sininimu

Смелый, храбрый, отважный… Так отзываются о герое. А еще о нем можно сказать бесстрашный, безбоязненный, неустрашимый, удалой, ли­хой. Все эти слова объединяет общее значение: «не ис­пытывающий страха», а различия между ними едва заметны. Например, неустрашимый (книжное слово) — «очень храбрый», удалой (народно-поэтическое) — «пол­ный удали», лихой (разговорное) — «смелый, идущий на риск». Слова, близкие или тождественные по значению, но отличающиеся друг от друга смысловыми оттенками или стилистической окраской, называются сино­нимами.
Синонимы образуют гнезда, или ряды: кружить­ся, крутиться, вертеться, вращаться, виться; равнодуш­ный, безразличный, безучастный, бесчувственный, бес­страстный, холодный и т. д. На первом месте в сло­варях обычно ставят «главный» синоним, который выра­жает общее значение, объединяющее все слова этого ряда с их дополнительными смысловыми и стилисти­ческими оттенками.
Одни и те же слова могут входить в разные синоними­ческие ряды, что объясняется многозначностью. Напри­мер: холодный взгляд — бесстрастный, безучастный, рав­нодушный; холодный воздух — морозный, студеный, ле­денящий; холодная зима — суровая, морозная.
Совершенно однозначных слов в языке немного: здесь — тут, потому что — так как, языкознание — линг­вистика. Обычно между синонимами есть незначительные, часто очень тонкие смысловые различия. Синонимы, имеющие различные оттенки в значениях, называются семантическими (смысловыми, идеогра­фическими). Например: буря, ураган, шторм. Имея общее значение («сильный, разрушительный ветер»), они различаются его оттенками: ураган — это не просто буря, а буря, необычайная по силе; шторм — это буря на море. Или: слова веселый и радостный; оба они ука­зывают на внешнее проявление хорошего настроения. Но человек может быть веселым и без особой причины, а радостный обычно имеет какой-то повод для веселья. Слово веселый может обозначать постоянный признак человека, а радостный — только временное состояние. Еще пример: смотреть и глядеть — слова, очень близкие по значению, однако глагол смотреть указывает на дей­ствие, которое совершается более внимательно, более сосредоточенно, чем глагол глядеть. Поэтому нельзя ска­зать «глядел в микроскоп», но у Н. А. Некрасова — Не гляди же с тоской на дорогу… Или у А. С. Пушкина: На берегу пустынных волн Стоял он, дум великих полн, И вдаль глядел… Семантические синонимы, благодаря разнообразным смысловым оттенкам, могут передавать тончайшие нюансы человеческой мысли.




Иные же синонимы отличаются стилистической ок­раской. Например: спать — почивать — дрыхнуть. Пер­вый может быть использован в любом стиле, второй — только в книжном, причем придаст речи архаический оттенок (ведь так говорили в старину!), а третий и вовсе лучше не употреблять, потому что он звучит грубо. Такие синонимы называются стилистическими, они тре­буют к себе не меньшего внимания, чем смысловые.
Чтобы наша речь была правильной и не казалась смешной, мы стараемся точно употребить синонимы, различающиеся стилистическими оттенками. Ведь вы не скажете девчонке, прибежавшей с мороза: «Как пылают твои ланиты’.», хотя у А. С. Пушкина — мы помним строки из «Евгения Онегина» — Ждала Татьяна с нетер­пеньем, Чтоб трепет сердца в ней затих, Чтобы прошло ланит пыланье. И в устах лермонтовского Демона поэ­тическое слово ланиты не кажется нам странным, когда он спрашивает Тамару: Моя слеза твоих ланит не обожгла ль? Неуместным здесь скорее был бы его нейт­ральный синоним — щеки. А помните, как А. Фадеев описывает Улю Громову? У нее были не глаза, а очи. Он даже противопоставляет нейтральному слову его поэ­тический синоним. В подобных случаях обращение к синонимам, выделяющимся своей стилистической окрас­кой, вполне оправдано.
Как художник берет не просто семь цветов радуги, но и бесчисленные их оттенки, как музыкант пользуется не только основными звуками гаммы, но и их тонкими переливами, полутонами, так и писатель «играет» на оттенках и нюансах синонимов. Причем синонимические богатства русского языка не облегчают, а усложняют в этом случае писательский труд, потому что чем больше близких по значению слов, тем труднее в каждом кон­кретном случае выбрать то единственное, самое точное, которое в контексте будет наилучшим. Целенаправлен­ный, внимательный отбор синонимов делает речь яркой, художественной.
Для писателей использование лексических синони­мов— одна из самых сложных проблем стилистики: «муки слова», о которых так много говорят писатели, поэты, заключаются обычно в поисках неуловимого, ус­кользающего синонима. Об упорном труде художников слова при отборе синонимических средств можно судить по черновым вариантам рукописей художественных про­изведений. Как много в них лексических замен, автор по многу раз зачеркивает написанное, подбирая более точное слово. Например, А. С. Пушкин, описывая впе­чатление Дубровского от встречи с враждебно настроен­ным Троекуровым, вначале употребил такие слова: За­метил злобную улыбку своего противника, но потом два
из них заменил синонимами: …ядовитую улыбку своего неприятеля. Это исправление сделало высказывание более точным.
Интересны синонимические замены М. Ю. Лермон­това в романе «Герой нашего времени». В повести «Княжна Мери» читаем: Я стоял сзади одной толстой (пышной дамы, осененной розовыми перьями. Употре­бив определение толстая вместо пышная, писатель под­черкнул свое презрительно-ироническое отношение к представительнице «водяного общества». В другом слу­чае: Я никогда не делался рабом любимой женщины, напротив: я всегда приобретал над их волей и сердцем непобедимую власть… Или мне просто не удавалось встретить женщину с упорным (упрямым) характером? Семантические оттенки, различающие синонимы упор­ный — упрямый, указывают на предпочтительность пер­вого, подчеркивающего волевое, деятельное начало, в то время как второй осложняется оттеночными значениями «вздорный», «несговорчивый», «сварливый», неуместными в контексте.
В рассказе «Максим Максимыч» при описании порт­рета Печорина обращает на себя внимание такая сино­нимическая замена: …Его запачканные (грязные) пер­чатки казались нарочно сшитыми по его маленькой аристократической руке, и когда он снял одну перчатку, то я был удивлен худобой его бледных пальцев. Лер­монтов зачеркнул слово грязные, посчитав его неумест­ным при описании одежды своего героя. Так работа писателя с синонимами делает речь более точной, отра­жает его отношение к изображаемому.
В художественной речи можно наблюдать употребле­ние писателями нескольких синонимов одновременно. При этом они могут усиливать друг друга, подчеркивая какую-нибудь мысль. Помните, как И. Ильф и Е. Петров описывают поведение «подпольного миллионера» Корей- ко при встрече с милиционером? Конторщик напрягся и изобразил черт знает что: и умиление, и восторг, и восхищение, и немое обожание. И все это по поводу счастливой встречи с представителем власти («Золотой теленок»). Иногда синонимы дополняют друг друга, уточняют понятие: То, что он увидел в них (глазах), он никогда не назвал бы радостью, но это было больше радости, это было ликование (К. Федин). В иных слу­чаях они используются для разъяснения того или иного слова: Началась анархия, то есть безначалие (М. Е. Сал­тыков-Щедрин) .

Писатели любят сопоставлять синонимы, различаю­щиеся оттенками в значениях или стилистической ок­раской. Например: Катя обожала природу, и Аркадий ее любил, хоть не смел признаться в этом (И. С. Тур­генев) ; Он знал в детстве не нужду, но бедность (И. Эрен- бург); Я по-прежнему верю в добро, в истину; но я не только верю, — я верую теперь, да — я верую, верую (И. С. Тургенев). Чтобы обратить внимание на различия в значениях синонимов, их иногда даже противопостав­ляют в тексте: Каким молодым он еще был тогда! Как часто и упоенно хохотал — именно хохотал, а не смеялся! (О. Берггольц); Он не шел, а влачился, не поднимая ног от земли (А. И. Куприн).
Использование синонимов помогает художникам сло­ва избежать повторений… Вот как оживляют синонимы стиль в сказке: Царь затосковал… Сел на мягкую траву и пригорюнился… Закручинился Иван-царевич, запеча­лился («Иван-царевич и серый волк»). А вот как свобод­но их употреблял А. С. Пушкин, передавая речь Лен­ского, обращенную к Онегину: Когда-нибудь Заедем к ним; ты их обяжешь; А то, мой друг, суди ты сам: Два раза заглянул, а там Уж к ним и носу не покажешь. Не правда ли, искусное применение в речи синонимов
наилучшим образом отражает высокое профессиональное мастерство писателя?
С другой стороны, беспомощность в использовании синонимических богатств родного языка свидетельствует о крайне низкой речевой культуре человека. Как часто в ваших сочинениях встречаются лексические ошибки в результате неумелого выбора синонимов: «Читая роман, мысленно окунаешься в жизнь патриархальной русской семьи» (а следовало написать: погружаешься); «Павлу удалось повлечь за собой народные массы» (вместо повести); «Задача состоит в том, чтобы вовлечь качаю­щуюся фигуру середняка в колхоз» (а надо: колеб­лющуюся) .
При выборе синонимов необходимо учитывать особен­ности лексической сочетаемости слов. Ученица пишет: «Князь Андрей искренно влюбляется в Наташу» (но искренно можно любить, а влюбляются — сильно, пламен­но, с первого взгляда…). На уроке зоологии мальчик сказал: «Многие животные в пустыне бросаются в спяч­ку— и услышал в ответ дружный смех товарищей, потому что принято говорить впадают в спячку.
Нельзя пренебрегать и стилистической окраской близ­ких по значению слов. В сочинениях встречаются ошибки, связанные с неумением выбрать из синонимического ряда слово, соответствующее по стилю всему тону речи: «Мне нравится деловитость князя Андрея», — пишет один; «Речь Дикого кишит грубыми выражениями», — заме­чает другой. А ведь о князе Андрее лучше было ска­зать — деятельный, энергичный; о речи Дикого — что она пестрит, изобилует грубыми словами. И не следует нанизывать синонимы, это приводит к многословию: «Трудности не пугают и не страшат Давыдова»…
В заключение нашей беседы о синонимах напомним слова К. И. Чуковского, призывавшего шире исполь­зовать синонимию русского языка: «…Почему всегда пишут о человеке — худой, а не сухопарый, не худо­щавый, не тщедушный, не тощий? Почему не стужа, а холод? Не лачуга, не хибарка, а хижина? Не каверза, не подвох, а интрига? Многие… думают, что девушки бы­вают только красивые. Между тем они бывают мило­видные, хорошенькие, пригожие, недурные собой, — и мало ли какие еще». Этот призыв нашего замечательного сказочника, наверное, обращен и к вам, дорогие чита­тели.

Print Friendly

Это интересно: