pirat_za_shturvalom_2560x1600

Уильям Кидд широко известен благодаря громкому судебному разбирательству его преступлений и пиратских нападений, итоги которого оспариваются и по сей день. По мнению некоторых современных историков, Кидд действовал согласно полученному им каперскому патенту и не нападал на союзные корабли.

Чем занимался Кидд до 1689 года — неизвестно. Имеется рапорт губернатора английской колонии на Британских Подветренных островах генерал-лейтенанта Кристофера Кодрингтона, согласно которому к Невису пришел 16-пушечный французский фрегат «Сент Роз» с английской командой на борту и под предводительством капитана Уильяма Кидда. Согласно донесению Кодрингтона и обрывочным показаниям Кидда, полученным позднее на допросах и в Верховном Суде Адмиралтейства, Уильям Кидд, плававший в составе английского флота, в 1688 году оказался одним из выживших после кораблекрушения у берегов Гаити. Спасшихся приняло к себе на борт судно французских пиратов, после чего Кидд промышлял вместе с ними в Карибском море и Атлантике до 1689 года.

Кидд принимал участие в войне Аугсбургской лиги против французов, затем остался в Новом Свете, где примкнул к фракции сторонников Вильгельма III, образованной впоследствии Славной революции, государственного переворота в Англии. «Антигуа» Уильяма использовалась для переправки оружия и боеприпасов войскам, готовящимся к штурму мятежного Форт— Джеймса, в южном конце острова Манхэттен.

21 марта в Нью-Йорк для восстановления королевской власти Вильгельма и Марии прибыл полковник Генри Слотер, назначенный лейтенант-губернатором еще 2 сентября 1689 года. Новый губернатор наградил Кидда за лояльность, кроме того Уильям получил долю с добычи захваченного им французского судна «Сент Пьер».

В 1695 году Вильгельм отстранил уличенного во взяточничестве губернатора Нью-Йорка Бенджамина Флетчера и назначил на его место Ричарда Кута, графа Белломонтского, до этого занимавшего пост губернатора, одновременно управлявшего Нью-Гэмпширом и Массачусетс— Бэй. Король поручил Куту решить вопрос с пиратами, препятствующими торговле в Нью-Йорке, колонии Род-Айленд и Провиденских плантациях. В декабре того же года нью-йоркский землевладелец Роберт Ливингстон посоветовал Куту нанять Уильяма Кидда для карательной экспедиции против тихоокеанских пиратов. Предполагалось, что Кидд будет проводить каперские операции на французских торговых путях и часть добычи отдавать лордам. Причем 1/4 от всей добычи получал экипаж, 1/5 получали Кидд и Ливингстон, 1/10 добычи переходила в королевскую казну, остальное получали лорды. Если же доля, полученная лордами, не окупала затраченные на снаряжение экспедиции средства, Кидд должен был покрыть разницу из своего кармана. В общей сложности лорды рассчитывали к марту 1697 года получить 20 000 фунтов прибыли. А если доход от всей полученной добычи превысил бы 100 000 фунтов, то корабль со всем снаряжением становился собственностью Уильяма. По мнению Генри Гилберта, тот факт, что часть добычи Кидд должен был передавать в казну, мог означать, что Вильгельм III также выступал в роли спонсора экспедиции.




11 декабря 1695 года Кидд получил каперский патент, согласно которому он был уполномочен захватывать французские суда в Индийском океане. 26 января 1696 года к этому документу было добавлено свидетельство, дававшее право захватывать еще и пиратские суда, но при этом не причинять вреда никому из союзных Англии государств.

Черная метка

Первоначально роль черных меток играли пиковые тузы. Причем их могли не передавать, а просто показывать провинившемуся. Это означало либо то, что провинившегося не рады здесь видеть (например, во время общего обеда), либо то, что его скоро убьют и он может уже начинать приготовления к отходу в мир иной. Потом тузы заменили бумажками с нарисованными на них сажей кружочками. Принимая бумажку, пират пачкал руку сажей и становился помеченным. Далее ему объясняли, в чем он конкретно не прав и какая участь его ждет (понижение статуса, вызов на поединок либо смерть). Пират был обязан либо принять поединок (в случае победы он отмывался от позора), либо достойно принять смерть, либо постараться изложить весомые оправдания. Однако само вручение черной метки уже заведомо означало, что приговор окончателен и обжалованию не подлежит. Так что оправдания пиратам помогали редко.

Как-то Кидд захватил индийское торговое судно «Кедахский купец». Капитан захваченного корабля Райт сообщил Кидду, что посредником в этом плавании выступает английская Ост-Индская компания, и Уильям, обеспокоенный тем, как к этому захвату отнесутся в Лондоне, вынес вопрос на голосование: либо захватить корабль и груз, либо продать груз обратно. Экипаж настоял на захвате, и Кидд, пытаясь сохранить контроль над командой, уступил. Однако, когда известие об этом достигло Англии, был разослан приказ Адмиралтейства о преследовании и захвате Кидда, объявленного пиратом, и его сообщников.

В апреле 1700 года Уильяма Кидда и его людей отправили в Англию для допроса в Парламенте. Очевидно, что новое правительство тори хотело дискредитировать вигов, которые поддерживали Уильяма. Однако на допросах Кидд отказался называть имена, надеясь, что покровители оценят его лояльность и ходатайствуют королю за него. Существует предположение, что Кидд мог избежать казни, начни он говорить. Ввиду молчания Кидда и бесполезности его в политической борьбе партий он был передан Верховному Суду Адмиралтейства, где ему предъявили обвинения в пиратстве и убийствах.

Кидд написал несколько писем королю Вильгельму с просьбой о помиловании. Уильяму были предоставлены два адвоката, но несмотря на это он был признан виновным по всем статьям: убийство и пять случаев пиратства и приговорен к смертной казни через повешение. Все его люди также были признаны виновными, кроме троих. Лорды-покровители Кидда не участвовали в суде, лишив подзащитного поддержки.

Казнь проходила в специальном месте в доках Ист-Энда, где казнили пиратов и разбойников. Известно, что в первый раз веревка оборвалась, и Кидда вешали дважды. После казни тела Уильяма и его сообщников были вывешены в Тилбери-Поинт над Темзой на специальных виселицах, употребляемых для разбойников, где они провисели три года, как предупреждение морякам и будущим пиратам. Вскоре после казни была распространена так называемая баллада «Прощание капитана Кидда с морями», популяризовавшая убеждение, что Кидд был обвинен ложно.

Print Friendly

Это интересно: