original (1)

Среди разрушенных архитектурных памятников Британии Гластонберийское аббатство считается местом священным. Существует даже легенда, будто Иисус Христос в юношеском возрасте посетил Гластонбери вместе со своим тайным последователем Иосифом Аримафейским. Другая церковная легенда связывает основание аббатства с именем легендарного короля Луция, который в порыве благочестия в 166 году пригласил в Гластонбери прелатов из Рима.

Первая каменная церковь аббатства была возведена в 712 году. В монастыре были похоронены три англосаксонских короля, хотя паломников больше привлекала туда предполагаемая усыпальница святого Патрика. В 1184 году аббатство сгорело. Конечно, начались восстановительные работы. А спустя 6 лет монахи объявили о невероятном открытии. Согласно историческим отчетам, у монахов время от времени стали случаться видения, которые заставили их поверить, что где-то рядом с ними находится могила короля Артура и его любимой Гвиневеры.

В дальнейшем Гластонберийское аббатство постепенно пришло в упадок. В XVI веке, когда оно уже находилось в жалком состоянии, король Генрих VIII поставил последнюю точку в его многовековой истории, повесив единственного оставшегося аббата перед церковью. Здание же самой церкви и другие строения были разобраны на щебень для мощения дорог. Однако на этом мистическая история легендарного монастыря не закончилась.

В 1907 году английский археолог и архитектор Фредерик Блай-Бонд поставил перед собой задачу раскопать руины аббатства, а также установить местонахождение и размеры двух часовен, воздвигнутых в честь Эдгара-мученика и Божьей Матери из Лоретта. Эти постройки упоминались в ранних описаниях аббатства, но где они стояли и как выглядели, никто не знал.

Главная трудность заключалась в том, что у археолога не было отправной точки для раскопок, а без этого начинать земляные работы не имело смысла. Поиски в старинных архивах ничего не дали. И тогда Блай-Бонд решил в порядке эксперимента привлечь к работе своего старого приятеля капитана Бартлетта, который утверждал, что может получать сведения о прошлом с помощью автоматического письма.

7 ноября 1907 года археолог пригласил Бартлетта в свою бристольскую контору и попросил взять в руки карандаш. После чего, слегка прикоснувшись пальцами к карандашу медиума, Блай-Бонд обратился к невидимому корреспонденту и спросил: «Не можете ли вы рассказать нам что-нибудь о Гластонбери?» Однако ответа не последовало. Пока археолог и Бартлетт вспоминали разные истории из охотничьей жизни, карандаш, который психограф продолжал держать в руке, вдруг нацарапал единственную неровную строчку: «Все знания вечны и доступны искренним помыслам ума».




Оба приятеля были удивлены и несколько озадачены. Позднее они признавались, что не знали, как рассматривать это короткое послание: как начало или как конец? Что могло оно значить? Должны ли они сами искать ответ или спрашивать и ждать ответа? Они решили спрашивать. В тот же день на вопросы, заданные Блай-Бондом, Бартлетт автоматически записал послание на вульгарной латыни, употреблявшейся многие столетия назад. В нем говорилось, что часовню Эдгару-мученику первым воздвиг аббат Беер, а потом ее перестроили. Занимался этим аббат Уайтинг, последний хозяин Гластонбери.

Затем рука Бартлетта стала медленно вычерчивать контурную карту аббатства, на которой появилась и странная по форме фигура, под которой Блай-Бонд заподозрил один из объектов поиска. «Не часовня ли это?» — спросил он. Очень медленно, словно специально испытывая их терпение, карандаш в руках Бартлетта буква за буквой написал ответ: «Да, это часовня Эдгара-мученика, давно разрушенная и затерявшаяся. Вход через перегородку в заднюю часть алтаря, пять футов, часовня тянется на тридцать ярдов к востоку, кладка каменная, горизонтальная, свод веерообразный, окна с фрамугами и голубым стеклом».

Неужели продиктованное кем-то из потустороннего мира — правда? Подтвердить это могли только раскопки. Пользуясь указаниями, полученными таким необычным способом, рабочие Блай-Бонда вскоре раскопали развалины сооружения протяженностью 90 футов, то есть ровно 30 ярдов. Были обнаружены остатки веерообразного свода и кладки с метками каменщиков, а также осколки голубого оконного стекла. Это означало, что некто продиктовал Бартлетту достоверные сведения.

Капитан под руководством друга-археолога снова взял карандаш. Но теперь он писал ответы на вопросы Блай-Бонда на английском языке начала XVI века. Когда же полученные инструкции копать в твердом грунте на северном участке аббатства показались им сомнительными, друзья решили переспросить корреспондента. «Ищите мою часовню там, где я вам указал», — подтвердил таинственный информатор и добавил, что они найдут только одну стенку, все остальное было растащено на частные постройки.

И снова раскопки подтвердили точность полученных данных! В течение 10 лет, пока велись раскопки, Блай-Бонд и Бартлетт с помощью автоматического письма получили сотни таких посланий. Причем поражала точность, с которой в них указывались различные измерения, — вплоть до дюйма. Естественно, что на протяжении столь длительного «сотрудничества» они не могли не поинтересоваться, кто же снабжает их такими исчерпывающими сведениями. В ответ карандаш написал, что это монахи, жившие в аббатстве со дня его основания. Каждый монах отвечал за свой период жизни. Случавшиеся длинные паузы, как писал карандаш, появлялись из-за некоторых затруднений. Когда возникало какое-либо сомнение, монахи совещались между собой и старались ответить по возможности точнее.

Один из самых информированных «собеседников» называл себя Иоханнесом Брайэнтом. Он утверждал, что был коротышкой и умер в 1533 году. Запись же о самых ранних временах принадлежала лицу, медленно выписавшему свое имя — Асвольд Саксонский. Он сообщал, что задолго до возведения аббатства на этом самом холме построил крепкий деревянный дом, вошедший впоследствии в монастырь. Блай-Бонд и его команда принялись за раскопки в точно указанном месте и без труда обнаружили остатки деревянного сруба, поверх которого лежала каменная кладка тысячелетней давности.

Вначале британские власти радовались успехам Блай-Бонда, обнаружившего давно затерянное аббатство и открывшего некоторые части сооружения, о существовании которых даже не подозревали. Однако, когда стало известно о методах, какими он пользовался, его открытия были признаны ненаучными и в 1922 году он был отстранен от руководства раскопками. В 1933 году археолог издал книгу «Врата памяти». В ней он привел послания «с того света», не только подтвержденные им при раскопках, но и те, которые еще предстояло проверить.

Если исключить случай с английским археологом и его другом-психографом, остается только гадать, что заставляет «осиротевшие» души-двойники направлять заведомо безответные послания в наш земной мир. Однако здесь важно другое: почему психограммы поступают к тем или иным конкретным людям?

Ответом является новейшее открытие биофизиков и нейрофизиологов. Если не вдаваться в энергофизиологические детали, суть его сводится к тому, что наш мозг сам себя экранирует от внешних электромагнитных излучений, в том числе и от волн, поступающих из глобального поля. Иначе бы он погиб под лавиной информации. Однако у некоторых людей эта защита бывает ослаблена, временами или постоянно, и тогда они принимают психограммы, авторами которых являются виртуальные двойники из тонкого мира. Видимо, им становится известно, когда эти послания кто-то «прочитывает», и они вновь и вновь направляют их таким адресатам.

Впрочем, даже если это не так, сам по себе феномен психографии свидетельствует о том, что жизнь после смерти, вероятно, все-таки существует.

Print Friendly

Это интересно: