Безымянный

Ответ на этот вопрос, вернее, объяснение его форму­лировки, будет помещен ниже. Сначала вспомним, какую стилистическую роль играют прилагательные в речи.
Сравним два отрывка.
Вот и лес. Тень и тишина. Осины высоко лепечут над вами, ветки берез едва шевелятся; дуб стоит, как боец, подле липы. Вы едете по дорожке; мухи неподвижно висят в воз­духе и вдруг отлетают; мошки вьются столбом, светлея в тени, темнея на солнце; птицы мирно поют. Голосок малиновки звучит радостью; он идет к запаху ландышей. Далее, далее, глубже в лес…
В этом отрывке нет прилагательных-определений, и если в целом он воспринимается как текст из произве­дения художественной литературы, то это благодаря наличию в нем других средств образности (переносное значение некоторых слов, использование художественных сравнений, особый ритмический строй прозы и т. д.).
А теперь приведем текст в том виде, в каком мы его находим в «Записках охотника» И. С. Тургенева («Лес и степь»):
Вот и лес. Тень и тишина. Статные осины высоко лепечут над вами; длинные, висячие ветки берез едва шевелятся; могучий дуб стоит, как боец, подле красивой липы. Вы едете по зеленой, испещренной тенями дорожке; большие желтые мухи неподвижно висят в золотистом воздухе и вдруг отле­тают; мошки вьются столбом, светлея в тени, темнея на солнце; птицы мирно поют. Золотой голосок малиновки звучит невинной, болтливой радостью: он идет к запаху ландышей. Далее, далее, глубже в лес…
Нетрудно видеть, насколько усиливается образность изложения благодаря имеющимся в тексте прилагатель­ным-определениям, придающим описанию конкретность, точность, выразительность, способствующим эмоциональ­ному воздействию отрывка.
Вместе с тем следует отметить, что подобный эффект достигнут под пером такого мастера художественного слова, как И. С. Тургенев. У неопытного автора может получиться неоправданная «красивость» стиля, как это показывает пример из ученического сочинения: «Кате­рина — чистое, небесное создание, хрупкий цветок, вы­росший в могильном холоде дома Кабанихи».
В плане грамматико-стилистическом представляет интерес употребление полной и краткой формы имен прилагательных, форм степеней сравнения, полной и усе­ченной формы некоторых прилагательных (типа род­ственен— родствен), короче говоря, те случаи, которые допускают возможность выбора.
Представим себе такой диалог:
Трудна ли эта задача?
Да, эта задача трудная.
В обеих репликах речь идет об одном и том же — о трудности задачи. Но в одном случае этот признак выражен краткой формой прилагательного, в другом — полной. Значит ли это, что обе формы совпадают в смысловом, грамматическом, стилистическом отношении? Нет. Покажем это на аналогичных конструкциях.




Полная и краткая формы имен прилагательных могут различаться по смыслу. Так, сопоставляя сочетания: характер у него спокойный — лицо его спокойно, мы отмечаем в первом случае наличие постоянного признака, а во втором — наличие временного признака. Далее. Между сочетаниями пролив этот узкий — проход этот узок усматриваем различие другого рода: полная форма прилагательного указывает на абсолютный (безотноси­тельный к другим предметам) признак, а краткая — на признак относительный (например, проход узок для пронесения громоздких предметов). Сравните сочетания с выражением излишка или недостатка размера: костюм велик, ботинки малы, брюки широки.

Грамматическое различие между обеими формами прилагательных заключается в том, что при краткой форме могут быть управляемые слова, а полная не обла­дает способностью синтаксического управления. Напри­мер, можно сказать: ученик способен к математике, пассажиры готовы к отъезду, ребенок был болен грип­пом, но нельзя в этих предложениях краткую форму при­лагательного в функции сказуемого заменить полной. Отсюда понятно, что в приведенном выше заголовке ошибка, следовало сказать: Кто в этом виноват?
Наконец, есть и стилистическое различие: полная фор­ма нейтральна, краткая носит книжный характер. Ср.: Дети у них умные, трудолюбивые (предложение выра­жает конкретное значение применительно к частному случаю и носит нейтральный характер). — Слоны умны, муравьи трудолюбивы, верблюды выносливы (выражают­ся общие суждения, характерные для книжной речи).
Краткая форма обозначает признак более категорич­но. Ср.: Мальчик смел и решителен. — Мальчик смелый и решительный.
Возьмем еще один диалог.

По-видимому, сегодня температура выше, чем вчера.
Да, действительно более высокая.
В обеих репликах использована сравнительная сте­пень имен прилагательных — простая и состав­ная формы, что указывает на возможность их синони­мического употребления. Однако другие примеры показы­вают, что между этими формами имеется стилистическое различие. Ср.: Этот дом выше соседнего. — Наша успе­ваемость в этой четверти более высокая, чем в преды­дущей. Первое предложение находим в обычной нейт­ральной речи, в нем употреблена простая форма сравни­тельной степени прилагательного. Второе предложение носит книжный характер, в нем использована составная форма сравнительной степени. Неправильны, однако, формы типа «более лучший», «более худший», в которых сравнительная степень выражена дважды: слова луч­ший, худший уже указывают на сравнение, и добавление к ним слова более неправомерно.
Если у сравнительной степени простая форма нейт­ральна, а составная носит книжный характер, то у пре­восходной степени соотношение обратное: простая фор­ма — книжная, а составная — нейтральная, межстилевая. Ср.: высочайшие вершины знания — самые высокие дома в городе, тончайшие оттенки красок — самые тонкие нитки.
Как вы скажете: Этот признак свойствен или свой­ственен данному предмету? Кто ответствен или ответ­ственен за проведение вечера самодеятельности? Здесь можно сказать, что у многих прилагательных на -енный краткая форма имеет две разновидности: на -ен и на -енен. При этом замечается, что в настоящее время пред­почитаются формы на -ен, как более короткие, что отве­чает принципу экономии речевых средств. Ср.: Он был нам родствен по духу… (Э. Казакевич); Этот вскрик отвращения был вполне естествен (Ю. Нагибин).
И еще один диалог:
Вас не пугает этот волчий вой?
Да, мало приятен непрерывный вой волков в ноч­ной тишине.
В обеих репликах назван предмет (вой) и его признак, выраженный или согласованным определением (волчий вой), или несогласованным определением (вой волков), поэтому по смыслу эти предложения сближа­ются. Вместе с тем следует отметить, что подобным соче­таниям присуще смысловое или стилистическое различие.
Так, сочетания любовь матери, помощь брата, совет друга имеют конкретное значение: чувство или действие приписывается определенному лицу. Соответствующие сочетания материнская любовь, братская помощь, дру­жеский совет имеют общее значение: материнскую лю­бовь может проявить не только родная мать, но вообще женщина с добрым сердцем; братскую помощь может оказать не только брат, но и приятель и т. д. Ср. также: платок из Оренбурга (указывается происхождение) — оренбургский платок (имеется в виду сорт), костюм из шелка (речь идет о материале) — шелковый костюм (добавочно отмечается качество или сорт).
Стилистическое различие между подобными сочета­ниями выражается в большей образности конструкции из двух существительных по сравнению с конструкцией «прилагательное плюс существительное»: в сочетании подкрасться с ловкостью кошки не только определяется существительное ловкость (с какой ловкостью?), но и содержится представление о производителе дейст­вия, вызывается образ кошки, что не так заметно в соче­тании подкрасться с кошачьей ловкостью.
Стилистическое различие проявляется в таких парах, как рассказы Чехова—чеховские рассказы (второй вариант имеет разговорный оттенок), дом отца — отцов дом (второму варианту присущ оттенок устарелости).
В заключение попробуйте выяснить, есть ли различие между сочетаниями: центр города — городской центр, рабочие фабрики — фабричные рабочие, жадность вол­ка — волчья жадность, хитрость лисицы — лисья хит­рость, коварство змеи — змеиное коварство, походка жу­равля — журавлиная походка.

Print Friendly

Это интересно: