145708.jpg

По давней традиции водяной – это водный дух, существо, обитающее в реках и прудах, болотах и озерах, то есть везде, где есть пресная вода. Его еще именуют водяник, водовик, водяной шут, водяной черт, дедушка водяной, топельник, волосатик, навной и т. п. В народе водяного представляют в образе голого, поросшего тиной старика, с рыбьим хвостом и огромными глазами. Другие источники описывают водяного маленьким дедушкой с зелеными усами и бородой до пояса. Водяной предпочитает селиться вблизи старых мельниц, в омутах и водоворотах или на дне водоемов. Предполагается, что облик водяного меняется в зависимости от фазы Луны. Когда ночное светило находится в растущей фазе, водяной предстает молодым человеком, когда идет на убыль – превращается в седого старика.

В сущности, водяной, подобно лешему, может принимать любой облик. Нередко он облачен в рыбью чешую, у него коровий хвост, утиные перепончатые лапы. Подобно всем существам из иного мира, он может иметь какие-то несообразности: например, он горбат или обладает чересчур большой головой, а то и копытами вместо ног. Представляется получеловеком-полурыбой, чьи черты расплывчаты и как бы подернуты рябью. Либо это длиннобородый старик с запутавшейся ряской меж волос, облепленный грязью и тиной, с большим животом или, наоборот, чрезмерно худой. Водяной может также принимать вид очень крупной рыбы, утопленника, бревна или ребенка. А если он выглядит как обычный человек, то узнать его можно по мокрым волосам и краям одежды. Нет проблем у водяного и со сменой пола: притвориться он может и женщиной, и мужчиной; может выглядеть как зверь, птица или рыба; при этом нередко синего, а точнее – синюшного цвета. Одна из версий: синий цвет является определением принадлежности к старым языческим божествам, каковым он изначально и был.
С давних времен наши предки слагали о водяном множество разных легенд и свято верили в его существование. Если крестьяне вели скот на водопой, то старались не оставлять его без присмотра: возле водоема водяной мог увести животных к себе. Один старик рассказывал историю, которая произошла в их селе незадолго до войны. Жили они тогда с семьей в Смоленской области, в небольшом селе, недалеко от которого находилось глубокое озеро. Вода в нем была студеная, словно в роднике, зато, к немалому удовольствию селян, там водилось много рыбы. Все же местные жители немного побаивались: ходили слухи, что в этом озере давно поселился нехороший дух.
Однажды, как рассказывал старик, пошли они с пастухами поить коров, дело было в июле, стояла жара. Решили пастухи буренок в воду завести, чтобы им было хоть немного прохладнее. Стоят коровы в воде, от жары спасаются. Рядом с этим озером находился пролесок, мужики и говорят: мол, чего нам здесь сидеть, пойдем, лучше змей попугаем в норах. Один из пастухов говорит: «Куда ж мы пойдем, буренки-то наши одни здесь останутся! Как бы, чай, не произошло чего с ними». – «Да ладно, куда они денутся, мы скоро вернемся». Мужик покачал головой, подумал и решил идти вместе со всеми. Вернулись из пролеска часа через два, глянули и обомлели: две коровы исчезли, остальные мирно стоят в воде. А тот мужичок, который вначале не хотел идти, за стадо боялся, шепчет: «Видит Бог, не надо было уходить, утащил их на дно водовик, видать, сильно осердился». Делать нечего, коров так и не нашли, вернулись в село уже затемно с оставшимся стадом. Погоревали, да что тут сделаешь! Легли далеко за полночь.




В эту ночь снится деду сон: стоит он ночью на берегу этого озера, тишина вокруг, только лунный свет в воде отражается. Вдруг вода в озере взбаламутилась, выходит какой-то безобразный старец, весь заросший водорослями и еще чем-то непонятным. Он и говорит: «Отпущу я ваших кормилиц, но только если вы мне отдадите взамен девицу красную». Сказал и медленно ушел в глубину. О своем сне дед тогда никому не рассказал, через некоторое время уехал он с семьей из того села. А через год узнал, что перевернулась на озере лодка, одна молодая девушка утонула, ее так и не нашли. На следующий день в том пролеске, где змей искали, нашли двух пасшихся коров, непонятно откуда там взявшихся. Все произошло так, как и говорил деду во сне водяной.
По некоторым свидетельствам, водяные редко выходят из воды. Больше всего им нравится коротать время в омутах, находящихся вблизи водяных мельниц. В старые времена каждый знал, что если водяная мельница расположена в глуши лесной, вдали от деревни или города, то место это нечистое и опасное. Сам мельник – точно колдун, но творит он заговоры и заклинания не сам по себе, а по наущению недоброго духа, которого как раз и называли водяным, причисляя его к нечистой силе.
На дне водоемов водяные занимаются своими делами – пасут косяки рыб, командуют кикиморами, русалками и прочими тамошними обитателями. Вредит водяной тем, что заманивает в воду людей и животных и топит их. Например, на Украине считается, что он наказывает людей, если те плавают над его жилищем. Поляки полагают, что он нападает на сквернословящих, работающих в воскресный день и не соблюдающих постов. У восточных славян и сербов существует поверье, что водяной утаскивает тех, кто, входя в воду, не перекрестился; а согласно словацким поверьям – тех, кто смеялся над ним.
Лещи, карпы, караси, сомы и другая речная живность служат подводному властителю либо в качестве шутов и скоморохов, либо для того, чтобы утянуть рыбака в воду, либо транспортным средством при осмотре отдаленных уголков речных и озерных владений. А вот души людские попадали в его сети тогда, когда гонимые летним зноем дети и взрослые заходили в речную или озерную воду, чтобы поплавать и смыть с себя пыль и пот, накопившиеся за долгий жаркий день. Заплывал такой человек на середину водоема, резвился в воде, наслаждался прохладой и не подозревал, что из глубины на него смотрят холодные и не знающие жалости глаза подводного владыки.
Но не всех водяной затаскивал в свое царство. Отдавал он предпочтение заневестившимся девушкам, юным отрокам, а также мужчинам подвыпившим и в летах. Конечно, если таких долго не было, то тащил на дно и других представителей рода человеческого. В утонувшие могли попасть и зрелая дама, и маленькая девочка, и молодой мужчина… словом, любой, кто в роковой неурочный час оказался на водной глади, в опасной близости от нечистой силы. Обреченную жертву водяной затаскивал в самое глубокое место реки или озера. Здесь терпеливо дожидался, когда же, наконец, человек погибнет. Выпорхнувшую из мертвого тела душу хватал и сажал в позолоченную клетку, саму же бренную плоть отпускал на все четыре стороны. Попадала она, как правило, в рыбьи пасти, ну а то, что оставалось, – всплывало и называлось у людей утопленником или утопленницей.
Душам юных дев подводный владыка давал свои назначения, превращая в прекрасных русалок. Все у них было как у людей, кроме нижних конечностей. Вместо ног получали они рыбий хвост, а в знак компенсации наделялись чистыми и сильными голосами. Дух делал их прислужницами, а самую умную и прилежную брал в жены. Впрочем, выйти замуж за водяного мечтали все молодые русалки. В этом случае им доставались все сокровища и немалая власть над водными обитателями.
В светлую лунную ночь русалки выбирались на берег и пели песни. Пение было таким красивым, что если человек его слышал, то шел к этому месту. А оказавшись совсем рядом с прекрасными девами, вообще терял голову. Если это был романтичный юноша, то он тут же безумно влюблялся в одну из прислужниц водяного и уже не мог отойти от нее. Зрелого вдовца ждала та же участь. А вот мужчину женатого, но любящего изменить супруге, охватывала жуткая похоть, которая в некоторых случаях бывает посильнее любовных мук.
Души юных отроков подводный владыка назначал блудичками . Это болотные и водяные духи в виде блуждающих огоньков, которые смущали людей, забредших к болоту или к пруду. Человек шел или плыл на огонек, а тот все удалялся, удалялся и наконец ускользал. В итоге несчастный мог обнаружить, что находится в непроходимой трясине или на водяной глади, скрытой от берега высокими камышами. Заблудившегося или затягивало в болото, или он тонул, стараясь добраться до берега. Души утопленников речной владыка либо брал себе в услужение, либо отправлял прямиком в адово пекло к сатане. Такая же страшная участь постигала и души утонувших пьяниц, которые ни для какой полезной деятельности в подводном царстве не были пригодны.
Кататься водяной дух любил на сомах. Рыба эта большая, надежная, солидная, плывет неторопливо, озорством и игривостью не отличается. Сядет водяной на нее, устроится поудобнее и поедет по просторам глубоководным. То в одну протоку завернет, то в другую, то к берегу пристанет, а то и на самое дно уйдет – проверить свое хозяйство. Правда, не всегда пользовался подводный хозяин услугами больших рыб. Иногда, чтобы как-то разнообразить скучную действительность, он превращался в огромную щуку и уже в этом обличье плавал и нырял на принадлежащих ему просторах, наводя ужас на рыб и вводя в смущение рыбаков, которые по неопытности принимали его за обычного речного хищника и даже пытались загнать в свои сети.
Такие потуги незадачливых селян необычайно веселили и забавляли водяного. Заглатывал он наживку, попадался на крючок, но вместо того, чтобы оказаться в уже подставленном садке, опрокидывал рыбака в воду, бил щучьим хвостом того по голове, а оглушив, иногда забирал к себе. Но чаще подбивал к берегу, чтобы человек не утонул, – все зависело от настроения.
А вот чего водяной никогда не любил, так это сетей. Если выйдут рыбаки на такую ловлю, то им несдобровать. В лучшем случае потеряют они свои снасти, а в худшем – могут и сами погибнуть, запутавшись в расставленных ими же сетях. Но человека не зря отличают сметка и сообразительность. Находил он способы договариваться с духом рек и озер. Это была ежемесячная дань водяному. Если рыбалка проходила удачно, то самая крупная рыба отдавалась ему. Не жалели люди и откормленных жирных гусей: такому красавцу без сожаления рубили голову и бросали упитанную тушку в воду. После этих даров рыбалка была спокойной и вольготной, а утонувших становилось меньше.

Главную свою резиденцию водяной обычно размещал под колесом мельницы. Здесь вода никогда не застаивалась, а в речном дне вымывалось большое углубление. Подводный владыка строил в этом месте роскошные палаты, которые не уступали царским. В огромной зале устанавливалось каменное ложе, оно покрывалось тиной и украшалось лилиями.

В летнюю пору не бывало ночи, чтобы водяной не появлялся над водной гладью. Поскольку обратиться он мог хоть в птицу, хоть в зверя или рыбу и даже в человека, то никто и не знал, кем в эту ночь он представится. Иногда и сам водяной, в зависимости от своего душевного состояния, определялся с образом только перед тем, как покинуть покои. Любил он поплавать в лунную ночь, порезвиться в воде. В это время никто его не видел, а потому сом в качестве наездника был ему не нужен: сам с собой он в солидность не играл и царское величие не изображал. Являл водяной тут свою истинную суть, становясь лихим и отчаянным покорителем вод.
Жизнь водяного была тесно связана с определенными временами года. По осени, когда начинали дуть холодные ветры, когда первый снег укрывал землю, он устраивался отдыхать на своем удобном ложе, так как зимой делать на подведомственной территории нечего. Озера, реки, пруды и болота покрываются слоем льда, а сверху еще и снег ложится. Пробиваться на божий свет из подводного мира трудно, да и ни к чему. Укутывался водяной тиной и засыпал до весны. Все подвластные ему духи делали то же самое, а вот для рыб наступало раздолье. Резвились они без строгого присмотра до марта-апреля, пока теплые солнечные лучи не начинали растапливать ледяную корку.
В это время водяной открывал глаза, потягивался и сбрасывал с себя тину. Вставал во весь рост и громко хлопал в ладоши. Трещал тогда весенний лед, шел по реке, освобождая водную стихию от крепкого ледяного панциря. Люди, догадавшись о том, что водяной проснулся, тащили к воде разные подарки да гостинцы, понимая, что владыка после зимний спячки голоден и зол. Здесь были и куры, и утки, и свиньи. Некоторые особенно заинтересованные в покровительстве хозяева вели коров и лошадей. Все это безжалостно резалось и бросалось в воду в знак уважения к властителю подводного мира. Тот не отказывал никому – подарки принимал, но не торопился оказывать милость и выказывать расположение. Чтобы удостоиться молчаливого согласия на богатый рыбный улов и безопасное плавание в воде, человек был обязан каждый месяц оставлять дары водяному. Иначе тот мог рассердиться и отказать в своей симпатии и благосклонности.
Лето было пиком безраздельного владычества водяного. В этот период года он руководил подводным миром строго – любое его распоряжение выполняли беспрекословно. На день Ивана Купалы (7 июля) владыка водных глубин набирал такую силу, что, пожалуй, мог и лешего за пояс заткнуть. В лунную ночь он иногда встречался с этим духом, пробовался с ним силой. Тогда шумел лес, трещали деревья, поднимались гребни волн на речной да озерной глади. Бились властители, но ближе к утру все же расходились миром, так и не выяснив, кто более силен и могуч.
На Петров день (12 июля) водяной снова принимал подарки от рыбаков. Тот же, кто не проявлял должного уважения, мог оказаться и без лодки, и без сетей уже на следующий день. Но поступал так всесильный дух не от жадности или капризности, а только для того, чтобы не уронить своего авторитета в глазах подданных и простых смертных.
Ближе к октябрю его пыл и свирепость постепенно утихали, он становился более спокойным и покладистым. Даже рыбы в это время переставали бояться владыку – не до них ему было в эти осенние дни. Подбивал он итоги своей работы за летний период, решал вопросы благоустройства на зиму своих подданных, да и себе место готовил тщательно и скрупулезно. Ну а к концу октября погружался подводный владыка в долгий и спокойный зимний сон.
Среди ближайших помощников водяного особая роль отводилась анчутке , тоже тесно связанному с водой и болотом. Он был необычайно свиреп и жесток. Если у пловца вдруг случится судорога, он должен знать, что это водяной анчутка схватил его за ногу и стремится утащить на дно. Оттого-то еще с древних времен всякому пловцу советуют иметь при себе булавочку: нечистая сила до смерти боится железа. Примечательно, что стоит только человеку вспомнить об анчутке, как он сразу же является на вызов. Поэтому лучше всего о нем помалкивать, иначе можно ожидать всевозможных проказ и шуток. Анчутка отлично умеет плавать и летать. Часто он, как птица, проносится по небу, ныряет в воду и наблюдает за своими владениями из-под листка кувшинки.
С приходом христианства анчутку превратили в страшного черта, неумолимого беса, болотное страшилище, созданное только для того, чтобы пугать им детей. На самом деле это далеко не так. Даже если просто произнести его имя, то можно сразу увидеть странную мордочку с невероятно плутовским выражением. Однако не надо забывать, что анчутка все-таки является навьим духом и верно служит своим хозяевам – Чернобогу, Марене и Вию.

Помимо властных функций водяному приписывались и пророческие способности. Будучи хозяином вездесущих вод, он знал все, что происходит в мире, и мог показывать будущее в зеркале воды. Не случайно на святочные гадания девушки ходили к проруби, стараясь разглядеть в ней лицо суженого. Водяной мог исцелить, наделить здоровьем и красотой. Главное – уважительно относиться к владениям духа-хозяина, не вынуждая его вступать в борьбу за выживание.

Print Friendly

Это интересно: