8111

Как известно, первый камень в основание Капитолия — здания Конгресса США — был заложен Джорджем Вашингтоном 18 сентября 1793 года. Строительство пышного здания в стиле ампир велось несколькими поколениями архитекторов. Уже в ноябре 1800 года в недостроенном Капитолии впервые собрался Конгресс, однако в 1814 году его сожгли англичане и восстановительные работы заняли 5 лет. В 1820–1827 годах южная и северная части здания были наконец соединены переходом, над которым вознесся купол.

Через 30 лет Капитолий был признан недостаточно вместительным, после чего началось его расширение. При этом было решено сохранить уникальные черты первоначального здания — в частности, капители колонн, украшенные табачными листьями и початками маиса вместо традиционной для архитектуры классицизма средиземноморской флоры. Вместо старого купола был сооружен новый, чугунный, высотой 87 м и весом свыше 4000 т. Его прообразом традиционно считается собор Святого Петра в Риме, хотя структурно он ближе Дому инвалидов Мансара-младшего.

Все здание, по сути, кладезь тайн: «ванна-убийца», повинная в смерти вице-президента Генри Уилсона; лестница с несмываемым кровавым пятном, где до сих пор постоянно поскальзываются туристы; замурованная подвальная комната, где в 1930 году рабочие нашли чучело коня генерала Логана.

Впрочем, все эти легенды не настолько поражают воображение, в отличие от слуха, будто в Капитолии живет тринадцать привидений. По коридорам якобы бродит дух городского архитектора Пьера Ланфана — ждет уплаты по счету, просроченному 200 лет назад. Призрак рабочего, упавшего с купола во время строительства, скитается по залам с ящиком инструментов.

Особенно полюбились капитолийским визитерам из потустороннего мира обширные и запутанные подвалы. Именно там, по утверждению американского исследователя паранормальных явлений Денниса Уильяма Хаука, автора книги «Общенациональный перечень заколдованных мест», часто появляется призрак упомянутого Генри Уилсона, занимавшего во времена администрации Улисса Гранта пост вице-президента.

Большой любитель понежиться в горячей ванне в одном из подвальных помещений конгресса, Уилсон проводил там немало времени. «Там-то он и подхватил простуду, что стало его последней и самой серьезной ошибкой, — повествует Хаук. — Однако это не мешает его духу возвращаться туда, где он так любил бывать прежде». Закутанная в белую простыню фигура нет-нет да и вспугнет замогильным чихом и кашлем тех, кто в неурочный час проходит мимо капитолийского кабинета вице-президента США (по закону вице-президент является председателем сената).




Там же, в глубоких подвалах под сенатской половиной Капитолия, обитает дух давно почившего брадобрея Бишопа Симмса. Говорят, что в те годы, когда он еще пребывал в земной ипостаси, Симмс заботился не только о прическах, но и о душах: будучи проповедником-любителем, он услаждал слух больных клиентов религиозными гимнами.

Пошаливают потусторонние силы и в другом конце беломраморного Капитолия, в залах заседаний палаты представителей. Именно там, по словам очевидцев, появляется время от времени тень Джона Квинси Адамса — единственного в американской истории президента, ставшего впоследствии конгрессменом. Его призрак витает в том самом зале, где он 23 февраля 1848 года произносил гневную речь по поводу несправедливой войны с Мексикой и упал, сраженный апоплексическим ударом. Спустя 2 дня он покинул этот грешный мир, однако, как утверждает Хаук, бедняга Адамс регулярно возвращается с того света для того, чтобы закончить свою прерванную инсультом речь.

Не нашли себе покоя и души двух бывших спикеров палаты представителей — Джозефа Кэннона и Чэмпа Кларка. Как утверждают те, кто их не раз видел, в самый глухой час ночи эти два известных оратора возвращаются в пустой и темный зал заседаний для того, чтобы продолжить острые и эмоциональные дебаты, начавшиеся еще в 1910 году и затянувшиеся на целую вечность.

На примыкающей к залу заседаний широкой лестнице, ведущей на галерею, в полуночный час на белом мраморе ступеней, говорят, появляются большие кровавые пятна. Следы на мраморе — это кровь конгрессмена от штата Кентукки Уильяма Толби, который в далекий зимний день 1890 года был смертельно ранен журналистом Чарльзом Кинкейдом.

Помимо благородных теней законодателей в здании американского конгресса можно встретить и призраки людей, которые при жизни являлись простыми работниками Капитолия. Так, сквозь вековые стены подвалов изредка просачивается тень каменщика, погибшего в 1790-х годах, когда здание только-только начинали строить. По легенде, он был замурован в стене после того, как получил удар кирпичом по голове в ходе затянувшейся ссоры с коллегой.

Весьма впечатляюще выглядит в серебристом лунном свете под куполом Капитолия и тень другого призрака пролетарского происхождения — отделочника, свалившегося с помоста в 1860-х годах, когда началась роспись потолков здания. Под ним, на мраморных плитах пола, по словам Денниса Уильяма Хаука, беззвучно скользит тень уборщика, ушедшего некогда в лучший мир в тот самый момент, когда он натирал до блеска мозаичные плиты. Как утверждают очевидцы, он является глубокой ночью, уже после того, как из здания уйдут все мойщики и полотеры. Только после этого аккуратный уборщик тщательно проверяет их работу.

Еще одна потусторонняя «фишка» Капитолия — танцующие по ночам статуи в Национальном зале. Те, кто это видел, говорят, что такое зрелище невозможно забыть! Правда, имеется проблема с выбором партнера. Дело в том, что в Национальном скульптурном зале есть только 6 женских статуй, в то время как мужских — 91.

Print Friendly

Это интересно: