lemur1

И ведь верно! Бесхвостых зверей и птиц можно пересчитать по пальцам, а змей и рыб без хвостов вообще нет. Зачем же нужен хвост? Может быть, это никому не нужный придаток? Оказывается, хвосты животным очень и очень нужны. У одних это опора, у дру­гих руль, у третьих оружие, у четвертых… Но не будем забегать вперед и познакомимся с хвостами по порядку.
Хвост-опора. Давным-давно, много миллионов лет тому назад, на земле жили ящеры. Среди них встречались совсем маленькие, вели­чиной немногим более зайца, и исполины, высотой 6—7 метров. Тра­воядному динозавру стоящий человек едва достигал «до колена».

Немногим меньше были свирепые хищные ящеры — анхизавры и тиранозавры. И вот что удивительно: многие ящеры ходили не­
обычным для животных способом — на двух ногах — совсем как че­ловек. Это удобно во всех отношениях — передние лапы свободны и ими можно защищаться, нападать, добывать пищу. Понятно, что устоять на двух ногах огромным тяжелым ящерам было нелегко, и именно поэтому у них развился толстый мощный хвост. Он служил подпоркой, когда ящер сидел или ходил.
Позднее, уже в те времена, когда появились первые люди, жил исполинский ленивец — мегатерий. Питался он ветвями и листьями, а весил не менее слона. Конечно, такое массивное животное не могло залезать за листьями на деревья, и ленивец доставал их, стоя на задних лапах. Но две ноги не выдерживали такой нагрузки, и тут им на помощь приходил толстый, как бревно, упругий хвост.
Хвост-подпорка есть и у современных животных.
В Австралии и на соседних островах водятся своеобразные жи­вотные — кенгуру. Их много видов. Одни живут на равнине, другие в лесах, третьи в горах. Наибольшей известностью пользуется испо­линский кенгуру.
Сидит этот гигант на задних ногах и хвосте, упираясь им в землю. В таком положении он отдыхает, обозревает окрестности, кормится. Без помощи хвоста кенгуру не усидеть, ведь передние ноги у него совсем короткие, по существу не ноги, а руки. Эту особен­ность кенгуру использовали дрессировщики животных. В европей­ских цирках часто показывали кенгуру-боксеров. На передние лапы надевали боксерские перчатки — и эти миролюбивые животные на­граждали друг друга тумаками.
Трубкозуб также использует свой хвост как подпорку. Найдя огромное конусообразное жилище из глины, построенное термитами, он, став на задние лапы и опершись на хвост, проламывает когтями передних крепкие словно камень стенки термитника. Обычно трубко­зуб ходит на четырех лапах, но иногда шагает на двух, опираясь на хвост.




На Мадагаскаре водится забавная зверюшка — маки домовой. Ученые относят его к полуобезьянам, близким родственникам обезьян. Размером этот зверек с нашу белку. Глаза огромные, как у совы. Хвост длинный с кисточкой на конце. Лапы лягушечьи с большими мягкими подушечками. Задние ноги очень тоненькие и сухие, как щепки. Им на помощь и приходит хвост, он служит опо­рой и помогает стоять на задних лапах, когда зверек ловит перед­ними насекомых или срывает плоды. Маки ночные животные, днем они спят в дуплах деревьев и только с наступлением темноты выхо­дят на промысел.
В Африке и на юге Азии есть еще одно животное, пользующееся хвостом, как опорой. Это ящер панголин, он и в самом деле похож на большую, закованную в латы ящерицу. Панцирь ящера состоит из крупных роговых пластинок, наложенных друг на друга, совсем так же, как чешуйки у еловой шишки. Голым остается только брюхо и нижняя часть хвоста. При опасности ящер сворачивается в клу­бок, и даже леопард, покатав роговой шар, оставляет его в покое.
Питается ящер термитами и муравьями, захватывая их языком. А чтобы перемалывать твердые панцири насекомых, у него в же­лудке есть зубы!
Хвост-опора есть и у птиц.
Очень жесткий и упругий хвост у дятлов и пищух. У них сосед­ние перья хвоста почти полностью перекрывают друг друга, причем сверху находятся расположенные ближе к середине. Создается заме­чательная опора. На хвост дятел опирается, когда долбит пень, добы­вая из него личинок, и когда лазает по стволу дерева. Хвост дятла всегда должен быть готов к действию, поэтому при линьке смена перьев происходит в определенном порядке. Линька начинается со второй пары перьев от середины хвоста, постепенно переходя на на­ружные. Только после того, как самые крайние перья хвоста сме­нятся, выпадают оба средних пера. А пока они растут, дятел опи­рается на новые внешние перья. Любопытно, что порядок линьки хвостовых перьев у дятлов и пищух совершенно одинаков, хотя эти птицы и не родственники.
Хвост-рука. Настоящей пятой рукой служит хвост южноамери­канским цепкохвостым обезьянам.
Из них самые замечательные обезьяны-ревуны. Такое название они получили не зря. У ревунов под языком находится большой ко­стяной барабан. Затягивая в него воздух, обезьяны издают совершен­но дикие звуки. Обычно концерты они устраивают по утрам и вече­рам, их ужасный рев далеко разносится по окрестным лесам. В хоре ревунов, как говорят, всегда есть запевала, он начинает концерт, а остальные лишь вторят ему.
Длинный хвост ревуна сверху покрыт волосами, а снизу голый, так он плотнее обхватывает сук. Хвостом ревуны пользуются бук­вально на каждом шагу. Перебираясь с ветки на ветку, они до тех пор не отпускают от нее рук, пока на захватятся хвостом за сле­дующую. Хвост исключительно сильный: зацепившись концом за сук, как крючком, и даже не обернув его вокруг, ревун долгое время может висеть на хвосте головой вниз.
Еще более цепкий хвост у обезьяны коаты. Уцепившись за ветку хвостом и задней лапой, она может долго висеть головой вниз, по­едая какой-нибудь плод. Хвост заменяет ей не только ногу, но и руку. Им она срывает с дерева плоды, ловит насекомых. Пред­меты, до которых не удается достать лапой, коата подтягивает хвостом.
В лесах Южной и Центральной Америки живет родственник енота, интересный зверек кинкажу. Он величиной с кролика, но хвост у него очень длинный и цепкий, и пользуется он им почти так же, как и коата, поэтому кинкажу называют также цепкохво­стым енотом.
Очень ловко орудует хвостом североамериканский опоссум. Он, вися на хвосте, достает корм из кормушки и в таком же положении ест. Размером опоссум с кошку. Морда остренькая, как у крысы. Хвост очень длинный, у основания поросший волосами, а на конце голый.
Опоссум — хищник: ест птиц, мелких грызунов, ящериц. Боль­шую часть жизни он проводит на деревьях, а по земле ходит мед­ленно, неуклюже. От врагов опоссум спасается забавным способом — стоит его коснуться, и он сразу же валится на бок и притворяется мертвым. В Америке существует даже такая поговорка: «играть в опоссума» — иначе говоря, притворяться.
Другой вид опоссума — ихневмонову мышь — часто изображают на рисунках с детенышами на спине. Мать держит загнутый хвост над спиной, а малыши обвиваются вокруг него своими хвостиками. Кроме того, они еще крепко вцепляются лапками в шерсть матери.
Самая маленькая из мышей — мышь-малютка — лазает с исклю­чительным проворством, легко забираясь на самые тоненькие сте­бельки. Страхуется мышка хвостом, он все время перемещается с од­ной былинки на другую и обвивается вокруг них.
Совсем как руку, используют свой хвост кенгуровые крысы — бентонги. Животное это, величиной с небольшого кролика, живет в Австралии и питается травой и корешками. Когда приходит время строить гнездо, они сгребают в кучу сухую траву и мелкие ветви. Затем просовывают эту груду между задними лапами и, обвив длин­ным цепким хвостом, тащат ношу на облюбованную строительную площадку. Само гнездо не представляет чуда строительного искусст­ва — это просто углубление в почве и над ним навес из прутьев, листьев и травы.
Материалы для постройки гнезда, главным образом размочален­ные клювом веточки, переносят хвостом попугаи — розовощекие не­разлучники. Строит гнездо всегда самка.
У змей нет ни рук, ни ног, а между тем древесные змеи ловко перебираются с сучка на сучок. Руки и ноги им заменяет хвост. Осо­бой цепкостью и силой отличается хвост у питонов. Обвив­шись им несколько раз вокруг ветви, питон может подтяги­вать к ней свое тело. А весит он иногда более ста кило­граммов!
Трудно представить, что рыбы тоже могут держаться хвостом. А оказывается, есть и такие. Во многих тропиче­ских морях водятся причудливые рыбки — морские коньки.
Голова у них и впрямь похожа на шахматную фигуру — коня. Плавают морские коньки совсем неважно. Подни­маясь на поверхность, они плывут по спирали, изгибая хвостовой стебель, и быстро-быстро машут плавниками. Пи­тается морской конек рачками, и при такой манере плава­ния ему редко удается поймать подвижного рачка. Поэтому он не тратит зря сил. Зацепится хвостом за какое-нибудь водное растение и поджидает, пока добыча приблизится сама.
Хвост-«движитель». Хвост играет не последнюю роль при дви­жении в воде.
Бесспорно, самый мощный хвост у китов. У зубатого кита — ка­шалота — он достигает в ширину пяти метров, а у гренландского — даже восьми. Меньший хвост просто ни к чему огромным животным.

Хвост у китов расположен необычно: он не вертикальный, как у рыб, а горизонтальный. Это понятно. Киты дышат атмосферным воздухом, а в подводную столовую им приходится опускаться на сот­ни метров в глубину. На такой путь надо время, а если мешкать, то некогда будет и пообедать. Ведь как ни велики легкие у кита, запас воздуха в них ограничен и его хватает обычно не более чем на пол­часа. Горизонтальный хвост как раз и помогает киту быстро опу­ститься, закусить и вовремя подняться на поверхность, глотнуть воздуха.
Мы уже рассказывали, что рыбы плавают, волнообразно изги­бая тело, а плавники и хвост играют лишь подсобную роль. Зато по­воротами вправо и влево всецело заведует хвост. Это очень чувстви­тельный руль, позволяющий рыбе мгновенно разворачиваться.
До форме хвосты у рыб бывают самые разнообразные. Обычно их разделяют на три типа. Чаще всего встречается хвост, у которого верхняя и нижняя лопасти одинаковы. Такой хвост у окуня, щуки, тунца и многих других пресноводных и морских рыб. У акул и осе­тровых рыб верхняя лопасть длиннее; такая форма облегчает подъем рыбы на поверхность. У летучей рыбы, наоборот, нижняя лопасть больше верхней; такой хвост помогает рыбе опускаться вниз.
Настоящий мотор — хвост у рака. Вперед по дну он ползет очень медленно, но при малейшей опасности быстро-быстро подгре­бает под себя воду хвостом и исчезает в норе. Очевидно, такой спо­соб плавания и послужил основанием для поговорки: «рак пятится назад».
Хвост — руль и балансир. Долгое время ученые были уверены, что основное назначение хвоста у птиц — изменять направление по­лета. Не случайно хвостовые перья и по сей день называются руле­выми. Такое название вряд ли обосновано. Пожалей, главную роль в управлении полетом играют крылья. Смещая их вперед или назад в горизонтальной плоскости, птица изменяет центр тяжести, а это помогает ей опуститься или подняться. Повороты вправо и влево тоже достигаются не хвостом, а перекосом одного из крыльев. Голе­настые — цапля, журавль — и водоплавающие птицы — утки, гуси — рулят, кроме того, ногами и шеей. Спрашивается, зачем же тогда хвост птицам? Может быть, он лишний? Нет, птичьему хвосту тоже достаточно работы.
Прежде всего хвост поддерживает птицу в воздухе, это как бы дополнительная несущая поверхность. Поэтому он особенно длинный и широкий у птиц, разыскивающих добычу с воздуха.
Хвост нужен Птицам при посадке. Садясь, они опускают распу­щенный хвост вниз и поэтому не «клюют» носом в землю.
У сидящей на ветке птицы хвост является балансиром. Обратите внимание на ласточек, усевшихся на телеграфном проводе; они все время покачивают хвостами, чтобы сохранить равновесие.
Хвост важен хищным птицам, когда они несут в когтях тяже­лую добычу. Особенно характерно положение хвоста у рыбоядного ястреба — скопы, поймавшей рыбу более собственного веса. Хвост у нее в это время смотрит вниз и распущен до отказа.
Но, пожалуй, самое главное назначение птичьего хвоста — га­сить вредные для полета завихрения струй воздуха.
Наземным животным трудно использовать хвост как мотор. Но есть и исключения. Кенгуру, совершая свои знаменитые прыжки, от­талкивается не только задними ногами, но и хвостом. Одновременно хвост в прыжке помогает ему сохранить равновесие и менять на­правление.
Отличный пловец и водолаз выхухоль. И этим она во многом обязана своему хвосту. Он совсем тонкий у основания, затем груше­видно вздут, а конец плоский, как нож. Когда выхухоль плавает, она изгибает хвост то вправо, то влево и, выпрямляя его, отталки­вается от воды.
Как руль и балансир хвост работает у многих наземных жи­вотных.
Лев, подкравшись к зебре или антилопе, прыгает. Но пока лев летит по воздуху, добыча может переместиться и хищник промах­нется. Вот здесь-то и помогает хвост. Изогнув его в ту или другую сторону, лев изменяет направление полета и настигает жертву.
У некоторых собак, лисы, волка хвост иногда называют «пра­вилом». Выражение это очень меткое.
Посмотрите на лису, преследующую молодого зайчишку. Косой, спасая свою жизнь, петляет среди густого ольшаника. Лисе все время приходится менять направление, и если бы не хвост-руль, ей ни за что не поймать даже совсем неопытного зайца. Хвост помо­гает лисе и избежать опасности. Преследуемая по пятам собаками, лиса вдруг резко отводит в сторону хвост и поворачивает почти под прямым углом. Собака проносится мимо, и пока она снова нападает на след, лиса уже далеко.
Тушканчики, живущие во многих степях и пустынях, обзаве­лись длинным хвостом с кисточкой на конце. Хвост им совершенно необходим — он помогает тушканчикам сохранять в прыжке центр тяжести. Не будь у тушканчика такого хвоста, он, прыгая, все время кувыркался бы через голову. Им же тушканчик рулит в прыжке.
Идеальный руль глубины — широкий и плоский, как лопата, хвост бобра. Изогнув его, он может нырнуть вертикально вниз или же быстро подняться со дна на поверхность.
Землеройка-кутора совсем крохотный зверек, но, несмотря на небольшие размеры, это настоящий хищник. Она поедает водных на­секомых, моллюсков, раков, рыб, не щадит и птенцов водоплаваю­щих птиц. Чтобы успешно охотиться, нужна поворотливость, и здесь куторе помогает хвост. На нем есть кили — гребни из волос, кото­рые помогают водяной землеройке мгновенно разворачиваться.
Сохранять равновесие хвост помогает многим животным, лазаю­щим по деревьям. Белка, полчок, длиннохвостые полуобезьяны, про­бираясь по ветвям, пользуются хвостом, как жонглер, ходящий по проволоке, балансиром.
Хвост-парашют. Хвост у животных может быть и парашютом.
Спасаясь от куницы, все выше и выше по сучкам мохнатой ели взбирается белка. Куница не отстает. Впереди два сучка, один.
Хищница уже торжествует победу. И тут… белка распластывает лап­ки, расправляет хвост и бросается вниз с самой верхушки высокой ели. Хвост действует как парашют, и белка плавно приземляется на лужайку, обманув своего злейшего врага. У куницы хвост не может работать как парашют, и пока она опускается с ели, белка успевает найти укромный уголок.
Такой же парашютист полосатый бурундук. Ему, пользуясь хво­стом-парашютом, ничего не стоит спрыгнуть на землю с верхушки громадного кедра.
Хвост-защитник. Хвост также служит для защиты.
Слепни, оводы, мухи доставляют много неприятностей даже та­ким крупным животным, как лошади и коровы. Слепни прокусы­вают у них кожу и сосут кровь. Это не смертельно, но болезненно.
Больше вреда причиняет лошадиный овод. Он откладывает яич­ки на шерсти лошади, и когда лошадь, совершая туалет, облизывает себя языком, личинки овода попадают в ее желудок и питаются за ее счет.
Еще страшнее муха цеце, которая водится в Южной Африке. При укусе она заражает кровь животных микроскопическим парази­том — трипанозомой. Диким африканским животным укус мухи цеце не страшен, у них в течение многих поколений выработалось противоядие. Но от ее укусов погибает много домашних животных.
Вот с такими-то надоедливыми, а подчас и опасными врагами хвост помогает бороться копытным животным.
Хвост защищает животных не только от маленьких, но и от больших врагов.
Чуть ли не каждый хищный зверек, чуть ли не каждая птица не прочь полакомиться ящерицей. Она не ядовита, у нее нет ни острых зубов, ни прочной брони, ни особо быстрых ног. И яще­рица спасается, пожертвовав своим хвостом. Завидев врага, она бро­сается наутек, он за ней и.* * конечно, скорее всего хватает за хвост. Хвост легко отламывается и продолжает извиваться. Пока охотник за ящерицей сообразит, что во рту у него только хвост, ящерица успевает ускользнуть. Потеря хвоста для ящерицы не так уж страш­на : пройдет несколько недель — и хвост отрастет у нее вновь.
Не следует думать, что хвост у нее очень непрочный. Если тя­нуть мертвую ящерицу за хвост с силой в двадцать раз большей, чем она весит сама, то хвост не рвется. Опыты показали, что хвост от­рывается только тогда, когда ящерица чувствует боль, при этом резко сокращаются мышцы хвоста и обламывается один из по­звонков.
Можно получить ящерицу с двумя хвостами. Если ножницами отстричь ей хвост наискось, так, чтобы разрез пришелся через два позвонка, то из каждого поврежденного позвонка появляется новый хвост. Вновь образовавшийся хвост вырастает у ящерицы без позвон­ков и при изломе уже не может восстанавливаться. Так что ящерица должна все-таки дорожить своим хвостом.
Карликовому жирнохвостому тушканчику избежать опасности также помогает хвост. У этого зверька много врагов, даже ворона и
та страшна такому крошке. Когда хищник схватывает тушканчика за хвост, то кожа с него слезает как перчатка и остается в зубах у врага. Тушканчик же тем временем успевает спастись бегством или забраться в норку.
Жертвовать частью своего хвоста могут сони, маленькие древес­ные грызуны, широко распространенные в Южной Европе. У них есть несколько мест на хвосте, по которым происходит обрыв кожи. После обрыва остаются голые позвонки, которые зверек обычно от­грызает. На их месте через некоторое время вырастает новый хвост ,с одним длинным позвонком.
В пустынях Египта и Аравии живет крупная травоядная ящерица — шипохвост.
Она бывает длиной три четверти метра.
Хвост у нее толстый, как скалка, и весь уса­жен шипами. Им она орудует очень ловко и отбивается даже от шакалов.
Грозным оружием для защиты обла­дают скаты-хвостоколы. Хвост у них длинный, бичеобразный, снаб­женный одним или несколькими ядовитыми шипами. Эти плоские, похожие на камбал рыбы живут во многих морях и океанах. У нас в Черном море и на Дальнем Востоке водится скат морской кот. Это порядочная «рыбка»—попадаются «лепешки» двухметровой длины. Еще крупнее тропические скаты. В Индийском океане водится скат- орел. Ширина его шесть метров, а вес более тонны. Шип-кинжал у него метровой длины.
Скаты-хвостоколы опасны и для человека. Они часто лежат на дне, глубоко зарывшись в песок, высунув наружу только глаза да кончик хвоста. Наступить на ската ничего не стоит. А если тронуть, он начинает хлестать хвостом и может нанести серьезную рану. У пострадавшего, если ему не оказать медицинской помощи, насту­пает длительный паралич конечностей, а иногда и смерть.
Хвост — оружие нападения. Очень мощный хвост у крокодилов, он служит им, в основном, не для защиты, а для нападения. Ударом хвоста крупный крокодил может даже убить человека.
В реках Индии — Ганге, Инде — водится крокодил гавиал. Он достигает в длину пяти метров. Несмотря на солидные размеры, для людей гавиал не опасен. Основная пища гавиала рыба, которую он оглушает хвостом.
Очень своеобразно ловят рыбу черные кайманы. Они выкиды­вают рыбу из воды хвостом и ловят на лету, широко раскрыв рот.
Наибольшей известностью пользуется нильский крокодил. Он иногда нападает на антилоп, домашних животных и даже на людей. Животных он подкарауливает на водопое и хватает за морду или же сбивает с ног сильным ударом хвоста и утаскивает под воду.
Грозным оружием является хвост у гигантского варана с ост­рова Комодо. Подобравшись к оленю или дикой свинье, варан ло­мает им кости ударом хвоста, а потом уже схватывает зубами.
Хвост помогает охотиться акуле-лисице. У нее верхняя лопасть хвоста превышает длину туловища. Обнаружив стайку рыб, акула
хлещет хвостом по воде. Образуется водоворот, в котором рыбы те­ряют управление. Этим пользуется акула и схватывает не успевших опомниться рыб.
Хвост-«легкие». «Хвостом» можно и дышать. Захватите сачок, которым ловят бабочек, и подойдите к ближайшему пруду. Там, где водные растения растут погуще, проведите по ним сачком. Если не сразу же, то на пятый или на десятый раз вам наверняка попадется небольшое насекомое грязно-зеленого цвета, напоминающее лист. Это водяной клоп. Из-за отдаленного сходства с настоящим скорпионом и за хищнические ухватки его обычно называют водяным скорпио­ном. Водяной скорпион — хищник, он нападает на мелких рако­образных, водяных насекомых и даже мальков рыб. Добычу он схва­тывает передней парой ног. Они могут выбрасываться далеко вперед и складываться, как перочинный ножик. Во время схватки голень входит в глубокий желобок на бедре и зажимается специальным крючком. Попав в такие тиски, жертва уже ни за что не осво­бодится.
Давайте посадим его в банку с водой и понаблюдаем за ним. Сначала скорпион заберется на самое дно банки, но вскоре подни­мется на поверхность и высунет из воды свой длинный хвост. Теперь наполним банку водой до краев и закроем ее стеклом так, чтобы скорпион не мог высунуть хвост на воздух. Мы увидим, что пленник много раз будет пытаться высунуть хвост из воды, но постепенно его движения станут вялыми и в конце концов он может погибнуть.
В чем же дело? Оказывается, хвост скорпиона состоит из двух корытообразных половинок. Когда они складываются вместе, обра­зуется трубка. Внутри она покрыта не смачивающимися водой воло­сками, и поэтому вода не попадает внутрь канала, когда скорпион ныряет. Дышит скорпион атмосферным воздухом и забирает его че­рез трубку-хвост. Понятно, что если ему помешать выставлять дыха­тельную трубку на воздух, то он задохнется.
Значительно реже встречается другое замечательное насеко­мое — ранатра. Заметить ее не так-то просто. Обычно ранатра под­карауливает добычу в густых зарослях, и ее палочковидное серовато­желтое туловище легко принять за камышинку или побег водного растения. Ранатра тоже хищник — она поедает даже собственную личинку.
Приемы охоты у ранатры всегда одинаковые. Замаскировавшись среди растений, она зорко глядит по сторонам. Завидев добычу, ра­натра приготавливается к нападению. Сначала она притягивает к себе хватательные ноги, потом прячет их под головой и наконец замирает в выжидательной позе. Как только добыча приблизится, ранатра стремительно выбрасывает ноги вперед, и они кольцом сжи­маются вокруг жертвы.
Дышит ранатра атмосферным воздухом, и дыхательная трубка- хвост устроена у нее точно так же, как и у водяного скорпиона. По­этому, когда она подкарауливает добычу под водой, то обязательно выставляет хвост наружу. У ранатры есть крылья, ночами она со­вершает перелеты из одного водоема в другой.
В лужах, сточных канавах часто можно увидеть личинок мухи- пчеловидки — крысок. Такое название личинка получила за длин­ный хвост, напоминающий крысиный.
У крыски цилиндрическое тело длиной около двух сантиметров. Безглазая, почти незаметная голова, сливающаяся с туловищем. Рот покрыт особым капюшоном и усажен мелкими шипиками. На брюш­ке у личинки расположено шесть пар ложных ножек, снабженных крючочками. С их помощью крыска ползает по дну и может даже подниматься вверх по стеблям растений.
Но самая главная достопримечательность крыски — хвост. Он полый внутри и состоит из члеников, которые вдвигаются один в другой, как в подзорной трубе. Когда личинка ползает по дну, она выставляет конец хвостовой трубки из воды и забирает через нее для дыхания атмосферный воздух. Если уровень воды повышается или если личинка заползает на более глубокое место, то она постепенно удлиняет свой хвост, раздвигая членики. При необходимости хвост может удлиниться в десять раз!
Как не подивиться такому удобному хвосту?!
В прудах, густо заросших водными растениями, водится еще одна интересная личинка, использующая хвост для дыхания. Это личинка мухи львинки. Она имеет ракетообразное тело длиной до пяти сантиметров. Ног у нее нет, и ползает личинка, цепляясь за грунт маленькими шипиками, расположенными на поверхности тела. Голова у личинки сливается с туловищем, глаза очень маленькие и около рта торчат усики. Личинка может удлинять и укорачивать свое тело, раздвигая членики, которые заходят, как черепица, друг за друга.
Хвост является продолжением туловища и заканчивается розет­кой из несмачивающихся волосков. С их помощью личинка может подвёшиваться к поверхности воды. В таком положении она дышит, набирая через отверстия в хвосте атмосферный воздух. Опускаясь столоваться на дно, личинка сгибает хвостовые волоски и уносит с собой про запас пузырек воздуха. Когда запас истощится, она под­нимается на поверхность за новым пузырьком.
Тоже неплохой хвостик!
Илистый прыгун часто лежит на прибрежном песке, окунув хвост в воду. Эти рыбки могут очень долго жить вне воды. Пойман­ных прыгунов держат по шесть суток на влажном песке, и они чув­ствуют себя вполне нормально. Дышат прыгуны, помимо жабер, ко­жей и полостью рта. Но зачем же опускать хвост в воду? На этот счет есть два мнения. Одни ихтиологи считают, что хвост рыбки богат кровеносными сосудами и они дышат «через хвост». Другие полагают, что хвост, опущенный в воду, сохраняет влажной поверх­ность кожи, а это улучшает дыхание через нее. Но так или иначе хвост помогает илистому прыгуну дышать.
Хвост-одеяло. Зима, сорокаградусный мороз. Тепло одетому не хочется выходить на улицу. А многие звери проводят на таком мо­розе целый день. Их спасает меховая одежда. Особенно теплая шуба у северных пушных зверей — куницы, соболя, лисы, песца, волка…

Но слать на морозе холодно и им. Куница и соболь забираются в дупла или находят беличье гнездо и, выгнав хозяина, со всеми удоб­ствами устраиваются в нем. Лиса забирается в нору, песец зары­вается в снег.
Есть у пушных зверей и одеяло. Как им пользуются звери на воле, проследить трудно. Поэтому понаблюдаем за спящей на мо­розе собакой. Свернувшись калачиком, она обязательно прячет свой нос в хвосте. Воздух, находящийся между волосками хвоста, нагре­вается и в легкие собаки попадает уже теплым.
Так в комнате спит любящая тепло домашняя кошка.
Пушистый хвост белки служит ей заслоном от ветра, когда она, сидя на ветке, лущит еловую шишку или разгрызает кедровый оре­шек. Во время сна белка ложится спиной к ветру и плотно укуты­вается хвостом. Так поступают все звери, имеющие длинный и пу­шистый хвост.
Очень странный зверь — большой муравьед. Он живет в тропических ле­сах Южной Америки. Вид муравьеда настолько необычен, что когда его, по словам работников одного из зоопар­ков, поместили в обезьянник, «то обезьяны так шумели и беснова­лись, что пришлось завесить их клетки, и даже шимпанзе при виде ужасного животного со страха зарылся в солому».
И на самом деле, трудно представить себе животное, голова ко­торого вытянута в длинную узкую трубку. На конце трубки вид­неется едва заметный беззубый рот, из которого по временам высо­вывается похожий на червя извивающийся язык. Шеи вовсе незамет­но, и голова сразу переходит в сплюснутое с боков туловище. Шерсть на спине и боках длинная, жесткая и направлена концами частично назад, частично вниз. Общая окраска шерсти черно-бурая. Лапы ко­роткие, с длинными крючковатыми когтями. Хвост так велик, что полностью закрывает муравьеда, когда он в прохладные ночи укуты­вается им, как одеялом. Обычно, готовясь на покой, муравьед ва­лится на бок, поджимает лапы и одновременно накрывается хвостом.

Хвост-кладовая. Наконец, хвост может быть и кладовой.
На островах Австралийского архипелага водится небольшой зве­рек — толстохвостая сумчатая соня. Она живет на деревьях, питается растительными побегами, соками цветов, насекомыми. Когда пищи много, соня сильно толстеет. Особенно много жира откладывается в хвосте. Он очень длинный и толстый у основания. Запасы жира соня расходует во время спячки.
Очень много жира откладывается в курдюке курдючной овцы и в хвостах овец пустынных и степных районов Азии и Африки. О ди­ких предках этих овец никто не заботился. Запасы жира в хвосте спасали их от голодной смерти знойным летом, когда растительность высыхала, и зимой, когда трава почти не содержала питательных веществ. Накопление жира именно в хвосте особенно благоприятно для овцы. Если бы жир равномерно отлагался во всем теле, то овце, одетой сверх жировой прослойки теплой шубой, было бы слишком жарко. В дальнейшем человек путем искусственного отбора создал новые породы жирнохвостых овец. Вызывает изумление гиссарская овца с курдюком, доходящим до 80 килограммов!
Рыбы тоже накапливают в хвосте запасы жира.
Африканская двоякодышащая рыба протоптерус, когда водоемы пересыхают, засыпает. Она устраивает из ила и слизи, выделяемой телом, особый кокон с крышечкой. В нем протоптерус проводит все засушливое время года, то есть около шести месяцев. В таких ко­конах его перевозят на тысячи километров. Протоптерус может на­ходиться в спячке более трех лет! Если кокон положить в теплую воду, он растворится и рыба начнет плавать как ни в чем не бывало. Во время сна, даже в жаркое время, надо чем-то питаться, и про­топтерус, готовясь спать, очень жиреет, причем больше всего жира скапливается в хвосте.
Протоптерус не маленькая рыбка, он достигает двух метров дли­ны. Его жирное мясо высоко ценят местные жители. Добывают эту рыбу, перекапывая ил лопатой.
Очень жирным перед зимовкой бывает хвост у сома. «Плесо» копченого сома считается самой вкусной частью.
В хвосте-кладовой хранит запасы жира и головастик. Если го­лодно, головастик «съедает собственный хвост». В этом вы можете легко убедиться сами.
Посадите в две трехлитровые банки по два, по три головастика. В одной банке кормите их до отвала. В другой — совсем не давайте головастикам корма. Только если они будут себя чувствовать уже совсем плохо, то немного покормите. Вскоре вы заметите, что голод­ные головастики начнут превращаться в лягушек, хотя по величине будут меньше сытых. Так природа борется с неблагоприятными усло­виями жизни.
Это объяснимо. Природа «боится», что головастик может погиб­нуть, не превратившись в лягушку, и тогда некому будет продолжать лягушечий род. Однако превращение тощего головастика в лягушку не удалось бы без хвоста. Белые кровяные шарики растаскивают хвост по крупинкам, снабжая голодных головастиков и давая мате­риал для построения лапок.
Хвост-украшение. Красота — понятие субъективное. Одни восхи­щаются ярко окрашенным попугаем, пестрым щеглом, красногрудым снегирем. Другим больше нравится скромный, на первый взгляд, но очень тонкий рисунок оперения вальдшнепа или серой куропатки.
Точно так же можно спорить о красоте хвостов. Но все же попы­таемся разложить красивые и некрасивые хвосты по различным по­лочкам.
Никто не назовет хвост крысы красивым, наоборот, — каждый, увидев его, восклицает: «Фу, какая гадость, и хвост какой против­ный!». Неприятное впечатление оставляет хвост бобра — большой, го­лый и покрытый чешуйками. Некрасивый хвост у бегемота, это ка­кой-то жирный лоскуток кожи. Безобразно выглядит хвост у некото­рых пород курдючных овец.
Многие хвосты нельзя назвать красивыми сами по себе. Но они так сроднились с привычным видом животного, что и сами хвосты мы называем красивыми.
На самом деле, бесхвостая лошадь некрасива. А если у хорошо сложенной лошади длинный, густой хвост, мы говорим: смотрите, какая чудная лошадь и какой у нее красивый хвост.
Или, например, бесхвостый лев — это жалкое зрелище, а не царь зверей, хотя хвост льва без хозяина не блещет красотой.
Баллы за красоту хвоста ставят собакам на выставках. Сеттер с жидким, опущенным вниз «пером» никогда не получит высшей оценки по красоте.
У некоторых зверей хвосты не бросаются в глаза, и мы не заме­чаем, есть ли они или нет. Хвостик-фунтик у тюленя, заячий хвостик у медведя или почти поросячий у слона не изменяют внешнего вида зверя.
Есть и настоящие хвосты-красавцы. Взгляните на лисицу, когда она, обманув свору гончих, несется через поле, вытянув пушистый хвост!
’ Роскошные пушистые хвосты у енота, белки, куницы. Длинные и очень красивые хвосты у полуобезьян — вари, монгоца, катты. Ори­гинально окрашен хвост горностая — он белый с черным кончиком. Не зря прежде цари носили мантии из шкурок горностая, снятых вместе с хвостиками.
Пожалуй, самые красивые хвосты все же у птиц.
Кто не любовался в зоопарке павлином, когда он распустит длин­ные кроющие перья хвоста. Удивительны «глазки» на перьях пав­лина. Весь «глазок» бронзовый с золотистым отливом по краям. В се­редине «глазка» расположено бархатистое фиолетовое пятнышко, ото­роченное нежными изумрудными перышками. И это в зоопарке, а как, наверное, красив павлин в родной обстановке, среди роскошной природы тропической Азии!
Совершенно необыкновенный хвост у самца австралийской пти­цы-лиры. Крайние хвостовые перья хвоста изогнуты в виде латинской буквы V и образуют настоящую лиру. Остальные хвостовые перья редко опушены и похожи не то на хвощ, не то на жиденькую елочку. Это не маленькая птичка. Длина туловища у птицы-лиры 60—70 сан­тиметров и примерно такой же длины хвост.

Красивые хвосты у фазанов, квезала, райской мухоловки и даже у нашего домашнего петуха.
Рыбы тоже могут похвастаться своими краси­выми хвостами. Вернее, теми хвостами, которые создал им человек.
И на самом деле, дальние родственники красав­цев вуалехвостов были совсем короткохвостыми.
Вуалехвосты выведены искусственно из китайского карася — цзиюй.
Вначале было получено потомство от самых ярких встречающихся в природе карасей. Затем из многочисленного приплода были отобраны рыбки, самые красивые по цвету и форме. И так поступали до тех пор, пока из обыкновенного карася не по­лучилась продолговатая оранжево-красная рыбка.
В дальнейшем, занимаясь выведением золотой рыбки, китайские рыбоводы обратили внимание на то, что среди новых поколений встречаются «уроды». У одной рыбки отсутствует какой-нибудь плавник; у другой глаза более выпуклые, чем обычно; у третьей особо длинный хвост. И вот, скрещивая между собой рыбок с самы­ми длинными хвостами, рыбоводы получили новую породу рыб — вуалехвостов. Хвост у них действительно, как вуаль, тонкий, про­зрачный и так велик, что рыбку можно целиком укутать ее хвостом. Цвет рыбок и хвостов бывает самый разнообразный — красный, оранжевый, розовый, фиолетовый, белый, черный.
В конце XIX века с островов Карибского моря для борьбы с ма­лярией завезли в Европу живородящих рыбок гуппи. Там они поеда­ли личинок комара анофелеса, и в тех местах, где было много этих рыбок, малярией почти не болели. Но в Европе из этой затеи ничего не вышло: климат для них оказался слишком суровым. Зато гуппи великолепно прижились в аквариуме.
Самцы этих рыбок очень нарядные. И аквариумистам, подби­рая производителей, удалось получить гуппи с огромными, как веер, хвостами, окрашенными чуть ли не во все цвета радуги.
Животные без хвостов. Бесхвостых зверей и птиц очень мало. Нет хвоста у человекообразных обезьян: гориллы, орангутанга, шим­панзе. Почему у них нет хвостов, понятно. Эти обезьяны, с одной сто­роны, ведут полуназемный образ жизни, а с другой — горилла, напри­мер, весит в два, а то и в три раза больше человека, и хвост при таком весе плохой помощник при лазании по деревьям. Очевидно, человекообразные обезьяны происходят от хвостатых предков. У них имеется остаток хвоста, но поскольку хвост им был не нужен, он по­степенно укорачивался и наконец совсем исчез.
Не имеет хвоста обезьяна магот, еще недавно жившая в Испа­нии, а сейчас сохранившаяся, по-видимому, только в Северной Аф­рике. Маготу хвост тоже не так уж обязателен: он живет среди скал и на деревья лазит редко.
Встречаются и лазающие по деревьям бесхвостые звери. Напри­мер, совсем нет хвоста у одной из полуобезьян — тонкого лори. Этот
маленький симпатичный зверек живет в южной части Индии. Днем он спит в дуплах деревьев или на ветках, свернувшись клубочком. Ночью медленно, крадучись пробирается по ветвям, отыскивая пло­ды, насекомых или охотясь за птичками. Тонкий лори не прыгает и поэтому может обходиться без хвоста, но зато руки и ноги у него напоминают клещи. Уцепившись тремя конечностями за ветку, он может ловить добычу четвертой.
Известна и бесхвостая птица. В тропических лесах Новой Зеландии еще сохранились вымираю­щие родственники страусов — киви. Они не летают, не лазают по деревьям, и хвост им действительно ни к чему. Но с другой стороны, страусы тоже ведут наземный образ жизни, а хвост у них все-таки есть. В чем тут дело? Достоверно мы этого не знаем и можем только предполагать, что у них были раз­ные предки: у страусов — с хвостами, а у киви — без хвоста.
Среди земноводных много бесхвостых, а вот личинки у всех амфибий хвостатые. На суше они передвигаются прыжками, в воде же плавают по- лягушечьи, загребая воду лапами, и хвост им не нужен. Головасти­ки не имеют ни лап, ни плавников, а живут в воде. Им, чтобы на­ходить пищу, нужно плавать, у них хвост — это и мотор и руль. Особенно хорошо развит хвост у головастиков лягушки жерлянки. Эти головастики хищники, и им, чтобы добывать различных рач­ков, надо много и хорошо плавать.
Хвост-враг. Можно привести случаи, когда хвост мешает жи­вотным.
Иногда по неизвестной причине крысы срастаются хвостами. Образуется клубок крыс, обращенных хвостами внутрь, а головами наружу. Находили по двадцать и более сцепившихся крыс. « Крыси­ный король», так называют такое сборище, совершенно беспомощен. И что удивительно, другие крысы заботятся о своем «короле» — при­носят пищу, убирают отходы. Не будь у крыс хвостов, они не попа­дали бы в такое бедственное положение.
Хвост бывает врагом у леопарда. Вот что пишет известный афри­канский охотник Д. Хантер: «У леопарда есть одно уязвимое место: искусно скрываясь в листве, он часто оставляет свой хвост свисаю­щим с дерева. Мне неоднократно удавалось убивать леопардов, ко­торые поджидали меня в засаде, лишь потому, что они забывали убирать свои хвосты».
Хвост — помеха для многих птиц. Роскошные хвосты у птицы- лиры, павлина, фазанов очень затрудняют полет, особенно в густом лесу. Кроме того, большие яркие хвосты бросаются в глаза и позво­ляют издалека заметить птицу.
В Южной Америке водится родственная нашей кукушке птица ани. У нее хвост длинный и мягкий, как тряпка, и если дует свежий ветерок, ани становится совсем беспомощной, ее мотает из стороны в сторону — и птице приходится забираться в укрытие.

Print Friendly

Это интересно: