Религиоведение

Восстановление ордена Иезуитов

Как встретили послание о роспуске ордена иезуиты и все христиане-католики? Орден подчинился ему с покорностью лишь там, где правительства привели послание в исполнение. При этом, конечно, не было недостатка в протестах и в самых невероятных попытках унизить и загрязнить память Климента XIV. Образованная Европа встретила уничтожение ордена с восторгом; народ почти всюду отнесся к нему безучастно. Кое-где слышались громкие жалобы монахинь и других ревностных сторонников культивируемого орденом благочестия. Но нигде, ни в Европе, ни вне ее, исполнение послания не встретило серьезного сопротивления со стороны масс. Создается впечатление, что орден везде потерял всякое доверие к себе. Общественное мнение не обнаружило никакого сочувствия к трагическому элементу его падения; оно отнеслось почти равнодушно к тем жестокостям, которые совершил Помбал. В несправедливостях, которым подверглись в разных местах иезуиты, видели справедливое возмездие или, по крайней мере, считали их необходимыми в интересах прогресса, «просвещения и добродетели».

Рим сказал свое слово. Орден официально умер. Но там, где воля папы не имела силы, он открыто сопротивлялся папскому приказанию и без всяких затруднений становился под защиту государей-еретиков или атеистов, желая как будто даже в момент своей гибели доказать, что интересы ордена стоят для него выше клятвы верности, которая должна была по воле основателя неразрывно связывать его с папским престолом.

Оригинально, что под свою защиту орден взяли как раз наиболее прославленные государи эпохи Просвещения: прусский король Фридрих Великий и императрица Екатерина II; оба думали, что они не в состоянии обойтись без иезуитов в преподавании. Но в Пруссии благосклонность правительства продолжалась недолго. В 1776 году король по докладу епископа Гогенцоллерна фон Кульма приказал силезским членам ордена отказаться от имени иезуитов и называть себя впредь «священниками королевского учительского института». В 1781 году этот институт был уничтожен, а в 1786 году остатки иезуитской конгрегации в Силезии вынуждены были разойтись.

В России иезуиты были более счастливы. Екатерина II не только запретила опубликование папского бреве, но в 1782 году даже разрешила иезуитам, находившимся в бывших провинциях Польского королевства, избрать себе генерального викария и, следовательно, образовать вполне независимую монашескую конгрегацию. Император Павел, бывший вообще человеком крайне неуравновешенным, относился к иезуитам с еще большей благосклонностью; он призвал членов ордена в Петербург, возвратил им Виленский университет, способствовал их миссионерской деятельности среди немецких колонистов на Волге, богато одарил полоцкий новициат, чтобы усилить прилив новых членов, наконец, не побоялся обратиться к курии с предложением одобрить неповиновение польских иезуитов и санкционировать дальнейшее существование ордена.

Папа Пий VI занял в иезуитском вопросе, судя по всем признакам, позицию несколько отличную от той, что занимал его предшественник Климент XIV. Он, по-видимому, тайно поощрял польских иезуитов крепко стоять на своем. В 1793 году он закрыл глаза на то, что герцог Пармский вызвал из России нескольких иезуитов.

Еще большие надежды орден мог возлагать на Пия VII Чиарамонти. В 1773 году он, тогда еще епископ в Тиволи, с крайней неохотой выполнил приказ о роспуске ордена и всегда держал бывших иезуитов в большом почете. Действительно, 7 марта 1801 года он восстановил орден в России, а 30 июля 1804 года по просьбе короля Фердинанда IV — в Неаполе и Сицилии. Эти акты формально провозгласили разрыв с политикой Климента XIV и ясно показали всему христианскому миру желание курии возродить орден в прежнем блеске.

Потребность в восстановлении ордена проявлялась с большой силой и в других местах. Еще в 1794 году Жан де Турнели основал в Бельгии Общество Сердца Иисуса, преследовавшее главным образом задачи преподавания; к нему примкнуло много иезуитов. В Италии тиролец Пакканари, честолюбивый авантюрист, выдал себя за второго Игнатия и основал в 1797 году Общество Веры Иисуса с определенной целью реставрировать иезуитский орден под другим именем. Оба общества слились в 1799 году; а в 1803 году они соединились с русскими иезуитами и в течение беспокойной эпохи наполеоновского господства тайно подготавливали восстановление ордена в странах, которые незадолго перед тем, казалось, были навсегда закрыты для него.

Огромный переворот, происшедший в то время в отношениях образованных людей к идеям XVIII века, имел еще более важное значение для будущности ордена. Романтизм объявил войну рационализму, и из его недр быстро возникло современное ультрамонтанство. Увлекаемое этим течением, папство решилось открыто вступить на путь прежней римской политики, который оно покинуло поневоле. Первым проявлением этой политики стало бреве, торжественно восстановившее орден Риме (7 августа 1814 года).

Как ни удачно был выбран момент опубликования бреве, недоверчивое отношение правительств к ордену было еще так сильно, что иезуиты в первое время были официально признаны лишь в тех государствах, где произошла полная реставрация прежних порядков: в Папской области, в Королевстве обеих Сицилии, в Модене, Парме, Сардинии и Пьемонте, в Испании и в швейцарских кантонах Валлисе и Фрайбурге. Поэтому некоторое время главной резиденцией и наиболее важным полем деятельности ордена оставалась Россия. Но здесь иезуиты быстро скомпрометировали свое положение интригами против основанного Александром I Библейского общества и активной пропагандой среди военных и аристократии. В январе 1816 года генерал и все иезуиты были высланы из Петербурга, а в марте 1820 года члены ордена были изгнаны из всех русских и польских областей. Затем, после смерти генерала Фаддея Бржозовского (5 февраля 1820 года) вспыхнули резкие внутренние несогласия по поводу выбора нового генерала. Словом, положение ордена было далеко не блестящим.

Но именно этот удар, который в первый момент, казалось, грозил совершенно уничтожить орден, и явился исходным пунктом для новых побед и завоеваний иезуитов. С помощью 358 изгнанных из России священников орден смог возобновить с большой энергией свою деятельность в Италии, Франции, Англии, Америке и даже попытаться обозначить свое присутствие в Австрии. Что еще важнее, внутренняя борьба закончилась, и новый генерал Алоиз Фортис (1820—1829) перенес свою резиденцию обратно в Рим. Таким образом, орден снова оказался в состоянии возобновить свои прежние отношения с курией. Германская коллегия была восстановлена еще раньше. Ордену возвратили римскую коллегию и римскую семинарию, а также заведование пансионом сирот, находящихся под опекой папы. В следующее десятилетие у ордена появились достижения и за пределами Рима. Португалия открыла ему свои двери в 1829 году, Бельгия—в 1831-м, Голландия — в 1832-м, Ломбардо-Венецианское королевство — в 1836-м, Тироль — в 1838-м.

Более всего сделал для реорганизации ордена генерал Иоанн Филипп Ротган. Этот голландец, иезуит до мозга костей, но вместе с тем способный понять нужды нового времени, в течение двадцати четырех лет (1829—1853) руководил орденом в эпоху, благоприятную для развития католической церкви, с таким искусством, что со времени его генеральства римский народ стал называть генерала иезуитов черным папой. Его преемники, бельгиец отец Беке (1853—1883), швейцарец Антон Мария Андерледи (1883—1892) и испанец Луис Мартин (1892—1906), искусно управляли наследством Ротгана и сумели установить настолько хорошие отношения с курией, что орден приобрел в центре церковной иерархии такое влияние, какого он никогда не имел раньше, даже в эпоху Григория XIII.

В XIX веке средоточие деятельности иезуитов постепенно переносится в Рим. То, чего некогда орден добивался путем трудной, раздробленной работы в тысяче отдельных пунктов, с этого времени он пытается достигать путем осторожной деятельности в самом сердце католического мира, превратившемся в абсолютную монархию, где нет уже места национальным церквям, которые держатся за свою независимость и сопротивляются приказаниям папы.

Print Friendly, PDF & Email

Это интересно:

Иезуиты как воинствующий орден
Как Игнатий стал организатором священной войны против ереси и превратился в анти-Лютера? ...
Иезуиты в Германии
Во Франции со времен Ришелье религиозные раздоры не представляли более никакой опасности н...
Франциск Ксавье
6 августа 1623 года папа Урбан VIII возвел Игнатия Лойолу в святые римской церкви. Но этог...
Падение иезуитского ордена
Ни один монашеский орден со времени своего возникновения не возбуждал таких живых симпатий...
Close

Adblock Detected

Please consider supporting us by disabling your ad blocker