наряду с голосами, записанными на более сложной современной аппаратуре, «голоса Раудива» заметно отличались от обычной человеческой речи по высоте тона, тембру и силе. А их мягкий, неправильный ритм часто давал особые модуляции.

Раудив так говорил об этом: «Конструкция фразы подчинена законам, коренным образом отличным от правил обычной речи, и, хотя голоса, кажется, говорят так же, как и мы, анатомия их речевого аппарата должна отличаться от нашей. Тот факт, что голоса слышны и мы можем понять речь, хотя иногда с трудом, подтверждает их физическое, независимое существование».

В середине 1970-х годов, узнав об опытах Юргенсона и Раудива, в итальянском городе Гроссето начал собственные эксперименты в области феномена электронных голосов Марселло Бэкки. В своей экспериментальной работе он испытал и протестировал разнообразные устройства и методы. Первоначально он практиковал записи через микрофон и в результате достиг некоторых обнадеживающих результатов. Через несколько лет голоса значительно улучшились — стали громкими и четкими.

В последующие годы Марселло Бэкки принимал свои контакты посредством старого лампового радио. Его эксперименты проходили в присутствии множества людей (иногда на сеансах присутствовало до 70 человек). В настоящее время сеансы проходят следующим образом: он настраивает свое радио на частоту между 7 и 9 МГц в диапазоне коротких волн, на участок, свободный от обычных радиопередач.

После 10—20-минутной паузы статичный «белый шум» радио претерпевает изменения. Вместо громкого «белого шума» возникает характерный звуковой сигнал, похожий на шум приближающегося ветра. Он повторяется 3–4 раза за короткие промежутки времени. Затем следует тишина, в конце которой голос из громкоговорителя начинает прямой диалог с Бэкки или другими участниками сеанса. Паранормальные голосовые произношения не являются непрерывными, они перемежаются паузами, которые продолжаются от 10 секунд до 3–4 минут. Иногда контакт завершается пением весьма стройного и трогательного хора.

Кстати, незадолго до смерти Константина Раудива была проведена еще одна строгая проверка, во время которой видные ученые и эксперты-электронщики подвергли анализу тысячи его записей. И снова ни у кого не оставалось сомнений в том, что голоса существуют — вопросы относились только к их источнику. Возможно, именно поэтому записи Раудива постоянно находятся в сфере внимания специалистов разных отраслей знания. Тем более что с начала 1990-х годов в газетах разных стран снова стали появляться заметки о телефонных звонках из потустороннего царства. Такие сообщения кажутся странными и не поддающимися объяснению. Можно даже предположить, что увеличение интенсивности радиоволн, наполняющих пространство вокруг земного шара, каким-то образом «истончает» стену, отделяющую миры живых и мертвых.

В последние годы появилось дополнительное определение сигналов из потустороннего мира — упомянутый выше «белый шум». Он напоминает далекие отзвуки водопада, или звук легкого бриза. Но если взять обычный диктофон, включить запись и оставить на ночь, то на обработанной с помощью компьютера записи можно услышать голоса полтергейста! Это явление многих шокирует и дает пищу для самых различных домыслов и предположений.

Множество исследователей аномальных явлений на протяжении многих лет пытаются понять природу «белого шума», а некоторые таким образом пытаются «наладить связь» с отошедшими в иной мир. В свою очередь ученые попытались дать научное определение феномену. Из него следует, что это некий вид акустического шума, который состоит из звуковых волн различной частоты одинаковой интенсивности.

Само название «белый шум» созвучно с названием понятия «белый свет», представляющий собой «смесь» всех составляющих цветового спектра. По такой аналогии «белый шум» тоже состоит из звуковых колебаний всего спектра частот. Но поскольку в нем есть как низкие, так и высокие частоты, то само звучание белого шума нейтральное и потому похоже на шум легкого ветерка или водопада.

В середине 1980-х годов Клаус Шрайбер из немецкого города Ахен начал принимать на телеэкране смутные силуэты, среди которых были лица покойных членов семьи, в том числе двух скончавшихся жен и дочери Карен, с которыми он был особенно близок. Его оборудование, установленное при помощи коллеги Мартина Вензеля, включало видеокамеру, направленную на телеэкран так, чтобы изображение с нее снова передавалось на экран, образуя так называемую замкнутую петлю. Результатом был хаотический фон, из которого в течение некоторого времени формировались изображения.

В 1985 году профессионалы в области видео— и аудиоконтактов Мэгги и Жюль Харш-Фишбах из Люксембурга, используя специальное оборудование, получили отчетливое изображение умершего человека на телеэкране. А еще через год Мэгги удалось сделать уникальные цифровые снимки и наладить через компьютер контакт со своим умершим другом.

Интересную историю рассказал американский еженедельник «Weekly World News». На протяжении семи месяцев Фил Шравер, 56-летний специалист по электронике из Оклахомы, неоднократно общался с дорогими его сердцу покойницами: женой и дочерью. В ходе каждой такой беседы он видел их обеих на экране цветного телевизора и слышал их голоса через динамик. Все началось с того, что в течение двух лет Шравер безуспешно бился над созданием принципиально новой конструкции телевизионной антенны. После долгих испытаний в июле 1990 года опытная модель была наконец изготовлена. Но едва Шравер подключил антенну к телевизору, как на его экране появилось размытое изображение девушки, которая тут же заговорила. Изобретатель опешил, поскольку узнал свою дочь Кэрин, погибшую в автокатастрофе в 1980 году. Спустя несколько дней, когда Шравер вновь опробовал антенну, на экране возникла Алисия — его давно умершая жена. Шравер узнал ее голос, хотя и не мог разобрать слов: их заглушали помехи.

В 1942 году Марк Эймсон, радист английской подлодки, патрулировавшей воды пролива Святого Георгия, на секретной частоте вдруг услышал голос своего покойного отца Джозефа. Знакомый Марку с детства голос несколько раз четко повторил фразу: «Спасайся, воробышек». Радиста потрясло даже не поразительное сходство тембра голоса с отцовским, а то, что он назвал Марка именно так, как в детстве его звал отец, — воробышек. Радист доложил о странном послании капитану, а уже через час во время всплытия субмарина была атакована немецкой подлодкой. Удалось выжить лишь трем членам экипажа. В их числе оказался и Эймсон, которого вскоре подобрал британский сторожевой корабль.

В 1987 году Фридрих Малькхофф и Адольф Хомс из Германии независимо друг от друга стали экспериментировать с ЭГФ. Через несколько месяцев они продолжили работу, но теперь уже совместно. После ряда экспериментов слабые голоса начали трансформироваться в длинные и внятные послания. Затем коллеги стали получать телефонные звонки, а начиная с 1988 года, принимать сообщения через компьютер. В 1994 году А. Хомс принял на телеэкране изображение Фридриха Юргенсона, сопровождавшееся коротким посланием.

Print Friendly

Это интересно: