Lichen2_(kevincollins)

Когда евреи, воодушевленные призывами пророка Моисея, бежали из Египта и много лет бродили по пу­стыне в поисках земли обетованной, они начали уми­рать от голода. Но однажды, когда голод стал невыносимым, они обнару­жили на земле непонятный налет, похожий на крупу. Впервые увидев его, люди удивленно стали спрашивать друг у друга: «Манна?» (В переводе на русский — «Что это?») Манна (так и назвали этот налет) оказалась съедобной, ее мололи, толкли в ступах, варили в горшках или пекли из нее лепешки. Многие годы странствий, говорится в книге Библии «Исход», каждое утро люди собирали принесенную ветром или упавшую с неба манну, «небесный хлеб», что помогало им прокормиться в пусты­не. Описанная в Ветхом завете «Манна небесная», как полагают, — это лишайник аспицилия, называемый за столь важную роль, сыгранную им в истории, лишайниковой манной. Он обитает в пустынях, степях, за­сушливых горных областях. Таллом аспицилии, имеющий вид серых или бурых комочков, может подхватываться ветром и переноситься на далекие расстояния, после чего они могут оседать в низменных местах, образуя наносы. Конечно, никакой лишайник не мог бы прокормить целый на­род, кочующий по пустыне, но Библия полна и не такими чудесами. Ведь прокормил же через тысячу лет после этого события Иисус Христос тремя хлебами тысячу страждущих. И если это чудо имело место, то лишайнику мы обязаны возникновением трех великих мировых религий — иудаизма, христианства и ислама. Кроме упомянутого в Библии эпизода, пищевое использование лишайников весьма ограничено; в некоторых националь­ных кухнях их используют как добавки к мучным изделиям, в качестве ароматизаторов, для приготовления соусов и т. д.

Многие лишайниковые вещества оказались активными анти­биотиками, подавляющими рост стафилококков и других болезнетворных бактерий. На их основе созданы даже лекарственные препараты, продаю­щиеся в аптеках. Таков германский препарат «Эвозин», который получают из растущего на стволах деревьев листоватого лишайника эвернии сли­вовой, называемого также «дубовый мох». Эвозин рекомендуют и длялечения кожных заболеваний, как неинфекционных (фурункулез, вол­чанка), так и инфекционных, вызванных грибами-дерматофитами из рода трихофитон. Смесь эвозина со стрептомицином рекомендуют для лечения туберкулеза. А в Японии из кустистого лишайника уснея, таллом которого свисает с ветвей, получен антибиотический препарат «Уснин». Натриевая соль усниновой кислоты под названием препарата «Бинан» была создана в Советском Союзе и применялась в конце прошлого века. Некоторые лишайниковые вещества обладают также противоопухолевым действием. Изучение лишайников, растущих на деревьях, привело к любопытному на­блюдению: древесина под колониями лишайников обычно не загнивает. Из этого наблюдения были сделаны выводы о возможности применения усниновой и физодиевой кислот для защиты древесных построек от дре­воразрушающих грибов. Показаны также более широкие возможности использования лишайниковых веществ, в частности, в фитопатологии — для защиты растений от бактериальных и вирусных заболеваний. А содержа­ние в лишайниках ароматических веществ и эфирных масел делает их весь­ма перспективными для использования в парфюмерной промышленности.




Все это замечательно, если бы не одно но. Даже заготовки многих видов лекарственных растений вызывают серьезные возражения у бота­ников, так как могут подорвать нормальную численность их популяций, привести к переводу этих видов в категории «редких» и даже «исчезаю­щих». Поэтому были разработаны агротехнические методы искусственного выращивания и даже получения биомассы клеток и тканей в фермен­терах для редких растений, обладающих важными фармакологическими свойствами, таких, например, как женьшень. Что же говорить о таких медленно растущих организмах, как лишайники. Заготовки сырья в объ­емах, которые оправдали бы затраты на заготовку, получение препарата, его рекламу и продажу, однозначно в короткие сроки подорвали бы чис­ленность их популяций, ведь даже олени так не поступают. А на грядке, как огурцы, их не произведешь. Поэтому лишайники — объекты будущих биотехнологий. А пока — в ряде лабораторий ведутся исследования их физиологии. Беда в том, что грибы, составляющие лишайник, не могут расти в искусственных условиях. В лаборатории американского ученого Ахмаджана впервые удалось разделить лишайник на отдельные компо­ненты и в одной пробирке выращивать гриб, а в другой — водоросль. Гриб рос чрезвычайно медленно, но все-таки рос. После этого, совмещая отдельные компоненты, Ахмаджан вновь ресинтезировал целый лишай­ник. Эти исследования открыли путь для работ в области биотехнологии лишайников. Если водоросли так влияют на обмен веществ грибов, что они начинают образовывать несвойственные им биологически активные вещества, то, может быть, надо создавать искусственные ассоциации раз­личных видов грибов и водорослей, включая биотехнологически удобные виды грибов (быстро растущие на дешевых питательных средах) и живу­щие в составе лишайников водоросли, и подбирать такие компоненты, которые приводили бы к получению полезных продуктов. Таковы совре­менные направления в экспериментальной лихенологии. Но лишайники могут использоваться не только в биотехнологиях, но и для других на­правлений научной и практической деятельности.

Уже говорилось, что лишайники чрезвычайно чувствительны к присутствию поллютантов в воздухе. Специальные исследования показывают, что чувствительность разных ви­дов лишайников не одинакова. При повышении в воздухе концентрации вредных веществ первыми исчезают кустистые лишайники, затем — листоватые и последними — накипные. Лишайники, живущие на деревьях, более чувствительны, чем живущие на почве и на камнях. Наконец, име­ются виды, имеющие повышенную чувствительность к отдельным химиче­ским загрязнителям — окисиду серы, окислам азотам, соединения фтора и другим. Эти данные предложено использовать для оценки степени загряз­ненности среды обитания людей. Лихеноиндикация окружающей среды — важное подспорье в работах по экологическому мониторингу. Во многих крупных городах мира, включая Москву, созданы карты, на которых отме­чены районы, имеющие разную степень загрязненности: от лишайниковых пустынь, где лишайники вообще не встречаются, до чистых зон с высо­ким видовым разнообразием и численностью лишайников. Для создания таких карт производят маршрутные обследование территорий с определе­нием видового состава лишайников и оценкой обилия отдельных видов.

Лишайники — медленно растущие организмы,  Ежегодный прирост диаметра слоевища накипных и листоватых лишайников у разных видов колеблется от нескольких мил­лиметров до десятых долей миллиметра. К тому же они долгожители; возраст отдельных талломов может достигать нескольких тысяч лет. Эти их свойства используют геологи и археологи для установления возраста пород. Метод получил название лихенометрии и заключается в измере­нии диаметров наиболее крупных слоевищ определенного вида лишайни­ка и установлении его возраста. Чаще всего для этих целей используют долгоживущий и широко распространенный на каменистых субстратах накипный лишайник ризокарпон. Метод этот только кажется простым. На самом деле скорость роста лишайника может зависеть не только от его генетической природы, но и от ряда привходящих факторов, например, с северной или южной стороны он находится, как менялась температура и влажность в разные годы и прочее. Кроме того, скорость роста лишайни­ка, как и других организмов, зависит от возраста: молодые талломы растут значительно быстрее, чем старые. Поэтому созданы сложные системы уравнений, устанавливающих более объективные связи между диаметром талломов и возрастом лишайников. Тем не менее, метод лихенометрии очень популярен у геологов, географов и даже археологов. С его помо­щью, в частности, был уточнен возраст каменных идолов острова Пасхи.

 

Print Friendly

Это интересно: