Загробная жизнь в Древней Греции

В изложении Гомера царство Аида представляет собой суровое обиталище теней, черную подземную бездну, вечную ночь с шумящими водами Океана. В этом скорбном мире ревут адские реки, в которых отражаются голые мертвые деревья и бледные цветы, обитают жуткие чудища и казнятся преступные титаны. Словом, в нем есть все, что угодно, только не утешение! Даже боги страшатся клятв именами подземных потоков.

Однако такое унылое представление просуществовало недолго. Для большинства греков было слишком очевидно, что все люди разные и у них не может быть одинаковых жребиев. Правда, ахейцы так и не поднялись до мысли о нравственном воздаянии, поскольку не имели твердых понятий о добре и зле. Поэтому, естественно, среди заслуг, выдвигающих человека на место героя, оказались доблесть, мужество, решительность и т. п. Уже Одиссей, видя в Эребе тень Геракла, понимает, что тот «вкушает блаженство» среди богов. Так древний культ героев оказывается мостом к пониманию посмертной справедливости. Параллельно возникает учение о светлом Элизиуме на блаженных островах, куда уносятся герои. С другой стороны, появляются первые представления и о загробном воздаянии за зло. Подземные духи карают за ложную клятву, а пес Цербер, Тантал и Сизиф, описанные Одиссеем, стали первыми символами посмертной Немезиды в античном мире.

По некоторым версиям, тени умерших живут в могилах, подземных пещерах или глубоких разломах, где они могут принимать вид змей, мышей, летучих мышей, но никогда не могут вновь превращаться в людей. По другой легенде, души царей-жрецов обитают в определенной зримой форме на островах мертвых. Третья точка зрения была такова: тени мертвых снова могут стать людьми, если они войдут в бобы, орехи или рыбу, которые будут съедены их будущими матерями. По четвертому поверью, тени умерших уходят далеко на север, где никогда не светит солнце, и иногда возвращаются в виде оплодотворяющих дождей.

Пятая версия: тени мертвых путешествуют далеко на запад, где солнце садится в океан и существует мир духов, похожий на обычный мир. Шестая точка зрения гласит, что мертвые получают наказание в зависимости от того, как они прожили свою жизнь. К этому варианту орфики (участники религиозных мистерий) в свое время добавили теорию метемпсихоза, или переселения душ, причем сам процесс переселения можно в некоторой степени контролировать, используя соответствующие магические формулы.

И все же в традиционных воззрениях Аид — юдоль скорби. Поэтому неудивительно, что греки ненавидели смерть и любили жизнь, «сладкую», «сладостно-милую». «С жизнью, по мне, не сравнится ничто», — говорит Одиссею живой Ахилл в Илиаде. А после гибели герой высказывается еще яснее:

О, Одиссей, утешения в смерти

мне дать не надейся;

Лучше б хотел я живой, как поденщик,

работая в поле,

Службой у бедного пахаря хлеб добывать

свой насущный,

Нежели здесь над бездушными мертвыми

царствовать, мертвый.

Само погребение было необходимо для того, чтобы умерший, переправившись через реку в жилище Аида, мог достигнуть успокоения — непогребенных оттуда просто изгоняли. Отказ в погребении считался самым страшным наказанием. С другой стороны, непогребение родственника или воина, погибшего на поле боя, каралось смертью.

И все же греческая культура развивалась настолько быстро и многосторонне, что в итоге пришла к практическому, рациональному пониманию судьбы личности. Вместе с развитием личной и гражданской свободы в греческих полисах появились иные взгляды на природу человека, весьма сходные с духом восточных культур. В образованном обществе эти взгляды получили одно общее направление, имеющее заметный восточный характер: тело человека считали сложением стихий, а душу возводили к высшему мировому началу, с которым она по смерти должна соединиться как часть с целым. Таким образом, старые представления о посмертной участи души стали терять свой смысл: Аид разрушался, а с ним исчезали и тени умерших. Представления об Аиде удерживались только среди простого народа, но именно они и слились впоследствии с христианскими догматами.

Поскольку в гомеровских поэмах герои проявляют свою индивидуальность, она же сказывается и на характере их смерти. Один из примеров — Ахилл, наиболее яркая личность среди гомеровских персонажей. Поскольку герой уверен, что смерть даст ему вечную славу, он готов бесстрашно и открыто идти навстречу своей судьбе. Но когда возникает опасность бесславной гибели, отношение героя к судьбе меняется разительно. Теперь он ропщет на судьбу и богов, обвиняя их в обмане.

Вскоре греческая культура создает новый вариант благочестия во избежание тяжких мучений после смерти — таинства, или мистерии, из которых наиболее известны Элевсинские. Одним из их важнейших аспектов был мистический, утверждающий торжество жизни, победу ее над смертью и возможность, пройдя через очищение, соприкоснуться с тайной бытия посредством откровения. В более поздние периоды появилась идея вторичного рождения.

Print Friendly, PDF & Email

Это интересно:

Замки с призраками
  Замок Санта-Северы. В этом старинном замке ХVII века, расположенном невдалек...
Константин Раудив и голоса с того света
Одна из книг Фридриха Юргенсона «Радиоконтакт с мертвыми», опубликованная в 1967 году, б...
Дух дома - домовой
В народном сознании издавна живет представление о неких существах, незримо пребывающих ряд...
Кикимора
У этой чудаковатой женщины тоже немало прозвищ – кикимора, кикиморка, шишимора, доможири...