maxresdefault (2)

В России на протяжении многих десятилетий к спиритизму было особое отношение. Еще в период царствования Екатерины II опыты так называемого магнетического сомнамбулизма по методу ученика Месмера Армана Пюисегюра проводились постоянно. Правда, придворные магнетизеры оказались далеко не на высоте и вскоре эксперименты были прекращены по личному указанию императрицы. Несмотря на такую реакцию, месмеризм отнюдь не потерял своей популярности среди высшего русского общества. С 1810 года явление магнетизма широко обсуждалось в петербургских салонах, о нем писали А. Погорельский, В. Одоевский, А. Пушкин.

Неудивительно, что в начале Крымской войны (1853) в России уже действовал «спиритуалистический кружок», среди членов которого были друзья и родные покойного Александра Пушкина: сестра поэта О. Павлищева, супруги Нащокины; убежденными адептами спиритизма являлись Ф. Глинка, В. Даль, другие видные общественные и литературные деятели.

Вот как описывал спиритические сеансы Павел Нащокин: «У меня собиралось большое общество чуть не каждый день… Мы беседовали с духами посредством столиков и тарелок с укрепленными в них карандашами. На вопрос: „Кто пишет?“ — было обыкновенно отвечаемо: „Дух такого-то“ — большей частью то были души наших умерших знакомых. Довольно часто писали Пушкин, Брюллов и другие близкие мне литераторы и артисты». По свидетельству очевидцев, во время спиритических сеансов в доме Нащокиных были исписаны «целые горы бумаги».

Однако столь блистательное начало открытия новых возможностей имело весьма неожиданный финал: по свидетельству Н. В. Берга, в 1854 году во время Страстной недели спириты испытали настоящий шок, положивший конец их деятельности. Дело было так: дух Пушкина, обещавший явиться на следующий сеанс, на свидание не явился, зато той же ночью учинил злую шутку — предстал перед Нащокиным на улице в обличье «мужичка в нагольном полушубке». Встреча эта так потрясла Павла Воиновича, что он принял решение «сжечь все написанное духами и прекратить дальнейшие греховодные сборища». И действительно сжег все до последнего листика: даже стихи, написанные под диктовку духа Пушкина, и рисунок, набросанный духом Брюллова (итальянский бандит на скале) — по отзывам очевидцев, «итальянец» был исполнен в неповторимой брюлловской манере. В доме Нащокиных отслужили молебен и больше спиритизмом не занимались.

Закрытие нащокинского кружка вовсе не означало прекращения спиритического движения в России. Наоборот, в последующие периоды оно пережило настоящий подъем. В числе литераторов, откликнувшихся на увлечение загадочным явлением, был и поэт Василий Жуковский. В необычной статье «Нечто о привидениях» автор отмечал: «Привидение есть вещественное явление предмета невещественного. Если этот предмет, который нам в минуту видения кажется существенным и от нас отдельным, есть не что иное, как нечто, внутри нас самих происходящее, то как он сам по себе не существует — здесь нет еще привидения. Оно бывает тогда, когда перед нами совершается явление существ духовных, нами видимых, но не подлежащих чувству зрения…»




Инициаторами новомодного движения стали и знаменитые ученые: профессор петербургского университета зоолог Н. П. Вагнер, известнейший химик профессор А. М. Бутлеров, писатели И. А. Карышев, Л. А. фон Нольде, В. И. Крыжановская. Многие литераторы специализировались на произведениях, посвященных спиритической теме, тем самым способствуя широкому распространению нового движения.

Племянник писателя С. Т. Аксакова, видный исследователь и поклонник спиритизма Александр Аксаков, опубликовал труд «Анимизм и спиритизм: критические исследования», который до сих пор часто цитируется западными спиритами. Начиная с 1871 года Аксаков, Бутлеров и Вагнер регулярно проводили спиритические сеансы в Петербурге, приглашая на них известных медиумов со всего мира. Настоящую сенсацию произвели статьи уважаемых профессоров, опубликованные в «Вестнике Европы» и «Русском вестнике», в которых описывались и пропагандировались медиумические опыты. Обыватели были потрясены — ведь убежденными сторонниками спиритизма выступили не фанатичные приверженцы, а маститые ученые, преподаватели университета!

Собственно, уже в середине ХIХ века спиритизм мог насчитывать до двух миллионов последователей, став некой зарождающейся религией по обеим берегам Атлантики. Утверждали, что душа, с помощью средства — дубликата физического тела, выживает после смерти и совершает переход прямо в духовный мир. Коммуникация с этими душами становится возможной благодаря именно медиумам.

Print Friendly

Это интересно: