camuflaje10

В этой главе мы познакомимся с маскировочной одеждой жи­вотных. Особенно важно хорошо спрятаться мирным животным. Кто не умеет прятаться или защищаться, тот погибает. Вот наглядный пример.
Лет пятнадцать назад в одно из озер на Карельском перешей­ке рыбоводы выпустили множество мальков орфы, декоративной разновидности язя оранжевого цвета. Озеро изобиловало хищни- нами — окунем, щукой, судаком. Куда бы маленькие орфы ни по­пытались спрятаться, хищные рыбы замечали их издали. В ре­зультате все мальки окончили свою жизнь в пасти прожорливых хищников.
Для того чтобы быть защитной, окраска животных прежде все­го должна соответствовать окружающей обстановке.
Зимой земля на Севере покрывается снегом, и многие северные животные надевают к этому времени белый наряд. Заяц-беляк ры­жевато-серый, и поэтому мало заметен летом, а поздней осенью он меняет летнюю одежду на белоснежную шубу. Бывает, что снег не выпадает до января, — горе тогда перелинявшему косому: его из­далека замечают и охотник и лиса.
Белая куропатка летом ржаво-коричневая, точь-в-точь под цвет моховых болот, где она обычно гнездится, а с наступлением зимы становится белой, за исключением отдельных черных перьев на хвосте.
В пустынях и зимой и летом всё песок да песок, и животные пустынь — верблюд и кулан, тушканчик и песчанка — весь год оде­ты в однообразную желто-серую одежду.
Птицы, ящерицы, насекомые, живущие на деревьях, среди веч­нозеленой листвы, чаще всего окрашены в разнообразные оттенки зеленого цвета. Есть даже зеленые млекопитающие. В лесах Южной Америки водится самый медлительный на земле зверь — ленивец. У него от природы шерсть рыжеватая, но на ней поселяются зеле­ные водоросли — и шубка приобретает защитный зеленовато-серый оттенок.
Большинство рыб, обитающих в толще воды, имеют светлое брюшко и темную спинку. Это тоже соответствует правилам маски­ровки. Серебристое брюшко при наблюдении снизу не выделяется на светлом фоне неба, а темная спинка, при взгляде сверху, сливается с темным фоном дна.
На древнеегипетских гробницах встречаются изображения рыбы, плавающей брюшком кверху. Ученые долго не могли по­нять, зачем понадобилось древним художникам изображать рыб в перевернутом виде. Но затем в Африке обнаружили сомика сина- донтиса, который действительно плавает вверх брюшком, так ему удобнее обыскивать плавающие на поверхности растения. И вот что особенно интересно: у «сомика-перевертыша» светлая спинка и темное брюшко.
Среди пелагических животных встречаются совсем прозрач­ные или бесцветные медузы, моллюски, морские черви, рыбы — байкальская голомянка, лапша-рыба. Они тоже малозаметны в тол­ще воды.




Разнообразна защитная окраска рыб, живущих среди водных растений. Каспийская игла-рыба окрашена в бледно-зеленый цвет, и ее трудно заметить среди прибрежных зарослей. Мелкая атлантиче­ская треска, ютящаяся в гуще водорослей ламинарий, красновато­бурая и сливается по цвету с морской капустой. Камуфляжную се­ровато- или желтовато-зеленую окраску с бурыми и оливковыми пятнами имеет щука.
Совпадение окраски животного с фоном далеко не единствен­ный способ обмануть врага. Широко распространен в природе прин­цип «противотени». Как это понимать?
Художник, изображая на плоскости какой-нибудь предмет, ска­жем шар, пользуется тенями. Верх, на который падает больше света, он оставляет светлым, а чем ниже, тем гуще накладывает тона. Шар получается объемным, рельефным, заметным издалека. Животным, наоборот, надо быть менее заметными, и тени у них располо­жены иначе.
Вот перед нами сельдь. В воде свет всегда падает на нее сверху и лучше всего освещает спинку рыбы, хуже — бока и совсем плохо— брюшко, которое остается в тени. Поэтому темная окраска спинки кажется светлее, чем на самом деле, серая, на боках, почти не из­меняется, а брюшко выглядит темнее. Сельдь, если смотреть сбоку, приобретает однотонную серую окраску, а каждый предмет без те­ней кажется плоским и теряет очертания.
Тот же результат достигается и другими средствами. Чередую­щиеся на теле животного темные и светлые полосы или пятна на определенном расстоянии сливаются, образуя любые оттенки серого цвета. У зебры Гранта по однотонному белому полю расположены черные полосы. Они широкие сверху, сужаются на боках и исчезают на брюхе. По такому же принципу расположены полосы на туло­вище полосатой гиены, сумчатого волка, черноморской рыбы скум­брии. У гепарда, цесарки, морской форели — кумжи — темные пят­на на спине расположены густо, на боках реже и совсем исчезают на нижней части тела.
Всех этих животных трудно обнаружить, если они неподвижны, даже на открытом месте. Один из ученых для иллюстрации прин­ципа противотени сфотографировал рыбку атерину. Но фотографию не пришлось поместить в книгу — на ней вообще не было видно ни­какой рыбы.
Животных, в окраске которых не соблюдался бы принцип про­тивотени, очень немного. В однотонный красный, черный, серый цвет окрашены рыбы пучин, обитающие в вечной тьме. Однотонно окрашена рыбка фиеросфера. Она поселяется во внутренней полости морского огурца — голотурии — и редко покидает свое убежище. Не соблюден принцип противотени в окраске вороны, носорога, го­риллы ; это и понятно: ‘у них совсем мало врагов, и нет особой нужды прятаться.
Как мы видим, исключения только подтверждают правило; маскировка противотенью есть только у тех животных, которым она может пригодиться.
Когда фон, на котором мы видим животное, разнороден по окраске, то противотень мало помогает маскировке. В этих услови­ях лучше всего скрывает животное расчленяющая окраска. Если тело животного пересекают полосы или пятна, резко контрастирую­щие с основной окраской, то контуры получаются прерывистыми, и животное теряет знакомые очертания. А если один, из цветов окраски животного совпадает с фоном, то его и вовсе трудно рас­познать.
Черно-белые зебры довольно хорошо заметны при ярком сол­нечном освещении. Днем им нет необходимости прятаться. Зато в сумерках, когда выходят на охоту львы и леопарды, полосатая ло­шадка совершенно сливается с окружающей растительностью.
Точно так же темные и светлые пятна, разбросанные на теле огромных жирафов, мешают на соответствующем фоне уловить ха­рактерные очертания. И, как пишет один путешественник: «Таин­ственность их (жирафов) исчезновения просто поразительна. Я часто подбирался к ним, и если в этот момент какой-либо другой объект отвлекал на несколько мгновений мое внимание, то, взглянув снова, я видел, что они исчезли. Не просто скрылись, отойдя на какое-то расстояние, но буквально исчезли, про­пали, как дымка тумана при восходе солнца».
Среди птиц расчленяющая окраска наиболее совершенна у птенцов. Птен­цы вальдшнепа, перепела, чаек, чиби­са покрыты полосами и пятнами, цвет которых совпадает с цветом листьев, травы, камней, среди которых укры­ваются птенцы, и, если они неподвиж­ны, их не заметить и в двух шагах.
Интересную фотографию птенца гал­стучника приводит английский уче­ный X. Котт. Тело птенца оптически расчленено на две части полосой, идущей через глаза вокруг головы. Это полоса не просто шейная лента. Наоборот, она подчеркивается другой, белой полосой, про­ходящей непосредственно позади нее. Именно благодаря комби­нации двух полос — черной и белой, — контрастирующих с общей окраской верхних частей тела, и получается столь обманчивая внешность.
Поразителен камуфляж каракатицы. У нее при опасности вокруг светло-бурой центральной части спины появляется кайма, пересе­ченная темными и светлыми полосами, причем цвет одной из полос обязательно соответствует цвету грунта, на котором расположилась каракатица. В таком наряде редко кто разглядит обманщиц даже на близком расстоянии.
Расчленяющая окраска помогает укрыться среди растений или на каменистом грунте окуню, судаку, ершу. Совершенно скрыва­ются из глаз пестрые поперечно-полосатые рифовые рыбы. Корал­лы, обитающие среди рифов моллюски и другие животные ярко окрашены, и рыбе легко найти такой фон, который будет совпадать с одной из их цветных полос. Среди растений, стелющихся вдоль поверхности воды, поперечно-полосатая окраска, наоборот, будет резко выделяться. В этих условиях менее заметными окажутся рыбы с полосами, расположенными вдоль тела. Так именно окра­шены хорошо известные аквариумистам рыбки данио-рерио и нано- стомусы, живущие в верхних слоях воды между плавающими расте­ниями.

Много примеров удивительной маскировки при помощи расчле­няющей окраски обнаружено у насекомых.
Надо долго присматриваться, чтобы заметить на дереве бабочку пяденицу. На крыльях пяденицы расположены неправильные серые пятна, они пересекают контур бабочки и сливаются с серым фоном лишайника, которым оброс ствол дерева.
У позвоночных очень заметной частью тела являются глаза, и самый совершенный камуфляж потеряет смысл, если они не будут скрыты. Поэтому у многих животных выработались приспособле­ния, маскирующие глаза.
У одного из видов рыб щетинозуба, обитающего у берегов Но­вой Зеландии, настоящий глаз скрыт черной поперечной полосой, а у хвоста расположён резко выделяющийся ложный глаз. Отправ­ляясь на охоту, щетинозуб медленно плывет хвостом вперед, зорко посматривая по сторонам. Но как только покажется враг, он стре­мительно уплывает в противоположном направлении, сбивая с тол­ку преследователя.
У атенарии настоящий глаз скрыт пересекающимися черточ­ками, как бы зачеркнут, а ложный — на спинном плавнике — резко выражен. В Индийском океане обитает рыба красная крылатка, больше похожая на экзотическую бабочку, чем на рыбу. У нее по розово-красному фону туловища тянутся к зрачку многочисленные бурые полосы. Образуется настолько сложный рисунок, что рас­смотреть глаз не удается даже вблизи. Поперечными или продоль­ными полосами замаскированы глаза у кубинской панцирной щуки, у частого гостя наших аквариумов — жемчужного гурами, у морской рыбы-всадника.
Большинство ящериц прячет глаза, задергивая их веками, а есть и такие, у которых и веки скрыты расчленяющим рисунком. У колючей ящерицы молоха веки пересекают темно-бурые полосы, и когда они закрыты, трудно даже определить, где у нее находится хвост, а где голова. Молох живет в засушливых районах Австралии, но от отсутствия влаги не страдает. На коже ящерицы имеется множество пор, соединенных с капиллярными сосудами, тянущи­мися к уголкам рта. Там по обеим сторонам головы расположены два «бурдючка». Когда ночью роса попадает на тело ящерицы, она впитывается порами и по сосудам направляется прямо в резервуары для хранения воды. Захотев пить, ящерица особым движением че­люстей выдавливает в рот одну или несколько капель воды. По- видимому, ни одно животное, кроме молоха, не умеет запасать воду впрок.
Затаившиеся птицы обычно закрывают глаза, а у птенцов серой куропатки, некоторых куликов, чаек голова усеяна множеством темных пятнышек, отвлекающих внимание врага от настоящего глаза.
В одном фантастическом рассказе герой становится невидимым, но его выдает предательская тень. Удивительно, что животные «по­нимают», что тень тоже видна, и любыми путями стараются изба­виться от нее.
Бабочки, сложив вертикально крылья, поворачиваются по от-
ношению к солнцу так, что тень превращается в незаметную линию, либо распластываются, прижавшись к стволу дерева или листу, окрашенному так же, как наружная поверхность их крыльев.
Крабы-призраки, которые выходят по ночам, во время отлива, охотиться на песчаные пляжи, окрашены под цвет песка и совсем незаметны. Но когда они шествуют по пляжу, высоко поднявшись на лапках, тень от них, особенно в лунную ночь, сразу же выдает разбойников. Поэтому при малейшей опасности крабы, найдя в песке небольшое углубление, прячутся в него и плотно прижимаются к земле, и тогда уже не увидишь ни самого краба, ни его тени.
Ящерицы гекконы ползают по отвесным стенам и даже по потолку. Понятно, что на фоне ровной стены тень от ящерицы, не­зависимо от ее покровительственной окраски, будет хорошо видна. И вот у многих гекконов по бокам расположены бахромчатые склад­ки кожи, которые создают плавный переход от тела ящерицы к ее тени.
Млекопитающие располагаются на отдых обычно в тени, а если на солнце, то так, чтобы тень от них падала на неровную по­верхность, на которой ее контуры уже не соответствуют их очер­таниям.
Многие животные, чтобы спастись от врагов, подражают раз­личным несъедобным предметам. Особенно часто используют этот прием насекомые. Во многих случаях имитация бывает настолько совершенной, что не удается отличить копию от оригинала. Вот что пишет по этому поводу биолог В. Лункевич:
«Живя в Лондоне, я отправился однажды в зоологический сад. Там имеется огромный стеклянный павильон, предназначенный исключительно для тропических насекомых, редко встречающихся или вовсе не встречающихся в нашей стране. Каждый вид таких насекомых помещен в больших стеклянных шкафах, где приблизи­тельно воспроизводится обстановка, в какой живут эти насекомые на родине.

Я подошел к шкафу, возле которого толпилась публика. Внут­ри шкафа находилась целая куча зеленых ветвей с довольно круп­ными листьями. Публика стояла в полном недоумении: что, соб­ственно, нужно тут смотреть? Многие, разочаровавшись, уходили.
Я ждал, ибо знал, что найду тут нечто чрезвычайно интересное. И действительно. Стоявший подле сторож взял длинную палку, про­двинул ее через отверстие в шкаф и пошевелил ветви. В тот же миг некоторые из зеленых листьев, покрывавших эти ветви, поползли в различные стороны. Оказалось, что это особые насекомые, назы­ваемые движущимися листьями, или листотелами, насекомые, ко­торые похожи на крупные зеленые листья дерева».
Не меньшие «хитрецы»—палочники. Известный биолог Н. Пла­вильщиков рассказывает: «Тело палочников длинное и тонкое, по­хоже на палочку. Они ползают по веткам и траве. При опасности замирают на месте, вытянув ноги и усики. Перед вами тогда па­лочки. Впрочем, некоторые тропические виды достигают 25— 30 сантиметров длины, и такую громадину палочкой уже не назо­вешь.
Схвати палочника — он не пошевелится. Оторви ему ноги — он не вздрогнет. Он словно неживой. При всякой опасности палочник делается неподвижным. Эта неподвижность, своего рода обморок, помогает ему спасаться от врагов: если «сухая палочка» будет ше­велиться, ей не поможет сходство с сучком».
Есть палочники зеленые, есть серые, коричневые, желтые. Зе­леные ползают по траве, серые и коричневые — по веткам. Встре­чаются и такие палочники, тело которых покрыто разными наро­стами, похожими на лишайники: словно сучок в лишайниках. От­личить такого палочника от трухлявого, обомшелого сучка очень нелегко.
Бабочки для защиты чаще всего используют сходство с листья­ми. Есть бабочки, которые с изумительной точностью воспроизво­дят все детали листа — с мнимым черешком, жилками, острой вер­хушкой — и точную окраску, даже с продольными пятнами пле­сени.
Большой выбор нарядов у богомолов — они рядятся в одежды, как две капли воды похожие на камень, мох, стебли злаков, цветы.
Вызывают изумление маскарадные костюмы рыб.
Австралийский морской конек-тряпичник с поразительной точ­ностью копирует форму и цвет окружающих водных растений.
На острове Шри-Ланка есть рыба, которую местные рыбаки называют «косколая», то есть «лист хлебного дерева». При виде врага она падает головой вниз и опускается на дно, точно на­мокший лист.
В Саргассовом море водится уродливая рыба -— морская мышь. Внешне она мало похожа на рыбу, а тем более на мышь. Больше всего она напоминает рогатую жабу. Окраска у нее бурая с бе­лыми крапинками, имитирующая саргассы с сидящими на них ракушками. Цвет и листовидные отростки совершенно скрывают рыбу, карабкающуюся с помощью плавников по гигантским во­дорослям.
Удивительна рыба спинорог-монокантус. Уткнувшись носом в дно, она часами может стоять вертикально и помахивать плавни­ками и хвостом, Кажется, что это не рыба, а растение, колеблемое течением
Умело подражают лианам, коре, лишайникам, комочкам земли змеи, ящерицы и лягушки.
Некоторые животные имеют, наоборот, резко бросающуюся в глаза кричащую окраску. Какой же смысл выставлять себя напо­каз? Смысл, оказывается, есть. Обычно эти животные хорошо защи­щены: их яркая окраска предупреждает: «Не трогай меня, это
опасно».
Нахально ведет себя дикобраз. Растопырив свои, хорошо замет­ные даже ночью, черно-белые иглы, он хрюкает, топает, трещит иг­лами, как бы говоря: «Я колючий дикобраз, не троньте меня по ошибке». И на самом деле, редкий хищник отважится нападать на зверя, сплошь утыканного длинными острыми иглами.
Не скрываясь, смело бегают днем и ночью индийские мускус­ные землеройки. Вот что рассказывают об их поведении очевидцы: «Эти существа всегда выглядят странно, особенно необычна их внешность, когда они поздними сумерками бегают по саду. Их бледные голубовато-серые шкурки кажутся намазанными светящей­ся краской и ясно выделяются среди окружающей полутьмы. Вско­ре после захода солнца они выходят и деловито бегают под кустами, постоянно испуская пронзительные визгливые крики. Они бесстраш­но посещают комнаты. Если их не трогать, они совершенно без­обидны. Но если их потревожить или затронуть, воздух сразу на­полняется запахом мускуса, который пропитывает все. Этот запах, по-видимому, так же неприятен для собак, как и для человека и является очень действенным средством защиты».
Очень ярко окрашены многие птицы, но в большинстве случаев эта окраска не предостерегающая и служит совсем другим целям. Все же считают, что броская окраска белых цапель, удода, индюко- вого грифа связана с несъедобностью их мяса. Зато среди амфибий встречается много видов, для которых яркая, «рекламная», окраска служит надежной защитой.
В лесах Южной Америки водится крохотная лягушка, одетая в огненно-красный камзол и синие чулки. Она безбоязненно пры­гает среди бела дня и не думает прятаться. Пробовали угощать этими лягушками уток, но ни одна не захотела к ним притронуться. Когда же утке силком засунули в клюв огненную лягушку, она не­медленно ее «выплюнула» и долго трясла головой, стараясь изба­виться от противного вкуса.
Дарвин упоминает о такой же бесстрашной американской жабе: «Она ползает в самое жаркое время дня по сухим песчаным холмам и равнинам, не опасаясь, что ее увидят». Окраску этой жабы Дарвин описывает так: «Если вообразите себе, что ее сначала окунули в самые густые чернила, дали им высохнуть и потом пустили проползти по доске, только что окрашенной самой яркой киноварью, так, что она вымазала в ней подошвы ног и часть живота, то мы получим довольно ясное представление об ее внешности». Эта жаба, так же как другие яркоокрашенные амфи­бии, ядовита.
Некоторые рыбы тоже носят предупреждающий наряд.
В тропических водах живут ядовитые рыбки, раскрашенные
красными и желтыми продольными полосами. Они обитают в толще воды у кромки зеленых водных растений, и такая яркая полосатая окраска явно демаскирует рыбок.
У черноморского морского дракончика спинной плавник воору­жен ядовитой колючкой. Его пересекает резко очерченная черная полоса, заметная издали. Когда морской дракончик лежит на дне, полузарывшись в песок, он выставляет напоказ свой плавник-флаг с грозным оружием.
Значение предупреждающей окраски лучше всего изучено у насекомых. Сплошь и рядом можно увидеть голубых, красных, жел­тых, черных гусениц, бабочек, жуков, резко выделяющихся на зе­леных листьях и траве. Все яркоокрашенные насекомые, за исклю­чением тех случаев, когда их окраска совпадает с фоном, хорошо защищены. Осы, шершни вооружены жалом, жужелицы и божьи коровки выделяют плохо пахнущую жидкость, пестрые, бросаю­щиеся в глаза бабочки, гусеницы, кузнечики имеют отвратитель­ный вкус.
Многочисленные опыты, поставленные учеными, показали, что вызывающе окрашенные животные очень редко становятся добычей хищников. Например, из 11 тысяч насекомых, найденных в желуд­ках различных видов лягушек, только 20 обладали предупреждаю­щей окраской.
Некоторые животные одеты в защитные костюмы, но если их обнаружить, то они внезапно выставляют какую-нибудь скрытую ранее яркоокрашенную часть тела. Большинство животных обычно сопровождает такую демонстрацию угрожающими движениями.
Наш обыкновенный хомяк, завидев соба­ку, становится на задние лапы, показывает врагу необычное темно-бурое брюхо. Одновре­менно он храпит, лязгает зубами и раздувает свои защечные мешки. Собака, незнакомая с хомяком, пугается и оставляет его в покое.
Так же ведет себя хорек-перевязка, обита­ющий в юго-восточной Европе. При опасности он приподнимается и демонстрирует блестящее черное брюхо, и поца враг замешкается от не­ожиданности, хорек успевает скрыться.
Птицы щеголяют своими лучшими наря­дами в брачный период. Но в отдельных слу­чаях демонстрируют яркое оперение в минуту раздражения или опасности. Рассерженный индюк раздувает шею, переливающуюся всеми цветами радуги, топорщит перья, распускает и складывает хвост. Удод, застигнутый врас­плох ястребом, поднимает свой яркоокрашенный хохол. Белый по­пугай какаду, испугавшись, демонстрирует желтую и красную под­кладку своего белого сверху хохла.
Но, пожалуй, агрессивнее всего ведет себя синелобый ама­зонский попугай. По словам очевидцев, будучи встревоженной, эта красивая птица наклоняет тело горизонтально вперед, частично раз­
вертывает крылья в горизонтальной плоскости и широко разворачи­вает веером хвост, в то же время поднимая перья на затылке и зеле­ный воротник. Такая поза приводит к демонстрации ярких красных участков на крыльях и хвосте, которые обычно скрыты покровитель­ственным зеленым оперением. Одновременно в этом возбужденном состоянии птица начинает дрожать так, что перья ее трясутся и из­дают шуршащий звук.
Некоторые змеи при раздражении тоже выставляют скрытую яркую окраску. Особенно интересно поведение одной из африканских змей. В спокойном состоянии она окрашена в зеленый, серый и ко­ричневый тона и совсем незаметна на деревьях среди ветвей. Но если ее обнаружат, змея меняет окраску. На шее появляется ряд красных и черных полос, резко выделяющихся на белом фоне. При этом она выбрасывает длинный ярко-красный язык с угольно-чер­ным кончиком.
Тропические ящерицы, летающие дра­коны, когда они сидят или ползут по ветвям, совершенно незаметны. Но стоит приблизиться врагу, они планируют с вет­ки на ветку, раскрыв свои яркоокрашен- ные крылья. Мгновенно вспыхнувшая окраска так неожиданна, что хищник за­стывает в недоумении, и ящерица тем временем уже далеко.
Черноморская рыба тригла, или мор­ской петух, обычно лежит полузарывшись в песок. Отправляясь на охоту, она ти­хонько пробирается по дну на трех кривых жестких шипах, располо­женных у основания грудных плавников. В спокойном состоянии плавники у нее плотно прижаты к туловищу, и тригла, окрашенная сверху под цвет дна, почти незаметна. Но вот появилась акула, или лаврак, и морской петух мгновенно преображается. Он распускает, как веера, свои огромные грудные плавники, окрашенные с внутрен­ней стороны во все цвета радуги, и становится похожим на какую-то экзотическую бабочку. Пока ошеломленная акула «раздумывает», тригла забивается под камень или в гущу водорослей, складывает плавники и вновь приобретает защитную окраску.
В морях и океанах водятся небольшие яркие рыбки — морские собачки. Они очень драчливы и нападают на любых животных, ко­торых могут одолеть. Иногда они даже вылезают на берег и охо­тятся на влажном песке за моллюсками, червями, рачками. При малейшей опасности они мгновенно скрываются в щелях между камнями. Но один из видов морских собачек не очень-то торопится спрятаться. Если его потревожить, он расправляет и высоко подни­мает спинной плавник, обычно прижатый к туловищу. При этом на плавнике выступает большое ярко-черное пятно, обведенное белым ободком. Увеличение размеров и угрожающее черное пятно позво­ляют рыбке скрыться без лишней спешки.
Особенно часто отпугивают врагов внезапно появляющейся яр­кой окраской насекомые. Все кузнечики окрашены покровитель­
ственно и совсем незаметны среди травы. Лишь у некоторых задняя пара крыльев красная или голубая. Когда они сидят, яркая окраска скрыта, но стоит подойти поближе, кузнечик взлетает с громким треском, показывая свои яркие крылья.
У одной из бабочек передние крылья точь-в-точь как два сухие листа. На задней паре находятся яркие глазчатые пятна. Когда ба­бочка спокойна, передние крылья прикрывают задние, и ее очень трудно разглядеть. При тревоге бабочка раздвигает крылья в сто­роны — и внезапно появляются яркие пятна.
Такие замечательные умельцы прятаться, как палочники, то­же обзавелись пугающей окраской. Палочник с Малайского полу­острова со сложенными крыльями ярко-зеленый, совсем как све­жий сучок. А если он развертывает крылья, то становится ярко-ро­зовым. Другой палочник, с Новых Гебрид, серо-бурый и маскируется под кору деревьев. Разглядеть его очень трудно. Однако если подой­ти совсем близко, на спине у него, как два флага, поднимаются крылышки. Они ярко-алого цвета, как угольки, и действуют на лю­бителей палочников устрашающе.
У гусеницы одной из североамериканских бабочек на голове расположено несколько длинных рожков. Они оранжевые с барха­тисто-черными кончиками. В спокойном состоянии эти придатки плотно прилегают к голове и не бросаются в глаза. Потревожен­ная гусеница высоко поднимает голову и трясет ею, при этом пестрые придатки шевелятся и придают ей исключительно воинст­венный вид.
Среди животных, выставляющих себя напоказ, есть совсем без­обидные и вполне съедобные. Это, пожалуй, самые ловкие обманщи­ки; они подражают либо хорошо вооруженным, либо несъедобным животным.
Впервые такой маскарад обнаружен у бабочек. В Южной Аме­рике широко распространены бабочки гелекониды. У них яркоокра- шенные крылья. Летают они медленно и всегда садятся на виду, совсем не прячась. Бабочки этого семейства выделяют едкую паху­чую жидкость, и их избегают все без исключения птицы. Там же живут бабочки, принадлежащие к другому семейству. Они совсем не похожи на гелеконид по внутреннему строению, но сходны по форме и окраске крыльев. Эти бабочки съедобны и никак не защи­щены от насекомоядных птиц. Но, подражая окраске гелеконид и повторяя их позы и повадки, они очень редко подвергаются на­падению.
Позднее такой хитрый маскарад обнаружили у многих жи­вотных.
В лесах тропической Америки водится ядовитая коралловая змея. Она очень красива, киноварно-красного цвета с черными по­перечными полосами. Каждое такое кольцо оторочено узкими зе­леновато-белыми каемками, хвост черный, с белыми кольцами. Змея заметна издалека. В той же местности живут другие змеи, аб­солютно не ядовитые, но имеющие точно такую же окраску, как опасная коралловая змея.
Камбала морской язык имеет на грудном плавнике большое
черное пятно. В случае опасности камбала частично зарывается в песок, ставит плавник вертикально и поворачивает его так, чтобы было хорошо видно черное пятно. В таком виде морской язык ста­новится похожим на хорошо защищенного ядовитыми шипами морского дракончика.
Иногда рыбы маскируются под других животных коллективно. Маленькие морские сомики, заметив приближение хищной рыбы, образуют клубок головами внутрь, а заостренными хвостиками на­ружу. Клубок похож на колючего морского ежа, и хищник его не трогает. Точно так же поступают при опасности рыбы двузубы — собравшись вместе, они напоминают большую колючую рыбу.
С поразительной точностью имитирует змею гусеница одного из тропических бражников. Во время отдыха она прицепляется дву­мя парами ножек к стволу дерева и висит в вертикальном положе­нии, напоминая сломанную веточку, покрытую лишайником. Если гусеницу побеспокоить, она превращается в «змею». Для этого она переворачивается и выставляет брюшко с широкой лентой темно­оливкового цвета. Грудная часть расширяется — и на ней откры­ваются два черных, похожих на глаза пятна. Голова кажется по­крытой желтыми чешуйками с черными краями. Впечатление такое, словно видишь настоящую маленькую, но страшную змею. Отпуг­нув врага, гусеница закрывает фальшивые глаза и вновь превра­щается в сучок.
Многие насекомые и пауки имити­руют муравьев — они не по вкусу боль­шинству животных. Особенно хитро по­ступает один из бразильских пауков. Он быстро снует взад и вперед, подобно му­равью, а на спине у себя таскает высох­шего муравья, размером больше самого себя. Кажется, что это муравей несет сво­его погибшего собрата.
Некоторые животные могут в зависи­мости от обстановки изменять свою окрас­ку. Это, пожалуй, самый совершенный камуфляж. Мгновенно меняет цвет хаме леон. Не случайно это слово стало нари­цательным. Когда хамелеон охотится за насекомыми, притаившись где-нибудь на ветке дерева, он окрашен покровительст­венно. Цвет может быть зеленым, желтым, коричневым с крапинками и полосками; это зависит от вида хамелеона и фона, на котором он скрывается. Заметить неподвижного хамелеона очень трудно. По испанской поговорке—«замеченный хамелеон — погибший хаме­леон». Но это не совсем так. Он может принимать отпугивающую окраску и становиться то небесно-голубым, то красно-бурым, то угольно-черным. Смена цветов происходит очень быстро, буквально на глазах. Описаны опыты с обезьянами, которые сначала с опаской поглядывали на хамелеона, меняющего цвет, а затем даже пяти­лись назад.
Известны «хамелеоны» и среди рыб. В прибрежных водах Чер­ного моря водится небольшая рыбка барабуля. Ночью она охотится за донными беспозвоночными, а днем отдыхает, полузарывшись в песок и приспособив свою окраску к цвету грунта. При этом окраска у нее может изменяться от красно-оранжевой до темно-зеленой, так рыбка становится незаметной при любом цвете дна. Такая маски­ровка помогает ей не только подкарауливать добычу, но и спасать­ся от врагов.
Чемпионами по смене маскарадных костюмов считают голо­воногих моллюсков.
Вот что пишет по этому поводу знаток осьминогов и каракатиц И. Акимушкин: «Богатством расцветок и совершенством маски­
ровки головоногие моллюски далеко превосходят прославленного хамелеона. Он просто был бы посрамлен… если бы задумал состя­заться в игре красок с осьминогом или каракатицей. Раздраженный осьминог из пепельно-серого через секунду может стать черным и снова превратиться в серого, продемонстрировав на своей коже все тончайшие переходы и нюансы в этом интервале красок. Бесчислен­ное разнообразие оттенков, в которые окрашивается тело осьминога, можно сравнить лишь с изменчивым цветом вечерного неба и моря».
Перемена окраски у головоногих моллюсков, так же как у ха­мелеонов, преследует двойную цель. С одной стороны, подгоняя окраску под цвет грунта, они становятся незаметными, с другой — быстрая смена красок пугает врага.
У головоногих моллюсков есть еще один способ обмануть пре­следователя. В последнюю минуту они выбрасывают в воду струю темноокрашенной жидкости. У осьминогов она черная, у карака­тиц — синяя, у кальмара — темно-коричневая. Эта жидкость выра­батывается в особом органе — чернильном мешке, где и хранится до первой необходимости. Красящая способность «чернил» очень ве­лика: крупный осьминог окрашивает толщу воды на 100 метров вокруг. Однако «чернильная завеса» образуется не моментально, пер­вое время выброшенная жидкость создает в воде облачко. Это тоже хитрая уловка: хищник сплошь и рядом принимает это облачко за добычу, а добыча тем временем забралась в расселину между ска­лами.
Людям тоже нужна маскировка и в военное, и в мирное время. В случае войны приходится маскировать самолеты, танки, орудия. В мирное время быть незаметным важно пограничникам, охотни­кам с ружьем и фотоаппаратом, ученым-натуралистам.
Здесь многому можно поучиться у животных. Вспомним ка­кую-нибудь рыбу, обитающую в толще воды. У нее серебристое брюш­ко — значит, она не будет выделяться на светлом фоне неба, если смотреть на нее снизу. Спинка у пелагических рыб темная, поэтому такая рыба будет обязательно сливаться с темным фоном дна, если смотреть на нее сверху.
Самолет, окрашенный как рыба, днем будет почти не виден с земли и с воздуха. Но для ночных полетов его уже следует окра­шивать иначе: снизу — в черный матовый цвет, и тогда он сольется
с темным ночным небом, а при освещении прожектором отразит вниз лишь небольшую часть световых лучей.
В густых зарослях, как мы уже говорили, малозаметны поло­сатые животные — тигры, зебры, окуни.
Такую полосатую одежду полезно завести пограничнику или охотнику. Зеленый халат с коричневыми вертикальными полосами в сосновом лесу или с белыми в березовом будет совершенно неза­метным для глаза животного и человека.
А нельзя ли сделать так, чтобы окраска защитной одежды человека менялась в соответствии с тем фоном, на котором ему приходится действовать? Ну, скажем, на фоне леса или луга она становилась бы зеленой, а на фоне песка и скал — желтой или жел­то-бурой?
Некоторые животные уже решили эту задачу. Головоногие мол­люски, хамелеоны, камбала довольно точно воспроизводят цвет и рисунок окружающего ландшафта, и заметить их, даже всматри­ваясь внимательно, очень трудно.
Оказывается, у них в коже есть клетки с различно окрашен­ными пигментами. Эти клетки могут сжиматься и расширяться. Когда расширяются клетки, содержащие черные пигменты, живот­ное темнеет. Когда эти клетки сжимаются, животные, наоборот, светлеют.
Пигментные клетки связаны с нервными окончаниями, и их изменение происходит по сигналу зрительного нерва. Если бы фи­зики составили краску, способную изменять свой цвет в зависи­мости от изменения внешних условий, люди получили бы одежду, которая могла бы быть защитной и на белом снегу, и на фоне тем­ного леса.
Как видите, животные, если внимательно к ним присмотреться, могут подсказать людям, как лучше маскироваться в тех или дру­гих условиях.

Print Friendly

Это интересно: