qaz1

Под пером писателей окружающие нас предметы ожи­вают: море дышит полной грудью; волны бегут, ласкаются к берегу; лес настороженно молчит; травы шепчутся с ветром; озера смотрят в бесконечные дали… А в одной песне даже поется про остроконечных елей ресницы над голубыми глазами озер. В этом волшебном мире поэти­ческих образов, по словам Ф. И. Тютчева, «на всем улыб­ка, жизнь во всем»! И мы готовы поверить поэту, что в тот час, когда спит земля в сиянье голубом (как писал М. Ю. Лермонтов), звезды обретают дар речи…
Все эти превращения в художественных произведениях обязаны замечательному стилистическому приему — олицетворению. Олицетворением называется наде­ление неживых предметов человеческими чувствами, мыс­лями, поступками, речью. Вот как, например, А. Гайдар использует этот троп в рассказе «Голубая чашка»: Сбе­жались отовсюду облака. Окружили они, поймали и за­крыли солнце. Но оно упрямо вырывалось то в одну, то в другую дыру. Наконец, вырвалось и засверкало над ог­ромной землей еще горячей и ярче.
При олицетворении описываемый предмет может внеш­не уподобляться человеку: Зеленая прическа, Девическая грудь, О тонкая березка, Что загляделась в пруд (С. Есе­нин). Еще чаще неодушевленным предметам приписыва­ются действия, которые доступны лишь людям: Изры- далась осенняя ночь ледяными слезами (А. А. Фет); На родину тянется туча, Чтоб только поплакать над ней (А. А. Фет); И цветущие кисти черемух Мыли листьями рамы фрамуг (Б. Пастернак).
Особенно часто писатели обращаются к олицетворе­нию, описывая картины природы. Мастерски использовал по этот троп С. Есенин. К клену поэт обращался как к ста­рому доброму знакомому: Клен ты мой опавший, клен заледенелый, Что стоишь, нагнувшись, под метелью бе­лой? Или что увидел? Или что услышал? Словно за дерев­ню погулять ты вышел… В его поэзии Заря окликает дру­гую: Плачут вербы, шепчут тополя; Спит черемуха в белой накидке; Стонет ветер, протяжен и глух; Цветы мне говорят прощай, головками склоняясь ниже; Липы тщетно манят нас, в сугробы ноги погружая… Влюбленный в родную русскую природу поэт с особой нежностью писал о березах: Я навек за туманы и росы полюбил у березки стан, И ее золотистые косы, И холщовый ее сарафан. Именно олицетворение создает прелесть многих поэтиче­ских образов С. Есенина, по которым мы безошибочно уз­наем его стиль.
Очень самобытны олицетворения у В. Маяковского. Как не вспомнить его «встречу» и «разговор» с солнцем: Что я наделал? Я погиб! Ко мне по доброй воле само, рас­кинув луч-шаги, шагает солнце в поле! В произведениях В. Маяковского этот стилистический прием явился сред­ством эмоционально-напряженного и нередко драматиче­ского звучания поэтической речи: А на седых ресницах — да! — на ресницах морозных сосулек слезы из глаз — да! — из опущенных глаз водосточных труб («Облако в штанах»); Телеграф охрип от траурного гуда. Слезы снега с флажьих покрасневших век («Владимир Ильич Ленин»).




Как сильное изобразительное средство выступает оли­цетворение и в художественной прозе. Например, у К. Паустовского:
Я думал о нем (о старом деревенском саде), как о живом существе. Он был молчалив и терпеливо ждал того времени, когда я пойду поздним вечером к колодцу за водой для чайника. Может быть, ему было легче переносить эту бесконечную ночь, когда он слышал бренчанье ведра и шаги человека.
(«Золотая роза»)
Олицетворение широко используется не только в худо­жественных текстах. Стоит раскрыть любой номер газеты, и вы увидите забавные заголовки, построенные на оли­цетворении: «Солнце зажигает маяки», «Ледовая дорожка ждет», «Матч принес рекорды», «Пятилетка шагает по стране», «Железобетон опустился в шахты»… Часто к нему обращаются публицисты для создания эмоционально вы­разительных образов. Так, в годы Великой Отечественной войны А. Н. Толстой писал в статье «Москве угрожает враг», обращаясь к России: Родина моя, тебе выпало трудное испытание, но ты выйдешь из него с победой, потому что ты сильна, ты молода, ты добра, добро и кра­соту ты несешь в своем сердце. Ты вся в надеждах на светлое будущее, его ты строишь своими большими ру­ками, за него умирают твои лучшие сыны. Прием олицет­ворения помог писателю создать величественный образ России, вынесшей на своих плечах все тяготы войны и открывшей народам путь к миру и счастью.

Print Friendly

Это интересно: