hello_html_3a1f7b5

Передайте привет Лидии… Петровне Конечно, дописать окончание в собственном имени, приведенном в заголовке, не составит труда. Мы руко­водствуемся твердым правилом, согласно которому в соответствующих падежных формах имен существитель­ных после гласной и пишется не е, а второе и, например: к армии, на линии, к сестрам Клавдии, Ксении, Лидии, об Аркадии. Казалось бы, не должно быть никаких
сомнений, скажем, в такой ситуации: мы хотим поздра­вить известную актрису театра и кино Ию Саввину, приготовили письмо, остается написать на конверте в строке с напечатанным уже словом «Кому»: Ии или Ие Саввиной. Но почему-то мы заколебались. И совер­шенно напрасно: правило действует безотказно, стало быть: Ии Саввиной.
Возьмем существительное другого разряда и другого рода — слово домишко. Как написать: Мы подошли к маленькому домишку или домишке? По правилу это сло­во склоняется по образцу существительных среднего рода: домишко, домишка, домишку, домишко, домишком, о домишке. Но мы чаще услышим: нет уже прежнего домишки, подойти к домишке, любоваться деревянным домишкой и т. д., с окончаниями, присущими склонению существительных женского рода. Здесь сказывается влияние разговорной речи, в которой слова типа домиш­ко изменяются по женскому склонению. Обе формы име­ют право на существование: в нормативной книжно­письменной речи пользуемся формами второго склонения, в свободной устно-разговорной речи — формами первого склонения.
Такое же разграничение книжных и разговорных форм находим и в других случаях. Так, в повседневной речи встречаются сочетания на Москва-реке, за Москва- рекой, в которых первая часть не склоняется, тогда как в литературном языке склоняются обе части, например у М. Ю. Лермонтова в «Песне про царя Ивана Василье­вича, молодого опричника и удалого купца Калашни­кова» читаем: Как сходилися, собиралися удалые бойцы московские на Москву-рекуСхоронили его за Моск- вой-рекой…

Какую из двух форм вы предпочтете: похождения Робин Гуда или Робина Г уда, исторические романы Вальтер Скотта или Вальтера Скотта? По правилу ино­язычные имена подобного типа склоняются не только при самостоятельном употреблении (у Робина, с Валь­тером), но и при наличии фамилии. Однако в устной речи это положение нередко нарушается (ср.: романы Жюль Верна, рассказы Марк Твена) под влиянием обычной для устной речи несклоняемости имени, после которого следует отчество (у Сергей Петровича, с Лю­бовь Степановной). Попутно заметим, что «стяженное» (не побуквенное) произношение имен и отчеств (типа: у Пал Палыча, с Василь Васильичем) является нормой для непринужденной неофициальной речи.




Проверьте себя, как вы говорите: на улице много на­роду или народа, выпить стакан чаю или чая? Речь идет о вариантах окончаний родительного падежа единствен­ного числа существительных мужского рода (главным образом с вещественным значением): формы на -а (-я) при обозначении части целого возникли как книжные, а формы на -у (-ю) —как разговорные. Однако в по­следнее время замечается убывание форм на -у (-ю) независимо от стиля речи. Все чаще встречаются соче­тания типа килограмм сахара, чашка чая, куча снега.
Варианты окончаний имеются также у существитель­ных мужского рода в форме предложного падежа един­ственного числа: в отпуске и в отпуску, в цехе и в цеху. Формы на -е присущи книжной речи, формы на -у (-ю) — речи разговорной. Так, в официальной справке можем прочитать: А. Н. Петров был в отпуске с … по … . Сам же Петров скорее скажет: Я был в то время в отпуску.
Различие между падежными формами иногда свя­зано с их значением: формы на -у (-ю) имеют значение обстоятельства, формы на -е — значение дополнения. Ср.: деревья в вишневом саду — роль Раневской в «Вишневом саде» А. П. Чехова; тропинка в лесу — декорации в «Лесе» А. Н. Островского; это произошло в 1918 году — события, описанные в «Восемнадцатом годе» А. Н. Толстого; находиться в строю — изменения
в строе простого предложения; машина на ходу — отра­зилось на ходе дела.
Как показывают примеры, каждая из приведенных форм закономерно используется в условиях определен* ной речевой ситуации. Различие между книжными и разговорными формами неизбежно: по справедливому за­мечанию одного языковеда, мы никогда не говорим так, как пишем, и никогда не пишем так, как говорим. Од­нако не следует искать варианты там, где их нет, а име­ются, с одной стороны, правильные формы, а с другой — формы неправильные. Так, нет выбора между конструк­циями: приготовить цветы к Восьмому марта —«… к Восьмому марту». Правильной является только первая конструкция, восходящая к сочетанию «восьмое число месяца марта», вторая же заставила бы предполагать наличие «восьми мартов». Но очень часто оба варианта оказываются жизнеспособны и предпочтение одного дру­гому зависит лишь от стиля речи.

Print Friendly

Это интересно: